Разное

Селфи что это означает: Что такое селфи? Значение слова селфи

24.08.2021

Содержание

Психолог о том, что стоит за страстью к селфи, лайкам и репостам

Ни для кого не секрет, что социальные сети стали не только средством коммуникации, но и своего рода ярмаркой тщеславия. Нормально ли с психологической точки зрения то, что люди делятся с окружающими фотографиями о том, где бывают, где путешествуют, что едят и покупают?— Границы «нормальности» достаточно размыты. У всех людей есть свои потребности, которые они удовлетворяют, как могут. Кто-то поднимает свою самооценку через идеальную самопрезентацию в соцсетях, где каждое слово и каждая фотография жестко отмодерированы. Кто-то удовлетворяет такую потребность путем расширения френдзоны. Нормально ли это? Это уже решать каждому индивидуально. Обо всем этом читайте в материале Sputnik Молдова.

— Является ли нормой частое фотографирование самого себя? Это следование модным тенденциям или психическая болезнь?

— Селфи можно приравнивать к нарциссизму, что, как известно, малоприятный факт и свидетельствует о расстройстве личности. «Самострелы» уже давно перестали быть просто модной тенденцией сезона, это глобальное социально-культурное явление, которое захлестнуло весь мир.

— Размещение множество селфи в соцсетях – это яркий симптом каких-то комплексов: заниженной или завышенной самооценки, или острой нехватки живого общения?

— Все это может быть в одном флаконе, как говорится, а может быть и по отдельности. Когда человек бесконтрольно размещает множество селфи в соцсетях, можно говорить о новом (хотя, уже «старом») виде невротического расстройства. Когда человек помимо своей воли совершает какие-то действия и не может остановиться. Тут уже работают механизмы любой зависимости: у человека есть недостаток каких-то эмоций, и он их пытается восполнить.

— В каком случае можно говорить о патологической зависимости от селфи?

— Есть ли четкая граница между безобидным увлечением и патологией?— Ко мне обращались молодые люди, которым было проще показать селфи и зачитать диалог из чата, чем своими словами рассказать о том, что их волнует.

Это уже вселяет тревогу, как и то, когда люди бесконтрольно фотографируют себя в течение всего дня: я просыпаюсь, я умываюсь, я завтракаю, еду на работу  Четкой границы не существует. Но, опять же, важно понимать, что в любом явлении есть две стороны – положительная и отрицательная.

В целом, селфи, как и соцсети – это способ общения, самовыражения, где-то даже самопознание. Чаще всего – это замещение актуальных потребностей, о которых я говорила выше. Все зависит от того, что человек вкладывает в свою публикацию. Если ее сопровождают какие-то размышления, наблюдения, выводы, то что в этом опасного? Но если это десятки бесконечных, всем приевшихся, надутых губок и туалетных самострелов в день без единого вменяемого слова, то… Да, можно говорить о том, что личность проходит через определенные психологические трудности. 

— Оценивание фотографий – лайки — способствуют повышению самооценки?

— Если эти лайки действительно «долгожданные», и если благодаря им повышается самооценка, то это в любом случае временное явление. Эффект пройдет быстро, после чего наступит внутренний дискомфорт, потребность в новой порции одобрения.

— Зависимость от «селфи» тесно связана с другой зависимостью –  просматривания чужих лент и фотографий, фактически подглядывания за чужой жизнью. Кто чаще всего этим страдает?

— Люди, которые этим «страдают», вовсе не считают себя страдающими. Они погружены в мир фантазий и нереализованных желаний, в которых им хорошо. Правда, тоже временно. Они могут прожить сотни судеб и жизней, листая ленту. Это как читать книги. Только разница в том, что книги расширяют горизонты и границы сознания, а фотопрофайлы наоборот – сужают. Так как во втором случае идет невыгодное сравнение с собственной жизнью.

Понимание, что никогда тебе не подняться на Казбек, никогда не сделать селфи в обнимку с Томом Крузом… Твоя жизнь – это серые будни. Все это не осознается чаще всего, но если понаблюдать за своим настроением, то после очередного такого просмотра можно заметить его спад. Как будто «ни с того, ни с сего».

По результатам различных опросов, до 56% пользователей социальных сетей регулярно испытывают зависть, просматривая фотографии своих друзей и знакомых.  Вместе с тем, публикация фотографий в соцсетях вызывает лишь раздражение подписчиков. Просматривание чужих фотографий способно серьезно подпортить жизнь и всерьез и надолго снизить настроение.

По сути, происходит следующее: человек начинает сравнивать свою жизнь с жизнью людей с фото. И его значительно проигрывает! Ведь никто не выкладывает отчеты с компрессами и градусниками; когда плохое настроение и сидишь весь вечер, жалеешь себя; когда ты по колени и локти в пыли, потому что генеральная уборка, и ты на четвереньках с тряпкой в зубах… 

Но сознание молчит и не подсказывает, что такие кадры есть в жизни каждого, просто никто их не выкладывает на всеобщее обозрение. Важно осознавать эти моменты, и все же воодушевляться, мотивировать себя с помощью людей, достигших больших результатов. Но не впадать в депрессию и негативное сравнение.

— Как сказывается на крепости родственных отношений увлечение социальными сетями, на отношения супругов?  

— Если рассматривать время, как конечный ресурс, то стоит задумываться над тем, куда его тратить. И если тот час, который человек тратит на бесполезный скроллинг ленты, можно потратить на совместный отдых, дело, беседу, то это как скажется на отношениях?

То время, которое мы могли бы потратить на построение отношений (потому что не бывает хороших отношений, как данности, без работы над ними), мы тратим на построение виртуальных иллюзорных связей. А отношения от этого только разрушаются. Ряд специалистов считают, что социальные сети оказывают негативное влияние на память и умственное развитие подрастающего поколения. Как я говорила ранее, соцсети чаще всего и правда сужают кругозор человека

Чтобы соцсети выполняли полезную функцию (ведение бизнес страничек, слежение за профессиональными сообществами с целью саморазвития, обучение), необходимо уже иметь некий фундамент, базу психологически сложившейся личности.

Со своими ценностями, взглядами и мнениями.

Поскольку у подростков этого пока нет, у них нет и фильтров на входящую информацию. Поэтому они впитывают практически все без разбора. Как хорошее, так и плохое. Ну, а у нас в социуме больше чего? Полезного или вредного для человека? 

пора ли лечиться – Москва 24, 24.06.2018

В последние годы количество селфи-фотографий в соцсетях побили все возможные рекорды. А как часто вам удается удержаться от соблазна и не сфотографировать себя на фоне нового интерьера или просто запечатлеть свое настроение и выложить в сеть? Корреспондент портала Москва 24 разобрался, почему специалисты уже давно считают любовь фотографировать самого себя одной из серьезнейших зависимостей, и что так манит людей делать селфи.

Фото: depositphotos/kanareva

История вопроса: Selfie — от англ. «сам»,»себя». Фотографирование себя на камеру или телефон, зачастую с последующим выкладыванием в сеть. Получило особую популярность в России в последние 5-7 лет.

Так ли плохо делать селфи

Как таковое фотографирование себя не является чем-то плохим или вызывающим. Этот прием может использоваться в разных целях: например, для привлечения внимания к своему аккаунту в соцсетях и раскрутки личного бренда. Живое фото человека гораздо сильнее притягивает интернет-пользователя, чем очередной пейзаж или красивая деталь интерьера. Но когда невинное хобби перерастает в перманентное желание себя фотографировать, пора серьезно задуматься о психическом здоровье.

Как определить, есть ли у вас зависимость от селфи

Специалисты выделяют 3 основных фактора, по которым можно понять, что вы зависимы от селфи:

  • фотографируете себя не менее трех раз в день;
  • с завидным постоянством размещаете эти фото в соцсетях;
  • внимательно следите за количеством лайков и восторженных комментариев.
Итак, если вы заметили за собой все 3 пункта, пора задуматься. Возможно, планета пополнилась еще одним селфиманом. Но насколько крепко вы увязли в пучине самолюбования? Стадии вовлеченности прогрессируют от начальной, переходят к острой и, наконец, становятся хронической зависимостью.

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

На первом этапе человек начинает делать селфи чуть чаще, чем обычно, и обязательно сохраняет их в памяти телефона. Здесь все не так страшно, и если применить силу воли, то дальше эпизодических фото процесс не зайдет. Второй этап – это уже расстройство психики. Человеку необходимо выкладывать свои снимки напоказ, важна восторженная оценка окружающих. Нахождение в соцсетях становится весомой частью его жизни, и, если определенная фотография получила недостаточное количество лайков и положительных комментариев, человек сильно расстраивается. На финальной стадии селфиман уже не контролирует количество «себяшек», и отсутствие возможности сделать фото может ввести его в глубокую депрессию. Человек полностью переносит свою жизнь в сеть и идентифицирует себя как онлайн-герой идеально построенного мира, а реальная жизнь отходит на второй план.

Все мы зависимы от чего-то: кто-то круглые сутки смотрит футбол, кто-то постоянно ест бургеры или ходит с наушниками в ушах.
Жизнь меняется, появляются новые приколы и ничего страшного в селфи нет. Думаю, это позже пройдет и будет что-то новое. У меня есть Инстаграм и Фейсбук, это интересно. Когда ты делаешь фотографию, это тоже некоторое самовыражение. Неважно, сочинил ты стихотворение, придумал шутку или сделал удачное смешное фото. Сам я не очень люблю селфи, но ничего в этом плохого не вижу. У меня зависимости нет, это просто здорово – поделиться интересной новостью и сделать фото в рамках какого-то события

Сергей Белоголовцев

актер, шоумен

Почему человек уходит в новую реальность

Часто ежедневные селфи делают люди с низкой самооценкой. Будучи неудовлетворенными какими-то чертами своей внешности, они перекрывают это фотографиями с правильным ракурсом, подчеркивая выгодные элементы фигуры. Среди поклонников «себяшек» также много нарциссов и перфекционистов. Обе категории стараются выставить себя напоказ наилучшим образом и получить одобрение интернет-друзей. Но «друзья» в современном мире это по большей части одинокие люди, пытающиеся найти общение в сети из-за отсутствия реальной жизни.

Фото: depositphotos/Nomadsoul1

Иногда корни проблемы селфиманов стоит искать в их детстве. Если ребенок был лишен любви, заботы и одобрения, не слышал от своих родителей слов похвалы и хороших отзывов о своей внешности и поступках, то он подсознательно будет искать это во взрослой жизни. Один из выходов он находит в выкладывании своих фотографий, собирании лайков и одобрительной оценки пусть даже незнакомых людей.

В чем опасность

Помимо психологической зависимости, регулярные селфи могут создать реальную угрозу для жизни. В погоне за классным кадром многие забывают об элементарной безопасности, не видят предупреждающих знаков. Фотографируются за рулем или высунувшись из окна машины, не говоря уже о рискованных фото на вершине горы или высокого здания. В России в последнее время фиксируется рост числа увечий, полученных в процессе фотографирования себя. Есть даже смертельные исходы.

Как нам пояснили в Московском научно-практическом центре наркологии, селфи-зависимость схожа с любой другой наркологической зависимостью. Если алкоголик начинает потихоньку пить, сначала по выходным, потом каждый вечер, тратит все больше денег и не замечает этого, то селфизависимый начинает покупать дорогостоящее оборудование, телефон с хорошей камерой, ходить в необычные места, чтобы сделать эффектный снимок. Велик шанс, что он решит добраться и до экстремально опасных мест.

«Чтобы человеку понять, есть ли у него зависимость и нужна ли ему помощь, необходимо прийти на первичную консультацию к психологу. У нас открыта бесплатная горячая линия, по которой можно обратиться с подобной просьбой», – отметили в МНПЦ наркологии.

Обращаться или нет за помощью к специалистам – каждый решает сам. Но провести маленький эксперимент можно прямо сейчас. Откройте фотогалерею на своем телефоне, и, возможно, вы сильно удивитесь, обнаружив, что среди всех фотографий большую часть занимает ваше родное, улыбающееся в камеру лицо.

Наталья Лоскутникова

Что могут рассказать о нас фотографии, которые мы выкладываем в соцсети

Что могут рассказать о нас наши фотографии в сети? О каких скрытых комплексах или потаенных желаниях, порой даже нами самими не осознаваемых, они могут поведать миру?

AdMe. ru анализирует самые распространенные виды снимков в соцсетях.

1. Разнообразные селфи (селфи в зеркале, лифтолуки, фитоняшки и пр.)

Под обилием селфи в профиле скрывается гипертрофированная потребность в признании и одобрении окружающих, зацикленность в первую очередь на самом себе, самовлюбленность и изрядная склонность к самолюбованию.

2. Сексуальные селфи

Губы «уточкой», притягательно подчеркнутые очертания тела… Ваш посыл миру: «Я раскрепощенная, готовая на эксперименты девушка». Подумайте, а вам это надо — так откровенно транслировать миру то, что вы «на маркете», а ваше тело является наживкой и способом продать себя подороже.

И вы действительно думаете, что мужчины, настроенные на серьезные отношения, клюнут на такую наживку?

3. Фото пары

Это демонстрация своего союза и того, что вы его воспринимаете как крепкий и долгосрочный. Способ сказать миру: «Я не одинок, я любим, нужен и ценен».

Если таких фотографий в профиле много — это повод задать себе вопрос: а зачем мне это надо? что и кому я хочу сказать этими кадрами? Возможно, за этим стоит потребность что-то доказать своему бывшему возлюбленному(ной) или выиграть соревнование у менее удачливых подруг.

4. Фото в компании

Если в вашем профиле большая часть фото — это фото тусовок, фото, где вы весело проводите время в компании, то это может свидетельствовать о внутренней пустоте и одиночестве. А еще о том, что принадлежность к какой-то общности людей льстит вашему самолюбию. Вы транслируете миру: «Меня выбрали в эту команду, я являюсь ее частью. И мне это лестно».

5. Дети

Тут возможны 2 варианта. Если мы делимся своим детским фото, ставим его на аватарку, то это свидетельствует об усталости от взрослой жизни, ответственности, кредитов и ипотеки. За этим стоит подсознательное желание вернуться в детство, потребность, чтобы о нас позаботились. «Возьмите меня на ручки, погладьте по голове», — сообщает миру такое фото.

Второй вариант — мы делимся фото своих детей или своими фото с ребенком. Этим мы говорим: «Я мама, это большое достижение в моей жизни».

6. Животные и фото с животными

Если это аккаунт фотографа, то фото диких животных в естественной среде своего обитания — это свидетельство профессионализма. А вот если обычный парень или мужчина ставит на аватарку фото дикого волка, грациозного гепарда — это попытка выдать желаемое за действительное. Владелец странички хочет казаться смелым и сильным.

У девушек же, как правило, преобладают, фото всяких мимимишных животных. Например, очаровательные котята (кролики, щенки) или девушки с котятами. Такие фотографии свидетельствуют о сентиментальности и инфантильности хозяйки аккаунта.

7. Природа

Речь снова не об аккаунтах профессиональных фотографов. Если в вашем профиле много фото пейзажей, то это может свидетельствовать об удовлетворенности жизнью. Жизнь удалась, можно и природой полюбоваться. Но может говорить и об усталости от бешеного повседневного ритма, потребности в уединении и созерцании красот природы.

8. Гламурные образы

За обилием таких фото в профиле стоит потребность в нарциссической поддержке, в эмоциональных «поглаживаниях» в виде лайков и лестных комментариев. А это повод задуматься о своей самооценке и альтернативных способах ее укрепления, не приводящих к зависимости от лайков и виртуального мира.

9. Фото из путешествий

Для кого-то фото из поездок свидетельствует о желании подчеркнуть свой статус (или стремление к нему), возможности. «Посмотрите, как и где я могу позволить себе отдыхать», — транслируют фото.

А для других — вещественное доказательство реальности состоявшегося путешествия, тех чувств и эмоций, которые были пережиты. Подтверждение факта, что ты достиг той точки, где побывали миллионы других, но ты здесь впервые, и это твое личное достижение (например, фото на фоне Эйфелевой башни, или Мачу-Пикчу в Перу).

10. Фото на фоне яхт, дорогих машин, предметов роскоши

Это способ рассказать миру о своей успешности (часто мнимой или желаемой), подчеркнуть определенный социальный статус. Продекларировать: жизнь удалась!

11. Фото еды

Речь не о профессиональных фуд-блогерах. Фото изысканной еды из дорогого ресторана — попытка самоутверждения, социального самопродвижения. А если это фото в профиле мамы в декрете или домохозяйки, то это стремление доказать (в первую очередь самой себе), что дела обстоят не хуже, чем у других. Что и на кухне может быть не менее интересно, чем на переговорах, в офисах, на конференциях, фестивалях и пр.

12. Экстремальные фото

Прыжки с парашютом, покорение горных вершин или волн на серфе — это про трансляцию миру истинно мужских качеств: смелости, силы, надежности, выносливости.

А вот за экстремальными селфи (селфи на крыше небоскреба, поезда, с хищником) стоит потребность в признании, потребность быть замеченным, почувствовать себя живым. Молодежь может в буквальном смысле подсаживаться как на иглу на эмоциональный коктейль страха и удовольствия, который они испытывают, делая экстремальные селфи. Близким людям стоит обратить внимание на такое увлечение и, возможно, проконсультироваться с психологом.

13. Свои забавные фото

Судя по всему, хозяин (или хозяйка) странички уверен в себе и обладает самоиронией. Потому что выложить «перекошенные» фото себя, особенно если речь идет о девушке, — это требует смелости. А возможно, он (или она) просто «засмеивает» свои проблемы?

14. Фото в рабочем кабинете

Если в профиле часто встречаются фотографии в рабочем кабинете, в официальной обстановке, то для человека явно важна его профессиональная жизнь, реализация в социуме, он полон амбициозных и честолюбивых планов. Для хозяина такой страничка важно как можно большему числу людей показать, что он профессионал высокого уровня, занимающий статусную должность.

15.

Предметы, раскладки, часть целого

Такие фото выдают человека, который хочет казаться нестандартным. А еще говорят о творческой натуре и эстетическом чутье.

16. Реальные фото без фильтров и фотошопа

Такие фото говорят о том, что человек воспринимает себя таким, какой он есть. К этой же категории относится ситуация, когда человек по несколько лет не меняет аватарку, — это говорит о стабильности взглядов, моральной зрелости, об отсутствии необходимости рисоваться перед кем-либо в соцсетях, получать эмоциональные «поглаживания» в виде лайков и комплиментов.

Такие люди используют соцсети для общения с друзьями или для работы, а не как повод показать себя во всей красе. Они предпочитают не фотографировать моменты и делиться ими, а проживать их во всей полноте.

Малайзиец нашел в утерянном телефоне селфи и видео похитителя. Им оказалась обезьяна

Автор фото, Zackrydz Rodzi

Подпись к фото,

Скриншот видео, которое малазиец обнаружил на своем телефоне

Малайзийский студент обнаружил на своем утерянном в джунглях телефоне селфи и видео обезьяны. Закридз Родзи выложил полученный контент в «Твиттер», и он сразу стал вирусным в соцсетях. Особой популярностью пользуется видео, на котором животное предположительно пытается съесть гаджет.

Родзи рассказал, что его телефон исчез, когда он спал дома. Каким образом пропал аппарат, до конца непонятно.

Также не представляется возможным проверить, при каких обстоятельствах фото и видео оказались в памяти его устройства.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Закридз сказал, что обнаружил это и другие видео в своем телефоне

20-летний малайзиец рассказал в интервью Би-би-си, что в воскресенье он проснулся примерно в 11 утра и не смог найти свой телефон.

«Каких-либо следов взлома или кражи не было. Я тогда решил, что случилась какая-то чертовщина», — сказал Родзи, изучающий информатику в Бату-Пахат.

Через несколько часов после этого на телефон было снято видео, на котором обезьяна пытается съесть гаджет. На временной метке видео, предоставленном Би-би-си, можно увидеть, что оно было создано в 14:01 того же дня.

На видео животное смотрит на камеру устройства на фоне ярко зеленой листвы, а также там слышно пение диких птиц.

Также в телефоне остались другие фото обезьяны и виды джунглей.

Автор фото, Zackrydz Rodzi

Подпись к фото,

Родзи утверждает, что нашел это селфи обезьяны в своем телефоне

По словам Родзи, он понятия не имел, куда делся его телефон, пока днем в воскресенье его отец не заметил обезьяну перед домом.

Он решил набрать свой номер и услышал звонок, доносившийся из джунглей, которые начинались сразу за садом дома. Он пошел на звук и обнаружил свой покрытый грязью гаджет на листьях под пальмой.

Автор фото, Zackrydz Rodzi

Подпись к фото,

Студент сказал, что нашел в телефоне селфи обезьяны

Дядя юноши в шутку посоветовал ему проверить фотографии на случай, если жулик себя сфотографировал. Родзи почистил телефон и открыл галерею снимков. К своему изумлению он обнраужил там множество фото с обезьяной.

По словам сутдента, в отличие от многих других мест обитания обезьян, в их местности эти животные раньше ничего не выносили из домов. Родзи подозревает, что обезьяна забралась в дом через открытое окно спальни его брата.

«Такое, вероятно, происходит раз в столетие», — написал он в своем «Твиттере». Его публикация получила несколько тысяч лайков, а некоторые СМИ написали об этом случае.

Автор фото, Wildlife Personalities/David J Slater

Подпись к фото,

Это фото макаки Наруто стало предметом разбирательств в суде

Это уже не первый случай, когда случай с обезьяньим селфи попал в новостные заголовки. В 2011 году в джунглях Индонезии макака по имени Наруто завладела фотокамерой британского фотографа Дэвида Слейтера и сделала несколько автопортретов.

Организация PETA (People For The Ethical Treatment of Animals — «Люди за этичное обращение с животными») подала иск в американский суд, требуя признать обезьяну автором фото, имеющим право на вознаграждение за его использование, поскольку именно она нажала на кнопку фотоаппарата.

Суд в Сан-Франциско в начале 2016 года постановил, что закон не предусматривает, чтобы владельцем авторских прав могло быть животное, в частности обезьяна. Выиграл Слейтер и в апелляционном суде. При этом он пообещал пожертвовать 25% от будущих гонораров благотворительным организациям, защищающим среду обитания макак

Как не позволить ИИ использовать ваши селфи для обучения

Компания Clearview предоставила правоохранительным органам США инструмент распознавания лиц, обученный на общедоступных фотографиях миллионов людей. Но, вероятно, это было только начало. Любой, у кого есть базовые навыки программирования, может разработать ПО для распознавания лиц. Это означает, что сейчас существует больше возможностей для злоупотребления технологиями, чем когда-либо.

Ряд исследователей выступают против и разрабатывают инструменты, которые смогут помешать обучению ИИ на личных данных пользователей. Две последних разработки были представлены на ICLR, ведущей конференции по искусственному интеллекту.

«Мне не нравится, что мои данные используют другие люди», — замечает Эмили Венгер из Чикагского университета, которая вместе со своими коллегами разработала Fawkes. Это один из первых инструментов такого рода.

Часто пользователи намеренно искажают данные или удаляют их, чтобы затруднить работу моделям машинного обучения. Но чтобы оказать ощутимое влияние, потребуется участие сотен тысяч людей. Однако новые инструменты могут самостоятельно вносить искажения в фотографии.

«Этот инструмент может использоваться человеком в качестве ключа для блокировки данных», — говорит Сара Эрфани из Мельбурнского университета в Австралии.

«Это новая технология для защиты цифровых прав людей в эпоху искусственного интеллекта», — добавляет Эрфани.

Большинство инструментов, включая Fawkes, используют один и тот же базовый подход. Они вносят мелкие изменения в изображение, которые трудно заметить человеческим глазом. Благодаря этому ИИ неверно идентифицирует объекты на фотографии. Этот метод очень близок к разновидности состязательной атаки, когда небольшие изменения входных данных влияют на работу моделей глубокого обучения.

Инструмент Fawkes делает именно это. Загрузите в программу селфи, и она добавит пиксельные искажения, которые не позволят современным системам распознавания лиц идентифицировать, кто находится на фотографиях. При этом изменения останутся незаметными для человеческого глаза.

Венгер и ее коллеги протестировали свою разработку на нескольких широко используемых коммерческих системах распознавания лиц, включая Amazon AWS Rekognition, Microsoft Azure и Face ++, разработанную китайской компанией Megvii Technology. Небольшой эксперимент с 50 изображениями доказал 100% эффективность Fawkes. Системы распознавания не смогли определить, что находится на измененных фотографиях, при том, что первоначальные изображения были идентифицированы верно.

Fawkes насчитывает уже около 500 тысяч загрузок. Один пользователь также создал онлайн-версию инструмента, что сделало его еще более доступным. По словам Венгера, мобильного приложения еще нет, но ничто не мешает его разработать, так как код программы открыт.

Фото: Unsplash

Fawkes не позволяет новым системам распознавать лица на фотографиях, но он не влияет на те ИИ, которые уже были обучены на незащищенных изображениях. Однако технология все время улучшается. Венгер считает, что новый инструмент LowKey, разработанный Валерией Черепановой и ее коллегами из Университета Мэриленда, может решить эту проблему.

LowKey расширяет возможности Fawkes. Работа программы построена на более эффективном виде состязательной атаки, которая также обманывает предварительно обученные коммерческие модели. Как и Fawkes, LowKey также доступен в интернете.

Вместе с Дэниелом Ма из Университета Дикина и исследователями из Университета Мельбурна и Пекинского университета, Эрфани разработала способ превращать изображения в «искаженные примеры», которые фактически заставляют ИИ полностью игнорировать селфи. 

«Fawkes заставляет системы распознавания лиц ошибаться, анализируя ваши фото, а этот инструмент не позволяет ИИ ничего узнавать о вас», — говорит Венгер.

В отличие от Fawkes и его последователей, «искаженные примеры» не основаны на состязательных атаках. Вместо того, чтобы вносить искажения в изображение, которые заставляют ИИ совершать ошибку, инструмент Дэниела Ма добавляет крошечные изменения, которые заставляют ИИ игнорировать его во время обучения. То есть модель впоследствии даст оценку фотографии совершенно случайным образом. 

«Искаженные примеры» могут оказаться более эффективными, чем состязательные атаки, поскольку ИИ нельзя натренировать обходить их. Чем больше искаженных примеров видит алгоритм, тем лучше он их распознает. Но поскольку инструмент Эрфани в первую очередь препятствуют обучению, ИИ не сможет распознать изображения.

Изображения из интернета (верхний ряд) и «искаженные примеры» (нижний ряд)

Фото: Сара Эрфани, Дэниел Ма и коллеги 

Команда Венгер недавно заметила, что некоторые изображения больше не могут обходить систему распознавания лиц Microsoft Azure. «Она внезапно стала устойчива к искаженным фотографиям, — говорит исследователь. — Мы не знаем, что случилось».

Возможно, Microsoft изменила алгоритм или ИИ. Либо же система, обученная на основе измененных фотографий, научилась их обходить. Недавно разработчики Fawkes выпустили обновление для своего инструмента, которое снова не позволяет Azure распознавать фотографии. «Это похоже на игру в кошки-мышки, — добавляет Венгер. — Такие компании, как Clearview, извлекают выгоду из того, что они считают свободно доступными данными, и используют их для любых целей».

Урегулирование данного вопроса может помочь в долгосрочной перспективе, но это не помешает организациям использовать различные лазейки. «Всегда будет разрыв между тем, что приемлемо с юридической точки зрения, и тем, чего на самом деле хотят люди, — рассуждает она. — Инструменты вроде Fawkes восполняют этот пробел».

Источник.

Фото на обложке: kwanchaidp / Depositphotos

Психолого-педагогический подход к пониманию селфи-мании отечественных и зарубежных учёных Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

3. Внеурочная деятельность: теория и практика 1 — 11 классы. Составитель А.В. Енин. Москва: ВАКО, 2016.

4. Камакин О.Н. Организация досуга учащихся. 5 — 11 классы: игры, эстафеты, туристические старты и слёты. Волгоград: Учитель, 2013.

5. Кривых С.В. О педагогических технологиях в учебно-воспитательном процессе. Актуальные вопросы управления развивающей и развивающейся школой. Из опыта работы многопрофильной гимназии № 17. Ответственный редактор Т.В. Покачалова, С.В. Кривых. Новокузнецк: Издательство ИПК, 1999: 38 — 43.

References

1. Federal’nyjgosudarstvennyj obrazovatel’nyjstandartsrednego (polnogo) obschego obrazovaniya. Utverzhden Ministerstvom obrazovaniya i nauki RF. Moskva. 17.05.2012.

2. Metodicheskie rekomendacii po priznaniyu rezul’tatov intellektual’noj deyatel’nosti edinoj tehnologiej. Utverzhdeny Ministrom obrazovaniya i nauki RF 01.04.2010.

3. Vneurochnaya deyatel’nost’: teoriya ipraktika 1 — 11 klassy. Sostavitel’ A.V. Enin. Moskva: VAKO, 2016.

4. Kamakin O.N. Organizaciya dosuga uchaschihsya. 5 — 11 klassy: igry, ‘estafety, turisticheskie starty islety. Volgograd: Uchitel’, 2013.

5. Krivyh S.V. O pedagogicheskih tehnologiyah v uchebno-vospitatel’nom processe. Aktual’nye voprosy upravleniya razvivayuschej i razvivayuschejsya shkoloj. Iz opyta rabotymnogoprofil’nojgimnazii№ 17. Otvetstvennyj redaktor T.V. Pokachalova, S.V. Krivyh. Novokuzneck: Izdatel’stvo IPK, 1999: 38 — 43.

Статья поступила в редакцию 28.09.16

УДК 37.013.42

Dubrovina L.A., Cand. of Sciences (Psychology), senior lecturer, Vladimir State University n.a. N.G. and A.G. Stoletovs (Vladimir

City, Russia), E-mail: [email protected]

Kolesnikova L.I., Cand. of Sciences (Pedagogy), senior lecturer, Vladimir State University n.a. N.G. and A.G. Stoletovs (Vladimir

City, Russia), E-mail: [email protected]

PSYCHO-PEDAGOGICAL APPROACH TO CONPREHENSION OF SELFIE ADDICTION BY HOME AND FOREIGN SCIENTISTS. The article deals with a problem of today’s widespread comprehension nature of social phenomenon such as selfie addiction, the reasons and psychological mechanism of its cases and development. Because of the excessive interest in selfie, one admits such behavior of individuals to be attributed to the social addictions. The comparison of approaches in the study of social addictions in Russian and foreign psychology enables to reveal the influence of culture and mentality on a person’s behavior and in future to develop an effective system of addictive behavior prevention by educators and psychologists mutually.

In the article the authors propose to pay attention to a personal-social approach in understanding selfie addiction, that is to the personal features tending to excessive selfie taking in different situations and to the social environment, which promote this phenomenon. The attribution of selfie-mania to the one type of the addictive behavior allows proceeding from the study of the specific social deviant behavior to the systematic comprehension of the substitutional one. The authors come to the conclusion that most social behavioral problems, a variety of which with the development of advanced digital and computer technologies increases in a geometrical progression, have some psychological reasons. This means that there is a need to develop a common approach to understand them and to work out psychological and educational prevention of the addictive behavior connecting with the selfie and social media.

Key words: selfie, selfie addiction, addictive behavior, addictive mechanism, media.

Л.А. Дубровина, канд. психол. наук, доц. Владимирского государственного университета им. Н.Г. и А.Г. Столетовых,

г. Владимир, E-mail: [email protected]

Л.И. Колесникова, канд. пед. наук, доц. Владимирского государственного университета им. Н.Г. и А.Г. Столетовых,

г. Владимир, E-mail: [email protected]

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ПОНИМАНИЮ СЕЛФИ-МАНИИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ЗАРУБЕЖНЫХ УЧЁНЫХ

В статье раскрывается проблема понимания сущности широко распространённого на сегодняшний день социального явления как селфи-мания, причины и психологические механизмы его появления и развития. Чрезмерное увлечения селфи позволяет отнести такое поведение индивидов к разряду социальных аддикций. Сравнение подходов к изучению социальных аддикций в отечественной и зарубежной психологии даёт возможность выявить влияние культуры, ментальности на поведение человека и в дальнейшем разработать совместно педагогам и психологам эффективную систему профилактики аддиктивного поведения.

В статье авторы предлагают обратить внимание на личностно-социальный подход к пониманию селфи-аддикции, как на личностные особенности людей, склонных к чрезмерному фотографированию себя в различных ситуациях, так и на социальные условия, которые способствуют возникновению подобного явления. Отнесение селфи-мании к одному из видов аддиктивного поведения позволяет перейти от изучения конкретного вида социального отклонения к системному пониманию замещающего поведения.

Авторы приходят к выводу, что многие социальные отклонения в поведении, разнообразие которых, с развитием современных цифровых и компьютерных технологий, увеличивается в геометрической прогрессии, имеют одни психологические корни. Это означает, что назрела необходимость выработки единого подхода к их пониманию и разработки психолого-педагогической профилактики данного аддиктивного поведения, связанного с селфи и социальными цифровыми средствами коммуникации.

Ключевые слова: селфи, селфи-мания, аддиктивное поведение, аддиктивный механизм, социальные медиа.

Подростки сегодня вырастают в век Интернета, цифровых технологий, не представляя мир без сотовых телефонов, персональных компьютеров и социальных медиа (от англ. media- социальные средства коммуникации, использующие цифровые и сетевые технологии) [1]. Смартфоны внедрились в жизнь человека так стремительно и прочно, что уже никто не мыслит жизни без них. С изобретением и доступности смартфонов, технология селфи (от англ. «self» «сам себя» — разновидность автопортрета,

заключающаяся в запечатлении самого себя на фотокамеру) [2], приобрела огромную популярность и превратилась в ежедневную активность для многих молодых людей по всему миру.

Фотографирование самого себя и выкладывание снимков на всеобщее одобрение в социальные сети стало модным сравнительно недавно, Оксфордский английский словарь описывает «селфи» как слово 2013 года, но набрало за столь короткие срок такие обороты, что ученые забили тревогу [3].

Люди всегда любили фотографировать себя и других в течение многих десятилетий, но появление цифровых фотокамер привело к экстремальным последствиям. Это связано с выставлением селфи в социальные сети: Facebook, Instagram, Twitter и др. Далее, эти селфи подвергаются комментариям со стороны друзей и посторонних лиц. Это ведет к цепочке реакций, ведущих к сложному аддиктивному расстройству, которое называется селфи-зависимость. Постоянное фотографирование себя и выкладывание на просторы социальных сетей одинаковых снимков для большинства представителей молодого поколения становится нормой поведения. Практически одинаковые снимки, количество которых в памяти гаджетов увеличивается с каждым днем, не представляют собой никакой эстетической ценности и опасности. Беспокойство вызывают случаи, когда подросток рискует жизнью ради эффектного селфи или пытается покончить жизнь самоубийством, так как не может зафиксировать тот самый имидж, который бы ему понравился или получил наибольшее количество лайков (от англ. like- нравиться, одобрять) [1] на сайтах в социальных медиа. Примером может служить экстремальный случай, происшедшей с британским подростком Денни Боумен, девятнадцати лет, который пытался покончить с собой, потому что был не удовлетворён своей внешностью на селфи, которые он делал. Этот подросток — британец стал первым селфи аддиктом. Селфи-мания захлестнула социальные медиа, стала повальным увлечением среди мировых звезд, политиков и даже Папы Римского Франциска, которые публикуют свои короткие фотоотчеты в социальной сети. Денни Боумен один из миллионов подростков, попавшихся на крючок этого нового тренда [4].

Люди не осознают, когда они публикуют свои фото в Facebook или Twitter, как этот процесс быстро выходит из-под контроля. Получить как можно больше одобрений — становится навязчивой идеей. Это подобно потреблению наркотика или азартной игре.

Подростки — самая уязвимая популяция. В пубертатный период подростки проводят тщательную оценку самих себя, сравнивая свои внешние данные, физическое развитие, интеллектуальные способности и социальные умения с аналогичными качествами своих сверстников и идеальных героев. Использование социальных медиа для подростка — это способ контактировать со сверстниками, выражать себя. Но чрезмерное Интернет пользование и публикации селфи в сети могут иметь негативные последствия [5].

Американская Психиатрическая Ассоциация (АПА) официально классифицировала «селфи» как психическое расстройство. Психиатры выделили три стадии расстройства:

— пограничная: проявляется в постоянной (не менее трёх раз за день) съемке автопортретов без их опубликования в сети;

— острая: создание, по меньшей мере, трёх «селфи» в день и публикация этих снимков в социальных сетях;

— хроническая: неконтролируемое желание снимать фото самого себя, публикация в социальных сетях шести и более снимков ежедневно.

Представители АПА заявляют, что лекарства от этого расстройства пока нет. Но предлагают в качестве временного лечения курс когнитивно-поведенческой психотерапии [6].

На сегодняшний день не существует научных исследований, доказывающих, что публикация селфи в социальных сетях является психическим расстройством. Мнения специалистов по поводу того, что же такое селфи-мания разделяются. Одни учёные связывают понятие «селфи-мании» с переходным подростковым возрастом и неустойчивой психикой, а также отождествляют с нарциссизмом и эгоизмом. Другие исследователи придерживаются мнения, что постоянное желание фотографировать себя -это всего лишь способ самовыражения, позволяющий утвердиться в своем кругу общения [5].

Американский психолог P.J. Weber пишет: «Самое обычное селфи — то, где ты выглядишь милым, частично потому, что хочешь быстро получить позитивные комментарии о своей внешности, поместив свое фото на сайте. Но демонстрировать постоянно то новую одежду, то пребывание на какой-то вечеринке, это весело, но здесь существует опасность, что твоя самооценка может начать уставать от бесконечных комментариев и «лайков», которые ты получаешь после выкладывания селфи в сети. Все, кто просматривает и комментирует твои селфи, основываются не на том, кто ты, а на том, как ты выглядишь в данный момент» [7].

По мнению учёного, селфи-мания является следствием наличия психологических комплексов, недостатка позитивных эмоций, похвалы и внимания. С помощью селфи индивид старается повысить самооценку в глазах окружающих.

Психотерапевт M.M. Dolcini считает, что к селфи побуждает желание соответствовать модным тенденциям, улучшать себя, видоизменяться на фотографиях. Особенно часто такая мотивация встречается у молодёжи [8].

По мнению американского психолога N.J. Wade, представителя бихевиористского направления, увлечённость селфи не является болезнью или аддикцией. Это сформированный сообществом стереотип поведения [9]. На социальные корни селфи-мании указывает и исследование, проведенное учеными университета Эдинбурга. Было выявлено, что одинаково и количество и содержание фотографий, выкладываемых в Facebook, которое может влиять на уровень поддержки, личной жизни и взаимоотношений с друзьями подростка. Так, принятие сверстниками подростка обеспечивает ему жизненно важное подтверждение в развитии его характера [10].

Российский медицинский психолог Олег Долгицкий считает, что селфи-мания — это форма компенсации социальных потребностей. Количество лайков — это ценностный эквивалент любви и уважения, которые люди могут давать через фото. По мнению специалиста, определить зависимость от создания автопортретов или выявить этапы развития селфи-мании пока невозможно. Привлекая внимание к себе, человек компенсирует потребность в уважении [11].

В современной отечественной психологии проблема сел-фи-мании обозначена, но не получила необходимого научного осмысления. Обсуждение, в основном, проходит на общественном уровне. На наш взгляд, при рассмотрении проблемы сел-фи-мании необходимо вспомнить теорию аддиктивного поведения Ц.П. Короленко и Т.А. Донских (1992 г.), которая может быть применена к данной проблеме. Эта теория хотя и была разработана задолго до возникновения проблемы селфи-мании, однако, в ней раскрыты психологические механизмы любых социальных отклонений, возникающих по аддиктивному типу.

Авторы предлагают следующее определение аддиктивного поведения: «Это замещающее поведение, в котором эмоциональные отношения с людьми заменяются суррогатными вещами или активностями, формируется болезненная привязанность к ним. Состояние привязанности к предмету или участие в активности начинает управлять жизнью человека, появляется ад-дикция как стиль жизни. Аддиктивный подход зарождается в глубине психики, характеризуется установлением эмоциональных отношений, связей, но не с людьми, а с неодушевленными предметами или явлениями. Происходит проекция эмоций на предметные суррогаты. Для аддикта типична гедонистическая установка в жизни, немедленно получить удовольствие любой ценой. Мышление подчинено эмоциям («мышление по желанию»), оно оправдывает стремление к эмоциональному возбуждению. Объекты аддиктивной привязанности могут меняться (алкоголь, азартные игры, наркотики и др.), но механизм сохраняется. Это может создать иллюзию исчезновения проблемы» [12, с. 35].

Аддиктивное поведение рассматривается, как стремление человека уйти от повседневности методом трансформации собственного эмоционального состояния. Отношения с окружающим миром строятся по психологическому механизму болезненной привязанности, проекции собственных эмоций на предметы, явления, активности, которые сами по себе не являются ни наркотиками, ни психостимуляторами. Изменение настроения по аддиктивному механизму может быть достигнуто разными способами: алкоголь, азартные игры, компьютерные игры, секс, длительное погружение в какую-либо деятельность. Нередко даже пища становится средством эмоционального возбуждения. Возникает иллюзия внутреннего благополучия. Предметы заменяют живых людей. Люди воспринимаются как объекты для манипуляций, что, в свою очередь, порождает негативное отношение окружающих к аддиктам.

Как отмечают Т. Донских и Ц. Короленко, объекты аддикции могут меняться, а аддиктивный механизм сохраняется. Поэтому, нередко, избавляясь от одной зависимости человек «впадает» в другую (по тому же механизму). Аддикция — это процесс, который имеет начало, развитие и завершение. Российские психологи выделяют следующие этапы развития аддиктивного поведения:

1. Начало отклонения. На этом этапе происходит переживание интенсивного острого изменения психического состояния в виде настроения, риска и фиксации в сознании связи этого настроения с определенным объектом или активностью.

2. Становление аддиктивного ритма. Ритм коррелирует с жизненными затруднениями, фрустрациями. Человек пробует два пути разрешения проблемых ситуаций: естественный и ис-

кусственный (аддиктивный), отдавая предпочтение последнему.

3. Формирование аддиктивного поведения, которое вытесняет прежнее «Я». Происходит постоянная внутренняя борьба с сами собой, внутренний конфликт. К людям проявляется нетерпимость, агрессивность, максимализм независимо от возраста.

4. Полное доминирование аддиктивного поведения. На этом этапе возникает отчуждение от общества, усиливается изоляция.

5. Катастрофа. На этом этапе постоянными становятся такие состояния, как подавленность, апатия, депрессивность, полный эмоциональный разрыв с близкими людьми. Человек не может справиться с большим количеством накопившихся стрессов. Возможны попытки суицида.

Выделяются личностные особенности людей, склонных к аддиктивному поведению:

— сниженная способность переносить трудности повседневной жизни, низкая социальная адаптация;

— склонность к частым перепадам настроения, высокая тревожность;

— наличие комплекса неполноценности, неуверенности в себе;

— зависимость от оценки окружающих (что связано с предыдущей особенностью), неумение самостоятельно принимать решение, проявлять гибкость и креативность в поведении.

Библиографический список

Таким образом, можно сделать вывод, что аддикты имеют проблемы в эмоциональной сфере, понимании и принятии себя, самоактуализации, не умеют строить социальные отношения. Всеми перечисленными особенностями аддиктов обладают и индивиды, страдающие селфи-манией. Современные психологи акцентируют внимание на какой-либо одной выдающейся черте личности с селфи-зависимостью, но эта концепция не охватывает системного подхода к изучению проблемы. Поэтому имеет смысл рассматривать селфи-манию как частный вид аддикции, как селфи-аддикцию.

Основное внимание необходимо уделить психологическому механизму селфи-аддикции, где происходит подмена реальных эмоциональных отношений с людьми виртуальной активностью. Необходимо помочь индивиду жить социально активной, просо-циальной жизнью, быть полезным обществу реально, а не виртуально, самовыражаться, оказывать эмоциональную поддержку другим людям и получать её, развивать в себе социальную устойчивость и нравственную зрелость.

В России одним из подходов к психолого-педагогической профилактике селфи-аддикции может служить сохранение российской ментальности: приобщение подрастающего поколения к культуре, традициям, конструктивному общению. Систематизация научных подходов к изучению и осмыслению социальных отклонений в целом позволяет разработать эффективную систему их педагогической профилактики и психологической коррекции, и по отношению к селфи-мании, в частности.

1. Апресян Ю.Д., Медникова Э.М., Петрова А.В. Новый большой англо-русский словарь: в 3 т. 6-е издание, стереотипное Москва: Русский язык, 2001.

2. ‘selfie’ added to Oxford dictionary. BBC. 28 August 2013.

3. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Селфи

4. Available at: http://www.dailymail.co.uk/news/article-2588364/Selfies-killed-Schoolboy-took-200-photoes-day-wanted-perfection/ html#xzz3yrDOPHHA/ DailyMail on Facebook

5. Селфимания: болезнь или искусство самовыражения Available at: /expert.ru/2015/08/5/selfimaniya-bolezn-ili-iskusstvo-samovyirazheniya/«Expert Online»

6. Available at: http://ria.ru/world/20140630/1014185209.html

7. Weber P.J. The Huffington Post. US, March 23, 2016.

8. Dolcini M.M. A new window into adolescents’ worlds: The impact of online social interaction on risk behavior. Journal of Adolescent Health. 54 (5): 497 — 498. Available at: doi:10.1016/ j.jadohealth.2014.02.013

9. Wade N.J. 2014. «The first scientific ‘selfie’?» Perception. 43 (11), 1141 — 1144.

10. O’Keefe, Gwenn Schurgin, and Clarke-Pearson, Kathleen. The Impact of Social Media on Children, Adolescents, and Families. Official Journal of the American Academy of PEDIATRICS. Vol. 127; No. 4. April 1, 2011.

11. Available at: http://www.npnd.ru/news/detail.php?ID=1151

12. Донских Т., Короленко Ц. Семь путей к катастрофе. Новосибирск, 1992.

References

1. Apresyan Yu.D., Mednikova ‘E.M., Petrova A.V. Novyj bol’shoj anglo-russkij slovar’: v 3 t. 6-e izdanie, stereotipnoe Moskva: Russkij yazyk, 2001.

2. ‘selfie’ added to Oxford dictionary. BBC. 28 August 2013.

3. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/ Selfi

4. Available at: http://www.dailymail.co.uk/news/article-2588364/Selfies-killed-Schoolboy-took-200-photoes-day-wanted-perfection/ html#xzz3yrDOPHHA/ DailyMail on Facebook

5. Selffman/ya:bolezn’il/iskusstvosamovyrazheniyaAvailableat:/expert.ru/2015/08/5/selfimaniya-bolezn-ili-iskusstvo-samovyirazheniya/«Expert Online»

6. Available at: http://ria.ru/world/20140630/1014185209.html

7. Weber P.J. The Huffington Post. US, March 23, 2016.

8. Dolcini M.M. A new window into adolescents’ worlds: The impact of online social interaction on risk behavior. Journal of Adolescent Health. 54 (5): 497 — 498. Available at: doi:10.1016/ j.jadohealth.2014.02.013

9. Wade N.J. 2014. «The first scientific ‘selfie’?» Perception. 43 (11), 1141 — 1144.

10. O’Keefe, Gwenn Schurgin, and Clarke-Pearson, Kathleen. The Impact of Social Media on Children, Adolescents, and Families. Official Journal of the American Academy of PEDIATRICS. Vol. 127; No. 4. April 1, 2011.

11. Available at: http://www.npnd.ru/news/detail.php?ID=1151

12. Donskih T., Korolenko C. Sem’putej k katastrofe. Novosibirsk, 1992.

Статья поступила в редакцию 26.09.16

УДК 378. 14

Skitskaya L.V., Cand. of Sciences (Pedagogy), senior lecturer, Transnistrian State University (Tiraspol, Transnistria), E-mail: [email protected]

Tkach L.T., Cand. of Sciences (Pedagogy), Professor, Transnistrian State University (Tiraspol, Transnistria), E-mail: [email protected]

IMPLEMENTATION OF THE PRINCIPLE OF CONTINUITY IN THE SCIENTIFIC AND PRACTICAL TRAINING OF UNDERGRADUATES. On the basis of an analysis of categories of continuity and discontinuity the authors represent a continuous pedagogical education as a complete system, consisting of discrete elements. The study reveals a variety of approaches to building models of continuing education, including both general and vocational. The work represents some contents of a Research Seminar

«Не заселфил – значит не было». Зачем люди постоянно себя фотографируют

Пристрастие к «самострелам»

«Есть такое выражение: «Не заселфил – не было», – говорит Алина. – Никто не поверит, что сегодня я вживую видела министра обороны, если не выложу «себяшку» с ним в «Инстаграме».

Помимо «Инстаграма», она зарегистрирована во всех существующих в России соцсетях. На одной только страничке в «ВКонтакте» – свыше 3 тыс. фотографий, большая часть из которых демонстрирует лицо и ноги хозяйки во всевозможных ракурсах.

«В моей комнате и в рабочем кабинете уже не осталось незапечатлённых мест», – гордо признаётся любительница автопортретов.

Если понаблюдать за отъявленными «селфистами», то условно их можно разделить на три группы. Одни, как Алина, страдают сетевым эксгибиционизмом. Как правило, это нарциссы. Здесь главный показатель успешности – подтянутость пятой точки и прочих частей тела. Такое направление назвали «белфи» (от англ. butt – ягодицы). Классика этого жанра – снимок полуголышом в тренажёрке, лифте или ванной. Желательно перед зеркалом, дабы каждый прочувствовал, сколь разносторонняя личность находится в кадре.

«Многих это стимулирует вести здоровый образ жизни и хорошо выглядеть, чтобы фотографии получались красивыми, – считает Алина. – Зачем иметь превосходное, подтянутое тело, если его видит только муж, да и то под одеялом?»

Муж, по словам Алины, на её пристрастие к «самострелам» реагирует спокойно:

«У меня много поклонников, они оставляют под фото комментарии с комплиментами вроде «Какая красотка!», «Вот это женщина!». Супруг мне такого никогда не говорил. Я стала чувствовать себя увереннее. В последнее время ловлю себя на том, что иду по улице и улыбаюсь, потому что настроение хорошее».

Другую группу можно озаглавить «Я и…». На месте многоточия может оказаться как заезжий политик, так и забавный обитатель зоопарка. Конкуренцию им составляют внезапно обретённые вторые половинки («релфи» от англ. relationship selfie – фотография с любимым человеком) или домашние питомцы (фелфи).

Сюда же – любителей фотографироваться с дорогими девайсами.

«Просто написать: «Я купила айфон» как‑то не скромно. Лучше сделать фото своей руки, которая этот самый айфон сжимает», – говорит Алина.

В третью группу – тех, в чей ежедневный ритуал входит выкладывание в Сеть всего, что поглощали за день: от чашки кофе до макарон. Моя подруга как‑то устроила мужу жуткую выволочку за то, что он осквернил укусом её пирог до того, как кулинарный шедевр был зафиксирован для истории.

«Это опять же способ показать свой статус, – продолжает Алина. – Вряд ли кто‑то будет выкладывать свой ужин, если это пельмени. А вот замысловатое пирожное в дорогом кафе – почему бы и нет?»

 

Фото pixabay.com

Язык лайков

Алина не скрывает: селфи для неё стало наркотиком:

«Утром я первым делом просматриваю количество лайков на своей странице. Если под каким‑то фото их меньше 20 – удаляю. Заметила, что девочки гораздо реже лайкают фото, на которых удачно выглядит моя фигура. И тут же им может понравиться мой иронично-нелепый снимок в кирзовых сапогах. Наверное, это женская зависть».

Алина рассказывает, что несколько лет назад она переехала в Белгород из другого города. По её мнению, селфи-сериал – единственная возможность поделиться своими эмоциями и впечатлениями с далёкими друзьями:

«Я так даже одежду себе покупаю. Выберу пару понравившихся платьев, сфоткаюсь в них в примерочной и выставляю на голосование. Какое наберёт больше лайков – то и возьму. Лайк ведь то же одобрение».

Такой язык общения Алину вполне устраивает. Не нужно мяться, выдумывать подходящие слова, достаточно просто заснять себя на фоне огромного, как стог сена, цветочного букета – и всем понятно, что с личной жизнью здесь всё в порядке. Свежий маникюр и руки на руле кричат подписчику: «Я успешная женщина!» – даже если это далеко не так. Губы уточкой, томный взгляд, попу отклячить – и вот она, девушка-мечта. Главное – улыбку пошире.

«Если вы не президент, не кинозвезда и не космонавт, то как обратить на себя внимание? – рассуждает собеседница. – В современном мире так мало искренности. Селфи – это способ поделиться с окружающими сокровенным. Мы ведь не в СССР живём, когда «секса не было», а дети были. Сегодня не принято стесняться своего тела, образа жизни. Многие намеренно высмеивают собственные недостатки. Фотодневник позволяет видеть свою жизнь со стороны».

В надежде, что популярность придёт с количеством фото еды, ног, одежды и гаджетов, Алина старательно увековечивает каждый свой шаг. О тёмной стороне публичных автопортретов она говорить не любит:

«Да, взламывали пару раз страницу. Да, порой пишут неадекватные люди. Но если я не буду активно заявлять о себе в Сети, то снова стану «невидимкой». В мире селфи нет места некрасивым людям, загаженным подъездам и непривлекательной пище. Если о тебе говорят – значит ты в тренде».


Глас народа

Юрий Романов, 78 лет:

 

Фото Натальи Малыхиной

«Молодёжи всегда хочется чего‑то необыкновенного, пусть балуется этим селфи. И я бы так делал, если бы был молодым. У меня вот тоже есть телефон с хорошей камерой, я тоже всё фотографирую, кроме себя. А себя зачем? Я уже старый».


Артём Пискун, 27 лет:

 

Фото Натальи Малыхиной

«Делать селфи – это желание каждого. Я сам иногда фотографируюсь. Дома у меня есть много фотоальбомов, я часто их пересматриваю. И эти фотоальбомы будут смотреть мои дети и внуки. Раз в год мы семьёй собираем самые интересные фотографии, печатаем их и составляем новый альбом».


Надежда Зинченко, 24 года:

 

Фото Натальи Малыхиной

«Я нормально отношусь к селфи. Сама люблю фотографироваться. Фотографируюсь везде, где можно, и каждый день. Выкладываю свои фотографии в соцсетях «Одноклассники» и «ВКонтакте». Фотографии не печатаю, всё храню на электронных носителях».


Людмила Куракина, 23 года, и Лада Ринк, 22 года:

 

Фото Натальи Малыхиной

«Мы относимся к селфи нормально. Это современные тенденции. Главное, чтобы это было не сильно часто, постоянно и везде. Если это во время спектакля, сеанса кино, то это плохо, даже с точки зрения этики. А вообще, что выкладывать – дело каждого».


Екатерина и Алексей Белокопытовы:

 

Фото Натальи Малыхиной

«Мы практически не делаем селфи, а просим кого‑нибудь нас сфотографировать. Фотографии не печатаем, а сбрасываем всё в компьютер. Интересное селфи должно быть в красивых местах, с семьёй, чтобы все улыбались. Главное, чтобы селфи не было опасно, как сейчас среди школьников: они поднимаются на высокие этажи ради фотографии. А так, в рамках приличия, почему бы и нет».


Мнения специалистов

Сергей Чеботарёв, кандидат психологических наук:

 

Фото Анастасии Писаревской

«Маленькие люди снимаются на фоне памятников и чувствуют свою сопричастность великому… В этом психологический смысл селфи. Человек, который фотографируется, оказывается спереди всех или в центре. Он наделяет себя лидерскими качествами. «Посмотрите, за моей спиной королева Великобритании. Посмотрите, что является моим фоном». Человеку важнее показать себя. При этом всё происходит в шутливой форме, с улыбкой, но смысл не меняется: «Я гораздо значимее, чем фон».

Чаще селфимании подвержены люди с низкой самооценкой, с комплексами. Когда человек достигает реальных успехов, он сфотографируется не «перед», не «над», а в гуще событий, людей рядом с ними. Люди поднимают себе самооценку с помощью селфи.

Популярность селфи связана с демократизацией общества. Если бы японец в XVIII веке сфотографировался на фоне императора, то сразу бы сделал себе харакири. А сегодня это можно, мы к этому спокойно относимся. Я думаю, это хорошо, что нет тех социальных и психологических барьеров. Мы становимся ближе друг к другу.

Страсть к селфи может быть одним из признаков психического заболевания. Но селфи не болезнь, пока не нарушает адаптацию человека в обществе, не мешает ему нормально жить и общаться, не угрожает окружающим. Но если из‑за селфи человек попадает в тюрьму за нарушение порядка или забывает кушать, пить, спать – тогда это признак болезни».


Алексей Гончарук, начальник пресс-службы УМВД России по Белгородской области:

 

Фото из личного архива

«Само селфи никакой угрозы не представляет. Однако полицию беспокоит тот факт, что в погоне за уникальными снимками молодые люди совершают правонарушения либо вообще подвергают своё здоровье и жизнь опасности.

В прошлом году в августе подростки в погоне за уникальным селфи забрались на товарный поезд. И это закончилось трагедией. Вагон поезда оказался под напряжением, и 13-летнего подростка ударило током. Мальчик получил 80 % ожогов тела и, несмотря на то что врачи до последнего боролись за его жизнь, скончался в больнице.

Я думаю, все помнят случай, когда молодые люди проникли на охраняемый объект – телевышку. Их пришлось привлечь к административной ответственности.

Если подытожить, то мы за селфи. Но сделанное без правонарушений и в безопасном месте. Хочу напомнить, что во время селфи у человека рассеяно внимание. Теряется чувство равновесия. Кроме того, увлечённый изображением на фронтальной камере, он не смотрит по сторонам и не чувствует опасности. В своё время МВД разработало памятку о безопасном селфи, и эта памятка актуальна по сей день».


Екатерина Щёголева, фотограф:

 

Фото из личного архива

«Снимки на телефон можно отнести к отдельному жанру фотографии. Сейчас он активно развивается, поскольку можно быстро сделать фото, выложить в «Инстаграм», собрать лайки и остаться довольным. На этом всё и заканчивается. Считаю, что мобильные фотографии не конкуренты профессиональным, снятым на камеру, и на то есть три основных критерия: техника, навыки и сфера применения.

Фотографировать на телефон сможет любой человек, у которого есть смартфон, для этого не нужно проходить специальное обучение. Однако снимать на профессиональный фотоаппарат не так уж просто, как кажется.

Почему в «Инстаграме» мы фолловим (наблюдаем за новостной лентой пользователей – прим. ред.) красивые аккаунты? Потому что они визуально привлекают своей эстетикой − фотографии разноплановые, но выдержаны в одном стиле, в некоторых есть идея или посыл. Не каждый так сможет вести свой профиль, а профессиональный фотограф − сможет, да ещё и не только свой. Потому что знает, какой нужен ракурс для той или иной сцены, как сочетать между собой предметы, как раскрыть человека и сделать лучший кадр.

Фото с телефона дальше ленты или аватарки в соцсети не пойдут, а профессиональные снимки печатают в журналах, используют в рекламной индустрии, бизнесе и так далее. Почему они выбирают профессионалов? Потому что важно качество исполнения работы и подход, а не массовый тираж».

Анна Морозова, Алёна Антонова, Анастасия Писаревская, Алексей Стопичев

Феномен селфи: 3 причины, почему люди любят делать селфи

Кристин М. Ковальчик, Университет Восточной Каролины, США

Знаете ли вы, что женщины в возрасте от 16 до 25 лет тратят в среднем пять часов в неделю, делая селфи, и размещают в среднем три селфи в день?

Феномен селфи, изменивший нашу социальную культуру, обычно понимается как фотография, сделанная самим, обычно с помощью смартфона или веб-камеры, и опубликованная в социальных сетях.Сегодня люди ежедневно публикуют миллионы селфи в социальных сетях, таких как Facebook, Instagram и Twitter.

Селфи — это форма самопрезентации и самовыражения, межличностное общение, при котором человек передает изображение о себе другому человеку. В дополнение к этому, самопрезентация позволяет человеку влиять на восприятие себя другими людьми и управлять им. Каждый день люди представляют себя, выбирая одежду, прически и используя бренды, чтобы выразить себя в определенном контексте.

Но что побуждает людей публиковать селфи? Исследование из статьи «Понимание мотивации публикации селфи: управление впечатлением и самооценка», опубликованной Emerald Group Publishing, исследует растущий феномен публикации селфи с акцентом на то, что побуждает женщин-миллениалов тратить так много времени размещение селфи в социальных сетях.

Управление впечатлениями

Женщины-миллениалы обычно заинтересованы в том, чтобы публиковать селфи, чтобы управлять своей репутацией.Управление впечатлением относится к сознательному или подсознательному процессу влияния и потенциального управления восприятием других людей о человеке, объекте или событии. Люди могут пытаться создать впечатление не только о своих личных качествах, но также о своем отношении, статусе, физическом состоянии и интересах.

Женщины-миллениалы используют селфи, чтобы изобразить определенный образ как отражение своей жизни, даже если он не является подлинным. Социальные сети побуждают некоторых пользователей демонстрировать свое идеальное «я», потому что это приводит к тому, что у других создается более благоприятное впечатление о них, несмотря на то, насколько оно может быть точным.В нашем исследовании мы обнаружили, что женщины публикуют как подлинные, так и фальшивые посты, например, чтобы управлять своей репутацией счастливых и физически привлекательных.

3 причины, по которым мы публикуем селфи

  1. Чтобы передать счастье Женщины-миллениалы надеются, что их селфи принесут счастье. Женщинам нравится размещать селфи, чтобы запечатлеть счастливые моменты, которые затем могут служить отражением их жизни. Они, как правило, не публикуют селфи, когда им грустно или расстроено, публикуя фотографии, которые демонстрируют только лучшие моменты их жизни.Селфи часто отражают то, как женщины хотели бы, чтобы их воспринимали. Публикуя селфи, свидетельствующие о счастье, они развивают эту желаемую личность.
  1. Чтобы показать красоту Женщины-миллениалы публикуют селфи, когда выглядят физически привлекательно, чтобы создать имидж красоты. Как и в случае со счастьем, женщины хотят создать свою личность и управлять ею с помощью селфи.
  1. Для повышения самооценки Самоуважение можно рассматривать как мотивацию для публикации селфи и, например, результат публикации селфи, точно так же, как значительное количество лайков может положительно повлиять на самооценку человека, а отсутствие лайков может отрицательно повлиять на нее. .

Мгновенное удовлетворение

Фотографирование — не новая концепция, и цифровые технологии позволили людям снимать и удалять изображения где угодно и когда угодно; лучше общаться с другими и продвигать себя. Селфи-посты предоставляют людям канал для управления впечатлениями других о них, создавая и повышая их самооценку, которая может поддерживать их счастье и физическую привлекательность.

Феномен селфи трансформирует социальную культуру.Селфи предоставляют возможность мгновенного удовлетворения в виде положительных отзывов, репостов и лайков, что стало возможным только с появлением социальных сетей.

Этот блог основан на исследовательской статье «Понимание мотивации публикации селфи: управление впечатлением и самооценка». Прочтите статью полностью.


Не забудьте взглянуть на нашу специальную подборку селфи, чтобы узнать больше о селфи.

Что значит селфи?

Деннис Куэйд:

Специальный досмотр на совместной базе Перл-Харбор-Хикэм, октябрь.20 января 2019 года в Гонолулу, Гавайи. (Фото Марко Гарсиа / Getty Images для Lionsgate Entertainment) Деннис Куэйд, 65 лет, и докторант Лаура Савойя, 26 лет, В ТЕЧЕНИЕ ГОДА БУДУТ Жениться, говорит ЗВЕЗДА, Куэйд также поделился, что никогда не собирался найти кого-то возраста Савойи. Он объяснил, что я не искал кого-то другого возраста или кого-то действительно моложе меня. Я познакомился с Лорой Савойя на деловом мероприятии, и отношения наладились. — Вы не контролируете, в кого влюбляетесь, — продолжил он. Я не влюбляюсь легко.Но я не могу позволить тому, что думают некоторые люди, все это контролирует. Я был женат трижды, и это последний, я знаю. Я чувствую, что у меня есть настоящий спутник жизни. Как сообщает журнал People, Куэйд ранее встречался с давней девушкой Санта-Аузиной, с которой последний раз фотографировался в декабре 2018 года. Пара, которая была вместе чуть более двух лет, начала встречаться после того, как Деннис Куэйд расстался с 12-летней женой Денниса Куэйд, Кимберли Баффингтон, в 2016 году. Бывшая пара окончательно развелась в апреле 2018 года.Куэйд ранее был женат на актрисе Мег Райан. Десятилетний брак закончился в 2001 году. Деннис Куэйд, 65 лет, ЗНАКОМСТВО СО СТУДЕНТОЙ ЛОРЫ Савойя, 26 лет: ОТЧЕТЫ Деннис Куэйд и Мэг Райан изображены здесь в феврале 2000 года. Деннис Куэйд рассказал Fox News о первой в истории потере Денниса Куэйдом каникулы. (Фото KMazur / WireImage via Getty) Деннис Куэйд НАДЕЕТСЯ, ДЕЛАЯ ИСТОРИЮ Денниса Куэйда с прошлым наркоманией, ПОМОГАЕТ ДРУГИМ: ЖИЗНЬ КРАСИВАЯ ПОСЛЕДНЕЕ А до этого Деннис Куэйд был женат на актрисе П.Дж. Солс с 1978 по 1983 год. Ранее в этом месяце Деннис Куэйд сказал Entertainment Tonight, что хочет стать женатым мужчиной в течение года. У тебя есть год, правда? Деннис Куэйд сообщил изданию. И если вы проживете год, не женившись, то вас подозревают. Это базовый этикет. По словам Денниса Куэйда, Деннис Куэйд и Савойт начали планировать свою свадьбу в следующую минуту после того, как Деннис Куэйд задал этот вопрос на Гавайях в прошлом месяце. — Думаю, сегодня она смотрит на свадебные платья, — сказал Деннис Куэйд.Она начала работу. Деннис Куэйд ПОКАЗЫВАЕТ ОБРУЧАЛЬНОЕ КОЛЬЦО LAURA SAVOIES Согласно журналу People, на этой фотографии изображены Деннис Куэйд и Лора Савойя 14 мая 2019 года в Лос-Анджелесе, штат Калифорния. (Фото gotpap / Bauer-Griffin / GC Images) ДЕННИС КЭЙД О СМЕРТИ НАТАШИ РИЧАРДСОНС 10 ЛЕТ СПУСТЯ: ОНА КРАСИВЫЙ ЧЕЛОВЕК В конце октября Деннис Куэйд подтвердил Extra. Деннис Куэйд сделал предложение 26-летнему после нескольких месяцев свиданий. . У меня было кольцо в кармане, — хлынул Деннис Куэйд в розетку.Это был план на полтора месяца, я хотел, чтобы он был частным. В то время Деннис Куэйд рассказал, что Деннис Куэйд ждал идеального заката, чтобы задать вопрос. Она на самом деле делала селфи из нас, и я положил кольцо вперед и сказал: «Ты выйдешь за меня замуж?» А потом она упала.

Информация | Бесплатный полнотекстовый | Автопортрет, Селфи, Я: Заметки об идентичности и документации в эпоху цифровых технологий

В настоящее время, если попросить дать определение автопортрета, можно придумать что-то вроде того, что сформулировано в Оксфордском словаре английского: самодельный портрет себя.«Если честно, можно понять, что это определение превращает вопрос только в гидру: что такое« я »и что такое портрет? А как понять самого себя?

Мы можем лучше понять жанр автопортрета, рассматривая его через призму теории документа. Как обсуждалось выше, документы (1) находятся в ссылочных системах и, таким образом, предоставляют (2) доказательства и (3) значение. Таким образом, вопрос о том, каким образом автопортрет является документом, задает вопрос о том, как автопортреты ссылаются и как они предоставляют доказательства и значение.Во-первых, мы увидим, как автопортреты концептуализировались и обсуждались в истории искусства и философии.

3.1. Автопортреты в истории искусства

В истории искусства было бесчисленное количество комментариев к автопортретам и автопортретам, но, что примечательно, автопортрет вряд ли считался жанром. Скорее историки искусства работали с неявными предположениями о том, что является автопортретом, а что нет; ниже мы увидим, насколько это было проблематично.

Первое отражение на автопортрете, «Пятьсот автопортретов» Людвига Гольдшайдера, впервые появилось в 1937 году [31].Книга воспроизводит, как следует из названия, пятьсот автопортретов, которые прикрыты 50 страницами текста, что составляет немногим больше, чем список для стирки. Тем не менее, Гольдшайдер действительно отмечает, что:

степень «сходства», которой достигает этот самый ранний из автопортретов, не имеет большого значения. Речь идет о степени реалистичности изображения в целом, зависящей не от способностей, а от стиля, то есть от целей периода и задач художника.

Итак, Гольдшейдер с самого начала вырывает автопортрет из вопроса о наивном сходстве, но дальше этого он не идет.

Предмет простаивал несколько десятилетий. В 1980-х Шон Келли, Эдвард Люси-Смит и другие придумали идею, которая стала британской выставкой 1987 года «Автопортрет: современный взгляд», на которой десятки современных британских художников были приглашены для создания автопортрета для выставки в групповое шоу. Каталог выставки демонстрирует широту стилей и подходов к жанру [33].В отличие от Гольдшейдера, каждый автопортрет в книге сопровождается фотографией художника, приглашающей взглянуть туда-сюда для сравнения. С тех пор в трех известных работах автопортрет обсуждается как художественно-исторический жанр: исследование Джоанны Вудс-Марсден о возникновении и значении автономного автопортрета в эпоху Возрождения [34]; Обсуждение художественной критики Лоры Камминг [30]; и культурная история Джеймса Холла [32].

Все три проливают свет на исторические обстоятельства, которые сопровождали создание автопортретов.Несмотря на пример из Древнего Египта, другой из Греции и несколько примеров из позднего средневековья, считается, что автопортрет появился в начале итальянского Возрождения. Первые автопортреты, в том числе античные, изображали художника в более крупных, обычно религиозных произведениях, выступая в качестве своего рода подписи или свидетельства мастерства художника. По мере развития XV века возник жанр автономных автопортретов, который вскоре получил распространение и в Северной Европе.Вудс-Марсден пишет об этом появлении как художников, утверждающих свою работу как интеллектуальную деятельность, а не только как ручное ремесло, и, соответственно, самих себя как достойных членов общества. Это произошло вместе с развитием гуманизма, использовавшего классическое изречение, что «человек есть мера всех вещей», и либеральную концепцию личности. Холл интересно связывает это развитие с наличием зеркал, а также с получением и происхождением отдельных автопортретов.

С тех пор этот жанр продолжали многие известные художники, такие как Альбрехт Дюрер (1471–1528) и Рембрандт ван Рейн (1606–1669).Известно, что работы Рембрандта использовались в образовательных целях, копировались его учениками. Нет никаких свидетельств того, что автопортреты когда-либо заказывались; некоторые, однако, были подарены в обмен на услуги. Например, Монтень [35] (стр. 101) пишет, что король Сицилии подарил королю Франции автопортрет. Помимо этого, точные мотивы создания большинства автопортретов неизвестны. Историки искусства предположили, что автопортрет — это, прежде всего, вопрос удобства (человек всегда находится под рукой), но это также может быть сознательная попытка постоянно восстанавливать миф о художественном гении.В любом случае автопортрет процветал в 19 и 20 веках, и многие художники стали известны именно своими автопортретами, например Винсент Ван Гог, Эгон Шиле, Эдвард Мунк, Фрида Кало и Пабло Пикассо.

Сегодня практически все художники в то или иное время делают автопортреты, и автопортрет считается определяющим художественным жанром нашего времени. Вдобавок, действительно, жанр продолжал развиваться; один из последних примеров Холла — это работа Трейси Эмин 1995 года «Все, с кем я когда-либо спал», которая имеет форму аппликационной палатки без какого-либо изображения человека.

Как хорошо известно большинству из нас, широкая доступность смартфонов с камерой и подключением к Интернету привела к появлению селфи, которое Оксфордский словарь английского языка определяет как своего рода автопортрет. Действительно, для многих селфи — первое, что приходит в голову сегодня, когда они слышат слово автопортрет. Некоторые, кажется, приравнивают эти два. Например, автопортреты Рембрандта называют «ранними» селфи [36]. Совсем недавно Управление искусств, культуры и творческой экономики Филадельфии представило выставку «Ветераны, расширенные с помощью искусства: шестинедельный проект селфи», которая стала кульминацией экскурсий и семинаров по музеям и включала эскизы, полные автопортреты, стихи и личные фотографии. [37].Другие, несколько иначе, видят в селфи новейшее проявление жанра автопортрета. По мнению Мирзоева [38] (стр. 31), селфи «выражает, развивает, расширяет и усиливает долгую историю автопортрета». Мирзоефф рассматривает селфи как цифровой, сетевой продукт этого художественного жанра. Но что это за жанр автопортрета? Несмотря на все вышеизложенные художественно-исторические работы, ученые еще не ответили на этот вопрос. В результате история искусства не кажется хорошо подготовленной, чтобы обсуждать вызовы жанру автопортрета, которые стали более обычным явлением за последнее столетие, такие как автопортрет Эмина в палатке и плодовитое селфи.Другой пример — работа Синди Шерман, американской художницы, чье творчество состоит из ее фотографий в различных обличьях. Историки искусства, кажется, рассматривают их как автопортреты, что демонстрируется в коллекции историко-искусствоведческих и критических очерков [39] и научных очерков [40]. И все же Шерман категорически заявляет, что ее работы не автопортреты. Как она объяснила в интервью New York Times: «Я чувствую, что в своей работе я анонимна. Когда я смотрю на картинки, я никогда не вижу себя; это не автопортреты.Иногда исчезаю »[41].

Как такое может быть? Работы Шермана — автопортреты или нет? А палатка Трейси? Селфи — это автопортреты? Эти вопросы становятся все более актуальными по мере того, как идея автопортрета становится искаженной и запутанной. Чтобы ответить на них, мы должны перейти от онтического к онтологическому.

3.2. Автопортреты в философии искусства

Если история искусства не подвергала сомнению автопортрет, как насчет философии? За последнее десятилетие несколько философов исследовали портрет, и в этих строках есть некоторые идеи относительно автопортрета.Учитывая, что автопортрет — это разновидность портрета, философские суждения о портрете несут упоминание.

Фриланд [42] в книге «Портреты и лица» разрабатывает три необходимых и достаточных условия для портрета: во-первых, он должен изображать узнаваемое физическое тело; во-вторых, он должен показывать чувство внутренней жизни; в-третьих, объект должен позировать художнику. Фриланд инкапсулирует эти условия, определяя портрет как «изображение, которое представляет собой узнаваемого человека, который имеет эмоциональное или сознательное состояние и который может участвовать в творческом процессе, позируя» (стр.284). Таким образом, для Фриленда зарисовки, сделанные во время сеанса рисования натуры, людей в рекламе и видеозаписи с камер видеонаблюдения, не считаются портретами. Паоло Спиниччи [43], опираясь на другую литературу и аргументацию — обе феноменологические, — в основном согласен с этим, за исключением того, что он говорит, что портрет не нужно ставить, но он может просто выглядеть так, как если бы он был поставлен. Таким образом, если для Фриленда не может быть такой вещи, как портрет животного (при условии, что животные не могут позировать), для Спиниччи это не проблема. Более того, Спиниччи предлагает идентифицировать портреты в зависимости от того, как они используются (например,g., как стимул к воспоминаниям о любимом человеке), а не просто их формальные аспекты. Тем не менее, для Спиниччи возможность использования, похоже, зависит от некоторого сходства; Точно так же, как форма отвертки делает определенные применения (например, в определенных типах винтов) возможными или невозможными, Спиниччи говорит, что портрет должен быть подходящим с точки зрения восприятия и / или воображения. Маэс [44] отвечает на эти утверждения. Во-первых, он утверждает, что учетная запись Фриленда носит чрезмерно ограничительный характер. Соглашаясь со Спиниччи, он говорит, что не все портреты поставлены, например, знаменитый образ Че Гевары.Мэйс также ставит под сомнение ее «внутреннее состояние», утверждая, что портреты на смертном одре (которые Спиниччи использует в качестве примера) не могут показать внутреннюю жизнь, потому что ее нет, и не могут те портреты, которые не показывают лица. Пример последнего мы находим в книге Гольдшайдера: изображение Вильгельма Буша собственной руки. Наконец, Маес приводит примеры очень абстрактных портретов, которые, кажется, не изображают какую-либо часть узнаваемого человеческого тела, но все же квалифицируются как портреты. Более того, Мэйс предполагает, что позы может быть недостаточно, чтобы квалифицировать портрет.Он указывает на приведенный Фриландом пример снимка туриста перед Эйфелевой башней, занимая позицию, согласно которой такое изображение не является портретом, хотя человека можно узнать, как и его внутреннюю жизнь, и фотография определенно позирует. Отвечая на замечание Спиниччи об использовании, Маес приводит пример бюста, который считался портретом древнего философа и который использовался как таковой на протяжении веков, но недавно было обнаружено, что он является общим изображением старости. По мнению Маеса, это должно перестать считаться портретом в аккаунте Спиниччи, но этого не произошло.

Основываясь на этой критике, Маес предлагает свой собственный взгляд на портрет. Он говорит, что произведение искусства можно считать портретом, если, во-первых, художник намеревался создать портрет и успешно реализовал это намерение. Это требует, чтобы у художника было представление о природе портрета, которое соответствовало бы той, которой придерживалась группа предшествующих художников-портретистов, и чтобы художник стремился реализовать эту концепцию в своей работе. Маес утверждает, что необязательно указывать необходимые и достаточные условия, и что этот отчет может успешно включать в себя рассказы других философов.Он предлагает несколько «портретно-релевантных функций», которые могут быть частью концепции портрета, включая раскрытие внешности объекта, внутренней жизни и / или социального положения.

Применяя эти идеи к автопортрету, мы можем понять, почему автопортрет должен делать больше, чем просто передавать внешний вид художника; он должен показывать внутреннюю жизнь субъекта, которая может включать в себя то, что чувствовал художник, что он хотел показать, как он хотел видеть и быть увиденным, его борьбу за славу, его впечатления от своей работы и его мысли о смертности.Как пишет Камминг, эти опасения действительно могут преобладать над проблемами внешнего вида:

они могут быть менее верны внешнему виду, чем портреты. Однако это не просто портреты, хотя история искусства часто рассматривает их как подмножество; и они часто специализируются на других видах истины. Художники невероятно изображали себя ранеными, голодающими или без сознания под деревом, как рождающийся ребенок или отрубленная голова с капающей кровью, как младше, так и старше, или даже как представители противоположного пола. … Однако, каким бы причудливым, лестным или обманчивым ни был образ, он всегда откроет что-то глубокое и неопровержимое (и отличное от портрета) … правду о том, как художник надеялся, что его увидят и узнают, как он хотел изобразить (и см) сам.

Следуя Маэсу, мы можем утверждать, что автопортретисты стремятся реализовать концепцию автопортрета, которую они держат в соответствии с традициями предшествующих автопортретистов. Автопортрет представляет внешность и / или внутреннюю жизнь художника через изображенную позу. Это объясняет, почему работы Синди Шерман не являются автопортретами: они представляют не ее внутреннюю жизнь, а скорее жизнь ее придуманных персонажей. И поскольку ее персонажи — неузнаваемые личности — будучи в некотором смысле ее анонимными двойниками, которые похожи на нее только случайно, — сомнительно, чтобы их вообще можно было читать как портреты.

Из этих философов портрета Фриланд уделяет некоторое внимание именно автопортрету, хотя в основном как средству критики нарративной теории самости. Согласно ее анализу, нарративы влекут за собой различие между рассказчиком и продуктом, явное причинное единство между событиями и завершение повествования. Фриланд опрашивает несколько серийных автопортретов, утверждая, что эти автопортреты не формируют повествования в этом смысле. Хотя есть образцы повествовательного искусства (эл.g., библейские и мифологические), Фриланд считает портреты, в том числе автопортреты, решительно не повествовательными. Скорее, они кажутся художникам способом непосредственно представиться удаленным наблюдателям. Фриланд пишет, что автопортреты бывают:

визуальные артефакты, созданные для того, чтобы привлечь наше внимание к изображенному человеку как к субъекту с его или ее собственной интенциональностью; сам артефакт, таким образом, проявляет два различных вида целей (как намеренных): цель создателя и цель субъекта.Мы можем оценить и то, и другое одновременно, комплексно осознавая значимость действий и осведомленности других людей.

(стр. 174)

Критикуя нарративную теорию личности, Фриланд, кажется, чувствует, что есть проблемы с отделением автопортрета от автопортрета (в отличие от отделения автора от повествования) , и она также отмечает, что живое человечество не всегда связано с четкими причинными цепями и, конечно же, не закрыто. Однако Фриланд пишет, что автопортрет — это попытка художника передать «то, что он видит и что хочет спроецировать о внутреннем я» (стр.143). Однако можно ли передать такое «внутреннее я»? Это правильный или даже полезный способ думать о автопортрете?

3.4. Селфи — автопортреты?
Как уже было сказано выше, многие комментаторы связывают селфи с автопортретом. По большей части это может быть связано с наивной концептуальной путаницей или коммерческими апелляциями к модным словечкам, как в Филадельфийском шестинедельном селфи-проекте и статьях, в которых Рембрандт и Пармиджанино приветствуются как законодатели вкусов селфи раннего модерна.Однако в некоторых случаях ссылка является серьезной и проверенной. Мирзоев и Реттберг, например, действительно утверждают, что селфи — это проявление жанра автопортрета [38,58]. Другие смягчают это, говоря, что даже если это так, эти два понятия нельзя просто приравнять. Например, Зальц [59] утверждает, что селфи и автопортреты существенно различаются из-за необходимых навыков и подготовки. Оказывается, даже то, что считается селфи, а что нет, неясно и является предметом обсуждения на популярных форумах [60].

Учитывая эту путаницу и разногласия, стоит потратить некоторое время на концептуализацию селфи, что я и сделаю здесь. По крайней мере, изучение явлений, которые похожи на целевое явление, может пролить свет на природу целевого явления; иногда это происходит просто потому, что границы между явлениями проясняются, а иногда потому, что изучение подобного явления проливает свет на некоторые аспекты целевого явления, которые остались незамеченными. Таким образом, обсуждение селфи может, по крайней мере, послужить основанием для более глубокого понимания автопортрета.Как мы увидим, это обсуждение также побуждает к более глубокому размышлению над вопросом идентичности в цифровую эпоху.

Селфи определяется в Оксфордском словаре английского языка как фотография, которую человек делает самого себя, обычно с помощью смартфона, а затем делится ею с другими в Интернете [61]. Отсюда следует, что селфи — это способ документировать социальные факты, например, показать, что кто-то еще был в определенном месте с определенными людьми. К этому определению авторы добавили, что селфи фиксируют спонтанные и случайные моменты, которыми сразу же делятся, и как таковые способствуют сосредоточению внимания на настоящем [62,63].Селфи разработано вместе со смартфоном, в котором интегрирована камера с возможностью публикации в Интернете [62]. Визуально селфи отличаются некоторыми формальными аспектами: они снимаются широкоугольным объективом, часто с открытой рукой фотографа и под углами, которые противоречат любительской композиции [62,63,64]. В самом деле, часть распространения селфи может заключаться в том, что оно не требует технических навыков [64]. Селфи обычно изображает тело фотографа-объекта и его окружение.Вендт [65] обсуждает, как селфи ограничивается внешним видом фотографа-объекта, сводя к минимуму невизуальные аспекты человека; это контрастирует с описанием приведенного выше портрета, в котором выражение внутренней жизни является центральным аспектом. Это, пожалуй, наиболее ярко проявляется в случае так называемых медицинских селфи, которые использовались для отслеживания прогресса в заживлении ожогов и других проблем со здоровьем [66]. Тем не менее, Цю и его коллеги [67] обнаружили, что определенные черты личности, такие как покладистость и невротизм, могут быть выявлены при просмотре селфи.Чжао и его коллеги [68] предлагают иную точку зрения, утверждая, что наиболее заметным аспектом селфи является не представление себя, а способность изображения вызывать различные точки зрения (т.е. подчеркивать интерсубъективность), приглашая зрителей смотреть не на себя. фотограф-объект обязательно, но с точки зрения фотографа-объекта; это кажется созвучным с утверждением Фриланда [42] (стр. 174) о том, что автопортрет привлекает внимание к изображенному человеку как к намеренному объекту, обсуждавшемуся выше.Точно так же Донначи [69] обсуждает, что селфи служат для людей способом приветствовать друг друга и тем самым служат путем для встречи друг с другом. Смещая фокус с содержания селфи, Фрош [70] утверждал, что нельзя распознать человека. селфи, просто взглянув на то, что оно представляет. Скорее, Фрош говорит, что распознавание изображения как селфи требует, чтобы люди «делали выводы о неприглядных технокультурных условиях, в которых было создано изображение» [70] (стр. 1608), и чтобы они были приобщены к чтению таких изображений.Таким образом, необходимо учитывать природу селфи как социального и цифрового артефакта. Действительно, и Левин [71], и Мирзоев [38] предполагают, что определяющим аспектом селфи является его сетевой характер. Мирзоев называет селфи формой «преимущественно визуального разговора» [38] (стр. 63), подчеркивая его коммуникативную способность. Точнее, Фрош [70] описывает селфи как форму фатической коммуникации, то есть коммуникации, основной целью которой является создание, выражение и поддержание общительности, и в которой денотативные значения слов (или, в данном случае, изображений ) не важны.Рубинштейн [72] развивает этот момент дальше, утверждая, что мы не должны думать о селфи как о ссылках на их объекты, а как о выражении сетей, в которых они находятся. Представляя это более подробно, Вендт [73] упоминает, что селфи не являются автономными, но по своей сути включают метаданные, включая хэштеги и временные метки. Итак, селфи воспринимаются не просто как изображения, а как воплощение отношений. С этой точки зрения уникальность селфи заключается в том, что оно является самоподобным во многих итерациях на разных экранах и устройствах, где «я» заново артикулируется в каждом изображении, и, таким образом, каждое селфи также самоподобно другим селфи [72] .В этом роде и то, что Реттберг [58] называет серийным характером селфи. Для создания селфи человек обычно делает несколько снимков, пока они не останутся довольными [58,64]. Из-за этого Людерс рассматривает создание селфи как «рефлексивный процесс визуального самоавторства» [64] (стр. 947), в то время как Реттберг [58] предполагает, что это соответствует тому, что человек никогда не сможет полностью запечатлеть или передать то, что вы хочу о себе. Точно так же некоторые исследователи селфи описывают селфи как площадку для самоавторства, не только для того, чтобы бросить вызов существующим структурам, но и для осознания своего «истинного я» посредством «аутентичного» самовыражения [74,75,76,77,78].Однако, несколько менее панглоссовский, Вендт считает селфи симптомом бесконечных поисков идеального «я»: «Как будто мы неспособны понять свое бытие-в-мире, мы привыкаем к нашему бытию-в-мире. image »[65] (стр. 45).

Итак, что же нам остается в сравнении селфи с автопортретом? Хотя на первый взгляд эти два понятия могут показаться очень похожими или даже совпадающими, теперь кажется, что на самом деле они совершенно разные. Во-первых, автопортреты могут быть на любом носителе, но селфи могут быть только фотографическими и обычно снимаются только на смартфоны.Обе формы репрезентации изображают своих создателей, но автопортрет, кажется, подчеркивает внутреннюю жизнь создателя, тогда как селфи подчеркивает внешнюю жизнь: автопортреты демонстрируют размышления, например, о возможности и смерти, в то время как селфи ограничиваются непосредственным среда. Автопортреты обычно хранятся при себе, в то время как селфи практически всегда делятся. Автопортреты единичны, а селфи — множественны. Селфи — это форма фатического общения; в той мере, в какой автопортреты коммуникативны, они составляют предметное общение.Автопортреты делаются надолго, а вот селфи — пока.

Если говорить более глубоко, автопортрет и селфи проявляют разные эпистемологии. Селфи, кажется, уходит корнями в заочную теорию истины — позитивизм в духе раннего Витгенштейна, — в то время как автопортрет проявляет нечто большее в духе алетей Хайдеггера, истины как неприкрытой. Мы можем понять это с точки зрения аргумента Хайдеггера в «Вопросе о технологии» [79]; в то время как селфи демонстрирует постоянную сдержанность (основанный на контроле, репрезентативный, расчетливый способ мышления), автопортрет иллюстрирует поэзис (открытое, поэтическое раскрытие и принадлежность).

В свете вышеизложенного этимологического исследования мы также можем оценить серьезность того факта, что автопортреты создаются в течение длительного периода времени и с умелыми усилиями, в то время как селфи почти мгновенны и подчеркивают неадекватность. С одной стороны, это можно интерпретировать как часть окончательной демократизации автопортрета. В то время как художественная практика автопортрета является прерогативой немногих избранных, требующих технических и эстетических навыков, а также времени для отдыха и определенного уровня благосостояния, селфи — это практика, доступная огромному количеству людей (цифровая несмотря на разделение).Однако, с другой стороны, вполне возможно, что из демократического селфи исчезли те самые аспекты автопортрета, которые стоили почитать.

Возможно, это можно лучше понять с помощью этимологической метафоры. Учитывая, что портретная часть автопортрета — это то, что несет в себе значение времени и усилий, поразительно, что именно это было вырезано при переходе от автопортрета к селфи. Как следует из этой аналогии, усилие, растяжка и время присутствуют в автопортрете, но не в создании селфи.Селфи оставляет нам только мгновенную и ограниченную настоящим — возможно, правильно выраженную в уменьшительном выражении — одержимость собой.

В этом случае поучительно рассмотреть, чем автопортрет и селфи различаются с точки зрения построения личности. Основываясь на приведенных выше обзорах, кажется, что рассуждения об обоих, кажется, постулируют уже существующее изображенное «я». Точнее, обе формы самодокументирования можно рассматривать как формы построения — а не просто изображения — самого себя.Однако самопостроение автопортрета намного глубже, чем у селфи. Несмотря на празднование силы селфи для самовоспроизведения и аутентичности, не похоже, что селфи предлагают такую ​​же возможность для глубокого отражения внутренней жизни, интеграции прошлого и будущего и т. Д., Которые так неотделимы от самого себя. -портрет. Более того, в то время как автопортрет как готовый продукт привлекает зрителей как намеренный объект, селфи подчеркивается скорее как узел в сети, а не как существо само по себе.Кроме того, как писал Рубинштейн [72], каждое селфи самоподобно любому другому селфи. Итак, не стирает ли это, в конце концов, личность? Если селфи действительно являются селфи, как следует из их названия, то они, кажется, предлагают очень особое понимание себя: как чего-то сетевого и нечеткого. Этот вопрос будет рассмотрен ниже в разделе 4.2.

Предварительное качественное исследование селфи как части формирования идентичности у подростков

Я селфи, поэтому я существую

…..

(Gita Widya Laksmini Soerjoatmodjo)

141

исследование альтернатив и приверженность выбору. Исследование — это процесс сбора

информации и проверки гипотез о себе, своих ролях и отношениях, тогда как

рассмотрение множественных возможностей и последствий приводит к выбору, который представляет собой застенчивую

долгосрочную приверженность. Только тогда, когда подростки могут выбрать одни и отбросить другие из этих

детских идентификаций в соответствии со своими интересами, талантами и ценностями, происходит формирование идентичности

.Следовательно, формирование идентичности включает синтез этих более ранних идентификаций в новую конфигурацию

, основанную, но отличную от суммы ее отдельных частей. Во время формирования идентичности

Мошман (2011) подчеркнул, что группа сверстников играет сильную роль в развитии идентичности

подростка. Процесс формирования идентичности зависит от взаимодействия того, что молодые люди в

конце детства стали значить для себя и что они теперь значат для своих

сверстников, которые становятся для них значимыми.Согласно Шульцу и Шульцу (2005), у тех, кто выходит из стадии формирования идентичности

адаптивными способами, разовьется сильное чувство самоидентификации, подготовленное к тому, чтобы

встретили взрослую жизнь с уверенностью и уверенностью. С другой стороны, те, кто этого не сделал, испытают путаницу в ролях

, не зная, кто они такие, где они находятся или куда они хотят переместить

. Следует принять во внимание, что формирование личности остается нескончаемым процессом

на протяжении всей его / ее жизни (Kroger, 2004).Концепция идентичности, социальные и культурные контексты

, а также осознанная интерпретация и выбор адаптации играют ключевую роль в развитии личности

, которое продолжается на протяжении всей жизни.

Рутледж (2013b) утверждал, что селфи в подростковом возрасте — это период, когда формирование идентичности

и эмансипация являются ключевыми задачами развития, и это имеет значение для исследования и экспериментирования с идентичностью

. Это потому, что, согласно Рутледжу (2013a), селфи облегчает исследование себя и

идентичности.Один из наиболее эффективных способов познать себя — это увидеть себя такими, какими смотрят на нас другие, и

селфи предлагают такую ​​возможность. Селфи показывает наши грани, такие как художественная сторона, глупая сторона

или гламурная сторона. По словам клинического психолога и научного сотрудника из Университета

, Калифорния, Лос-Анджелес, доктора Андреа Латеменди, подростки пытаются сформировать свою личность, а селфи служит

как способ проверить, как они выглядят и, следовательно, чувствуют — в определенном смысле. наряды, макияж, позы и места

(USA Today, 2013).Дэй (2013) объясняет, как создание селфи похоже на запись в визуальном дневнике

, поэтому подростки могут оглянуться назад и увидеть, как они выглядят в определенное время. Другими словами, селфи

позволяет подросткам исследовать идентичность в цифровых формах.

Согласно Рутледжу (2013c), предлагая

различных аспектов себя через изображения для других, мы делимся большей частью самих себя по мере того, как мы становимся более аутентичными и прозрачными,

поощряет цифровую связь.Загружая селфи через социальные сети, можно

раскрыть себя другим. Это известно как самораскрытие или процесс раскрытия личной информации о себе другому (Chelune, 1987). Это включает в себя согласование соответствующего баланса

между полезностью поделиться частью себя с другим и несоответствием, даже

опасностью переусердствовать или, возможно, поделиться слишком многим слишком рано. Успешное, полезное или даже значимое самораскрытие

означает, что оно должно быть выполнено в нужное время, в нужной ситуации и нужным людям

(Argyle & Graham, 1999).

Правильные люди, по мнению подростков, — их ровесники. Для подростков делиться своими

селфи — это призыв к реакции сверстников, ключевой элемент на этапе формирования идентичности. Когда селфи

опубликовано в социальных сетях, можно ожидать, что его коллеги ответят на него. Ответ сверстников важен для

подростков. Когда людям нравится их селфи, оставляя лайки или положительные комментарии, этот номер

может повысить уверенность подростка (USA Today, 2013).Это перекликается с теорией «зазеркалья», которая подчеркивает элемент воображаемого суждения других (Cooley, 2011). «Глядя на

стеклянного себя», архаичный английский термин «зеркало» используется для описания того, как человек смотрит на свое отражение

как метафору для понимания развития социального «я» (Shaffer, 2005). Поступая так,

они воображают, что другие видят их как отражение в зеркале. Затем они представляют, что думают о них другие

или как другие оценивают их работу.Затем они испытывают аффективную реакцию, если

оценка положительная, и тогда аффект также положительный (например, гордость и радость), но если он

отрицательный, то они испытывают отрицательный аффект (например, стыд или смущение). . На этапе

Хотите больше реалистичных селфи на iPhone? Используйте этот трюк iOS 14 на передней камере

Селфи в режиме по умолчанию (слева) vs.селфи с включенной зеркальной фронтальной камерой (справа).

Элисон ДеНиско Райоме / CNET

Последняя версия операционной системы Apple iPhone, iOS 14.5, теперь доступна для загрузки (и iOS 14.6 может быть не за горами). Независимо от того, какую версию ОС вы используете, вы найдете множество обновленных инструментов и функций камеры, включая улучшения ночного режима и серийную съемку. Но одна небольшая функция камеры может иметь самое большое значение для ваших потребностей в селфи: теперь есть настройка под названием Mirror Front Camera.

Зеркальная фронтальная камера

присоединяется к функции замедленной съемки «slofie» в iPhone 11, чтобы предоставить нам более тонкий — и, смею сказать, более полезный — инструмент для селфи. (Следует отметить, что это одна из многих функций iOS 14, которые уже были доступны на устройствах Android в течение некоторого времени.)

Прочтите все, что вам нужно знать о функции зеркальной передней камеры и о том, как ее использовать для улучшения вашего состояния. селфи-игра.

Будьте в курсе последних новостей, обзоров и советов по iPhone, iPad, Mac, сервисам и программному обеспечению.

Что означает зеркальная передняя камера?

Возможно, вы уже встречали этот параметр в настройках камеры и задавались вопросом, что это такое. Когда вы включаете его и переключаетесь на фронтальную камеру, он делает снимок, являющийся вашим зеркальным отображением, вместо того, чтобы переворачивать его, как обычно делает камера. Некоторых это раздражает, потому что сделанная фотография не соответствует изображению, которое вы видите в видоискателе.

В конечном счете, это может не сильно изменить ваше селфи, но некоторые люди могут предпочесть более знакомую перевернутую версию вашего лица, например, глядя в зеркало.

Как использовать функцию зеркальной передней камеры

При установленной iOS 14 настройка зеркальной передней камеры по умолчанию отключена. Вот как его включить:

Перейдите в Настройки > Камера . В Composition включите Mirror Front Camera . Вернитесь в приложение камеры и поверните камеру лицом к себе. Изображение будет выглядеть так, как вы видите в зеркале, а не перевернуто, как обычно.

Здесь вы можете увидеть параллельное сравнение обычного селфи и селфи, сделанного с включенной зеркальной фронтальной камерой.

iOS 14 дает вам выбор: отразить ваши селфи (справа) или оставить их перевернутыми (слева).

Патрик Холланд / CNET

Вы можете выполнить те же инструкции, чтобы выключить зеркальную переднюю камеру и вернуться к настройкам селфи по умолчанию.

Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с лучшими скрытыми функциями iOS 14, всеми слухами, которые мы слышали о iOS 15, и всеми лучшими функциями WatchOS 7.4.

Сейчас играет: Смотри: Что нового в iOS 14.5?

5:18

В чем разница между селфи и автопортретом?

Встречаемся с новым приобретением Гетти @thegetty #museumselfie #manet #TheGetty #museum pic.twitter.com/4g9gSrnHra

— Кейт (@MissKateSwan) 21 января 2015 г.

Селфи — это автопортрет, сделанный с помощью смартфона. По крайней мере, так я предполагал до тех пор, пока две недели назад я не наткнулся на статью в The Guardian о выставке Getty In Focus: Play . «Вы действительно видите автопортреты, — сказал о выставке куратор Арпад Ковач, — но это скорее автопортреты, чем селфи».

Мне сразу же стало любопытно, и я попросил его подробнее рассказать о разнице (выделено мной):

Автопортрет и селфи — это две отдельные, хотя иногда и частично совпадающие, попытки создать и приукрасить определение себя.

Такие качества, как средняя специфичность, глубоко укоренившаяся история и традиции (или их отсутствие), которые определяют эти усилия, лишь поверхностно различают их. Что имеет больший вес, так это селфи, которые по своей сути заменяемы и даже одноразовые. Если после фотографирования себя результаты неудовлетворительны, его легко забывают и заменяют новым снимком.

Автопортрет, будь то тщательно составленный этюд или созданный в спешке, часто содержит больше решений, чем можно легко стереть.Называть автопортрет Рембрандта селфи не только анахронизмом, но и сводить на нет тщательно просчитанный набор решений, которые создали рендеринг.

Это не означает, что селфи не могут быть автопортретами или что селфи по своей природе требует противоположного расчетного намерения. Художник мог выбрать изобразить себя через селфи; однако автопортреты не сразу означают селфи.

Не селфи: Смеющийся Рембрандт (фрагмент), около 1628 года, Рембрандт Харменс.ван Рейн. Масло на меди, 8 3/4 x 6 3/4 дюйма. Музей Дж. Пола Гетти, 2013.60

Исходя из этого рассуждения, эфемерность — а не просто средство или умение — это то, что принципиально отличает автопортрет Рембрандта от, скажем, селфи Рембрандта. (Если бы Рембрандт жил сегодня, разве он не делал бы и то, и другое?) Портрет сохраняется не потому, что он лучше, чем селфи, а потому, что он означает .

За второй точкой зрения я обратился к писательнице и теоретику Алли Бернесс, основательнице Museum Selfies tumblr.Она любезно превратила вопрос в заставляющую задуматься запись в своем собственном блоге здесь.

Алли поддержал идею о том, что технология не является определяющим фактором. «И селфи, и автопортреты — это формы саморепрезентации с использованием технологий», — отметила она. «Смартфоны и фотоаппараты — это технологии, зеркала и живопись — другие типы». Однако, по ее мнению, ключевое различие заключается не в эфемерности, а в контексте и интерпретации (опять же, я выделил жирным шрифтом):

Автопортреты созданы для того, чтобы их можно было читать как искусство, они отображаются в музеях или галереях, и нам дается разрешение просматривать их как тексты, функционирующие независимо от намерений художника.

Селфи — это обычная практика фотографии, которую посетители приносят в музеи и галереи. Опасно читать селфи так же, как искусство, игнорировать контекст их социального взаимодействия и намерения того, кто делает селфи.

Важно помнить, что эти изображения передаются в рамках разговора, серии контекстных взаимодействий и связаны с создателем селфи интимным, воплощенным и ощутимым образом. Нам разрешено исключить эти элементы из нашего чтения автопортретов художника.

Селфи, таким образом, похожи не столько на документы, сколько на речь, фрагменты воплощенного языка. Соглашаясь, Арпад отметил, что «селфи способствуют активному обсуждению и ответам, которые могут быть мгновенными и, что более важно, в форме селфи». Является ли эта интимная беседа одной из причин, почему при просмотре автопортретов незнакомцев редко возникает дискомфорт, а при просмотре селфи незнакомцев — часто? Однако он сомневался, всегда ли автопортреты являются искусством. «Многие люди в прошлом и настоящем создавали автопортреты по причинам, не связанным с искусством», — размышлял он.«Автопортреты по своей сути не могут быть признаны искусством больше, чем рисунки или пометки на странице».

Мое мнение: селфи — это способ разговора, по сути своей контекстный и часто эфемерный. Селфи могут быть и автопортретами, и оба могут быть и искусством.

Как вы думаете, что определяет селфи? Есть ли разница между селфи и автопортретом?

В чем разница между селфи и автопортретами?

Я большой любитель автопортретов.Я не лучший фотограф, но я сама себе лучшая модель, это точно. При этом селфи не очень люблю и делаю их редко. Когда я говорю это людям, они часто спрашивают меня: «В чем разница?» Сначала я не знала, как объяснить. Но я подумал и придумал несколько существенных отличий между автопортретом и селфи.

Прежде всего, давайте посмотрим, что говорит словарь. Автопортрет — это « портрет, который художник создает сам по себе. »С другой стороны, селфи — это« фотография, сделанная самим собой, обычно сделанная с помощью смартфона или веб-камеры и опубликованная через социальные сети ».

Я предпочитаю думать о себе как о художнике. Но я выкладываю свои автопортреты в социальных сетях, хотя не считаю их селфи. Кроме того, можно делать селфи на цифровую зеркальную камеру или делать фантастические художественные автопортреты на мобильный телефон. Итак, в чем же тогда различия?

Идея

Первое, что приходит мне в голову, — это идея фотографий и то, что они должны передать.Я не уверен, что в селфи слишком много глубины. Мы берем их, чтобы увековечить некоторые важные или забавные моменты нашей жизни, чтобы доказать, что мы были в определенном месте в определенное время, чтобы получить эти комментарии «о, ты такая красивая» и тому подобное. Когда я смотрю на чье-то селфи, я обычно думаю, какие они красивые, и на этом все.

Селфи на память о концерте Ману Чао. Не уверен, что это принесет нам много комментариев типа «ты такая красивая»

С автопортретами дело обстоит иначе.Обычно они несут в себе определенную идею и значение. Они несут сообщение, и есть что-то, что вдохновило художника на их создание. На мой взгляд, они возникают как результат глубоких размышлений или чувств, а не просто желания запечатлеть момент или ловить рыбу для восхищения. И они не только несут эмоцию, но и могут вызвать ее у зрителя. Если они не несут эмоции, сообщение, историю, если они чем-то не вдохновлены … Я считаю, что даже некоторые автопортреты на самом деле просто селфи.И их тоже иногда делаю:

Селфи в перерывах между автопортретами

Момент

Момент, когда вы делаете селфи или автопортрет, отличается, как и воспоминания, которые он оставляет вам позже.

На мой взгляд, селфи привязаны к определенному времени и месту. Когда вы посмотрите на эти фотографии позже, вы вспомните ситуацию, место, которое вы посетили, что происходило на в то конкретное время . Кроме того, вы можете вспомнить, как вы себя чувствовали в запечатленной вами ситуации.И это здорово.

Это мгновенное возвращение к великолепной новогодней ночи 2015

Автопортреты больше связаны с чувствами или отношением, которые у вас были во время их создания или до этого. Когда я оглядываюсь на свои старые автопортреты, я не помню, что происходило в тот самый момент. Я часто даже не знаю, когда я их сделал, прежде чем проверяю EXIF. Но я помню чувства, которые заставили меня сделать эти фотографии. Я помню весь период своей жизни и ситуацию, в которой я переживал.Для меня они вспоминают эмоции, а не событие . Кроме того, они часто вдохновляются музыкой, которая глубоко меня трогает в какой-то период жизни. Музыка вызывает эмоции, а эмоции вызывают взрыв творчества.

На основе песни Яна Тирсена «Монохромный». В то время я чувствовал себя очень связанным с ним.

Планирование и подготовка

Селфи обычно появляются спонтанно, когда вы делаете что-то, что хотите запечатлеть и сохранить. В такие моменты для селфи не требуется слишком много подготовки или какого-либо особого плана.Вы берете телефон или камеру, наводите их на себя (и ваших друзей) и делаете снимок. Если вы потратите время на подготовку к селфи, я думаю, вы воспользуетесь им для тех комментариев «ты такая красивая». Но это уже другая тема.

На подготовку к селфи здесь потребовалось время — нам понадобилось 3 секунды, чтобы собрать цветы.

Автопортреты, с другой стороны, обычно требуют некоторой подготовки и предварительного планирования. В моем случае обычно есть мысль, которая меня беспокоила какое-то время, определенная эмоция, от которой я не могу избавиться, или тяжелое время, которое я переживаю.Я заметил, что редко снимаю автопортреты, когда в моей жизни все в порядке. Итак, когда есть песня, эмоция или период жизни, из-за которых мне хочется изобразить, что я чувствую, мне нужно время, чтобы найти лучший способ сделать это. Иногда я использую блокнот и набрасываю идеи. Я жду лучшего света, который смогу получить, или настраиваю его сам. Иногда идея присутствует, но я не знаю, как ее реализовать, поэтому я просто начинаю с какой-то базовой идеи и наращиваю ее. И я изо всех сил стараюсь получить именно то, что я себе представлял, по крайней мере, с точки зрения сообщения.

«Иногда меня шокируют собственные идеи»

Подумав об автопортретах и ​​селфи и сравнив эти две концепции, я пришел к выводу о различиях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *