Разное

Опыт работы с литературными картами в европе: Опыт создания литературных карт в муниципальных библиотеках Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

06.08.2021

Содержание

«Россия – один из самых продвинутых платежных рынков в Европе»

Президент Mastercard Europe Марк Барнетт рассказывает о конкуренции и кооперации платежных систем и о том, что станет с пластиковым картами

Президент Mastercard Europe Марк Барнетт /Mastercard

Марк Барнетт возглавил европейский бизнес Mastercard 1 июня, когда на континенте только начали снимать ограничительные меры, введенные из-за пандемии COVID-2019. Она заметно повлияла на поведение тех, кто во время карантина все-таки выходил за покупками. Согласно опросу Mastercard, 43% россиян стали реже платить наличными, а 22% совсем ими не пользуются, предпочитая карты. При этом 36% респондентов сказали, что используют смартфоны для бесконтактной оплаты, благодаря чему Россия вместе с Польшей заняла 1-е место среди стран, в которых проводился опрос и где этот показатель в среднем составляет 28%.

Таким образом, пандемия сыграла на руку платежным системам. Согласно тому же опросу, 16% россиян впервые попробовали бесконтактную оплату, а половина респондентов стали пользоваться картами с этой технологией чаще.

Но карты далеко не единственное направление бизнеса, которое развивает Mastercard. В чем привлекательность работы с корпоративными платежами, как системы мгновенных переводов между банковскими счетами помогают быстро перечислять деньги за рубеж и одновременно бороться с их отмыванием, каковы перспективы у подобных услуг в России, получат ли люди цифровой ID и исчезнут ли карты как таковые, «Ведомостям» рассказал новый президент Mastercard в регионе, включающем 53 страны и насчитывающем более 950 млн держателей карт.

В беседе принимал участие Алексей Малиновский, глава Mastercard в России.

Вирус в помощь

– Как режим изоляции повлиял на бизнес Mastercard? Проявились ли какие-то слабые места или что-то, чего вы не ожидали?

– Думаю, ответ довольно очевиден. Многим пришлось перенести запланированные путешествия, особенно деловые поездки за границу. Этого можно было ожидать. Чего мы не ожидали? Пожалуй, двух вещей – столь драматичного роста бесконтактных платежей и электронной коммерции в глобальном масштабе: на 40% по обоим показателям в I квартале по сравнению с I кварталом 2019 г.

Эти тренды мы отмечали и до кризиса, но он значительно их ускорил. Сейчас в Европе порядка 80% (от 75 до 80%) всех безналичных транзакций физических лиц совершается бесконтактно. Для нас это был весьма впечатляющий сдвиг. Мы уверены, что бесконтактная технология – очень хороший способ оплаты, который будет активно использоваться и в будущем.

– С другой стороны, значительная часть офлайн-платежей пропала – в барах и ресторанах, кинотеатрах, магазинах, туристических поездках и т. д. Это повлияло на бизнес Mastercard?

– Повлияло, конечно. Как я уже отметил, ограничения прежде всего отразились на зарубежных поездках, а затем привели к остановке самых разных предприятий из-за карантина. Масштаб зависит от конкретной ситуации: в одних странах ограничения сняли достаточно быстро и их влияние было незначительным, в других ограничительные меры были гораздо строже и сказались сильнее.

Точные цифры не назову, но в I квартале изменения были незначительными, потому что последствия пандемии начали сказываться лишь в последние несколько недель квартала. По нашим оценкам, по крайней мере в Европе нижняя точка была пройдена в мае, и теперь мы наблюдаем нормализацию.

Сейчас, когда ограничения постепенно снимаются, мы видим, что привычный денежный поток по некоторым направлениям восстанавливается быстрее, чем по другим. Например, в магазинах мебели и электроники в Германии, когда там был отменен режим изоляции. И это довольно интересно: электронику можно покупать и онлайн, но люди хотят именно идти в магазины. Возвращается спрос на бензин, услуги, к примеру парикмахерские, оживает малый и средний бизнес – и это первая волна. Вместе с тем есть сферы, на которые пандемия так не повлияла, – продовольствие, фармацевтика, интернет-торговля.

Вторая волна будет связана с более значимым восстановлением. Но, скажем, для сферы туризма и гостиничного бизнеса оно, вероятно, займет чуть больше времени. Деловые поездки, видимо, возобновятся в последнюю очередь. Мы достаточно скоро должны увидеть изменения в моделях поведения.

Многое в бизнесе сейчас зависит от политиков, а они в разных странах действуют по-разному.

– Предвидите ли вы тактические или стратегические изменения в бизнесе Mastercard, вызванные ситуацией с пандемией?

Родился в 1967 г. в Лиде (Йоркшир, Великобритания). Получил степень MBA в бизнес-школе Имперского колледжа Лондонского университета и степень бакалавра экономики в Лондонском университете

1998

консультант в KPMG

2003

вице-президент Mastercard

2014

президент Mastercard в Великобритании, Ирландии, Северной Европе, странах Балтии

2020

президент Mastercard в Европе, член управляющего комитета компании

– Если отвечать коротко, то нет. Конечно, какие-то изменения и акценты возможны. Но наша стратегия – расти, диверсифицировать и создавать. Она не изменится. Хочу пояснить, что это значит. Обеспечивать рост того, чем мы занимались последние 50 лет, – кредитные, дебетовые, предоплаченные и коммерческие карты.

Мы постепенно поднимались все выше, вытесняя наличные деньги на протяжении многих лет. И, судя по тому влиянию, которое оказывает кризис, мы, вероятно, увидим ускорение процесса отказа от наличности. Потому что есть и электронные, карточные платежи, различные виды цифровых платежей – оплата по сохраненным у торговца реквизитам карты, смартфоном или часами.

Если для потребителей это удобно и безопасно, то, как только человек получает в этой области первый опыт, такое поведение закрепляется. Это та часть нашего бизнеса, которая связана с ростом, и здесь у нас еще много возможностей. Ведь в нашей части света около половины всех платежей в торговле по-прежнему совершается наличными деньгами.

Диверсификация как стратегия бизнеса связана с тем, кого и как мы обслуживаем. Это банки, правительства, финтехи и другие технологические компании, торговые предприятия, розничные продавцы и т. д. То есть мы построили отношения с очень широкой сетью клиентов, стали для них предпочтительным партнером, предпочтительной платежной технологической компанией, предпочтительным брендом. Другая сторона диверсификации заключается в том, что мы делаем. За последние 10 лет мы значительно расширили спектр услуг, в том числе приобретая компании, наращивая свои возможности, развивая такие направления, как лояльность, консалтинг, кибербезопасность, борьба с мошенничеством, различные тесты и исследования, аналитика. Это добавленная стоимость к платежам как таковым и к потребительскому опыту. Поэтому доходы наших сервисов оставались высокими на протяжении всего кризиса.

Третий элемент стратегии, создание, ориентирован на развитие в ближайшие 10–15 лет. Основной элемент здесь – мультинаправленность. Мы считаем, что являемся единственной в мире по-настоящему многопрофильной компанией, специализирующейся на платежных технологиях. Это важная часть нашего будущего, и ее суть заключается в том, чтобы предоставлять выбор. Держателям карт все равно, платят они по карте, счету или другим способом. Мы хотим дать нашим партнерам, будь то банки или ритейлеры, возможность создавать уникальный платежный опыт для клиентов. Это может быть оплата картой, по счету, через мобильный банк, на месте или авансом. Чем больше вариантов мы предоставим, тем лучше ритейлеры или банки смогут обслужить клиентов.

Таким образом, мультинаправленность является основой нашей стратегии. Разумеется, сейчас мы, скорее всего, сделаем больший акцент на бесконтактную технологию. Конечно, электронная коммерция выходит на первый план. Но в целом стратегия остается неизменной.

/Евгений Разумный / Ведомости

Mastercard Incorporated

Платежная система
Акционеры (данные компании на 20 апреля 2020 г., голосующая доля): частный благотворительный фонд The Mastercard Foundation (11,2%), остальное в свободном обращении, крупнейшие инвесторы – The Vanguard Group (7,2%), BlackRock (6,7%).
Капитализация – $306,7 млрд.
Финансовые показатели (2019 г.): выручка – $16,9 млрд, чистая прибыль – $8,1 млрд.
Операционные показатели (2019 г.

, включая Maestro): объем операций – $7,2 трлн, количество транзакций – 87,3 млрд, количество пластиковых карт в обращении – 2,6 млрд.
Операционные показатели европейского региона Mastercard (2019 г.): количество транзакций – 38,9 млрд, количество пластиковых карт в обращении – 599 млн.

Мгновенные платежи

– Как президент региона, в который входят Великобритания и Северная Европа, вы в последние годы наверняка сыграли важную роль в двух значимых приобретениях. В 2016 г. Mastercard договорилась о поглощении Vocalink, британского провайдера мгновенных электронных банковских переводов, а в прошлом году – о приобретении у датской платежной технологической компании Nets бизнеса по переводам между счетами. Корпоративные платежи (b2b) и другие платежи между банковскими счетами обычно проводятся не по картам. Вы активно стремитесь охватить и эту сферу платежей?

– Мы еще не закрыли сделку по покупке подразделения корпоративных услуг у Nets, ожидается подтверждение со стороны регулирующих органов. Есть кое-что еще интересное в Северной Европе – проект P27. Мы хотим участвовать в создании первой в мире международной мультивалютной клиринговой системы, в которой платежи будут проводиться в реальном времени для всех стран Северной Европы. Это очень важная часть нашего будущего, мгновенные платежи в P27 будут проводиться в евро и валютах североевропейских стран.

B2b-переводы – очень важная часть нашей стратегии развития, обладающая огромным потенциалом. Частично мы можем работать с b2b-переводами, используя карты, технологию номеров виртуальных карт, такую технологию, как Mastercard MoneySend. Но также можем проводить эти денежные потоки через системы мгновенных расчетов или переводов со счета на счет. Это укладывается в нашу стратегию мультинаправленности. В Европе корпоративные платежи в торговых точках составляют около $13 трлн в год. Но общая сумма платежей – около $60 трлн, т. е. остальные средства переводятся со счета на счет в пакетном режиме либо в режиме реального времени с помощью чеков и некоторых других инструментов.

Мы бы хотели не просто участвовать в этих транзакциях, а создать для них приложения и сервисы, которые бы давали добавленную стоимость. Приведу пару примеров. В Великобритании у нас есть приложение Pay by Bank («Оплати через банк»), которое связано с переводами со счета на счет. Оно позволяет использовать мобильное банковское приложение для онлайн-шопинга – очень просто и удобно.

Другой пример – сервис для борьбы с отмыванием денег. Он помогает выявлять сомнительные платежи во всех системах мгновенных расчетов в стране. Банку крайне сложно в одиночку эффективно бороться с отмыванием, потому что деньги приходят на счет, а затем скачут со счета на счет в разных банках. В тех странах, где есть системы мгновенного перевода денег, можно начать бороться с этой проблемой, видя все транзакции между всеми счетами всех банков. Сейчас в Великобритании этим сервисом пользуются 40 банков, и мы надеемся принести его в другие страны.

– А может этот сервис использовать, например, правительство?

– Пока такого не было. Полагаю, это зависит от конкретных государственных органов.

– Какие перспективы у подобных услуг в России?

– Мы хотели бы сделать наши услуги доступными на всех европейских рынках. Но платежи – это не однородное явление, везде работающее одинаково. Скажем, в России своя определенная система и устройство платежей, и мне предстоит плотнее с ней познакомиться. Мы будем разговаривать с нужными игроками, и если сможем предложить им нужный выбор и принести пользу – отлично, а если не сможем – что ж, не в этот раз.

– В октябре 2019 г. на форуме Finopolis в Москве было объявлено, что Mastercard совместно с Национальной системой платежных карт (НСПК) собирается осуществлять международные переводы через Систему быстрых платежей (СБП) Банка России. С тех пор об этом проекте ничего не было слышно. Как с ним обстоят дела?

Алексей Малиновский: Да, мы подписали с НСПК соглашение о намерении сотрудничать в развитии функционала трансграничных платежей для СБП. Будем использовать технологические возможности Mastercard, которые уже есть в Европе и других странах. Сейчас мы занимаемся интеграцией СБП через сервис трансграничных переводов в глобальную экосистему мгновенных платежей Mastercard. Это сложный проект, и нам нужно запустить его с учетом тех особенностей в системах платежей разных стран, о которых говорил Марк.

– У этого проекта есть сроки?

– Как я уже сказал, это сложный проект и нам многое нужно сделать. Мы сообщим, когда будем готовы рассказать о каких-либо результатах.

– Вы планируете использовать Vocalink в этом проекте?

– Это один из ресурсов, который мы используем, но на самом деле речь идет не только о Великобритании и Европе. У нас глобальный подход, и мы планируем задействовать различные технологии, которые есть у Mastercard и наших партнеров в разных странах мира.

Платежи будущего

– Несколько лет назад все говорили о блокчейне. В частности, о том, что он поможет значительно ускорить международные платежи. Но за прошедший год о нем почти ничего не было слышно. Вы работаете с блокчейном?

Марк Барнетт: Пожалуй, сказать «мы с ним работаем» будет преувеличением. Мы экспериментируем с этой технологией, у нас есть собственный блокчейн – как частный, так и публичный. Недавно мы присоединились к альянсу ID2020; цель этого проекта – дать каждому человеку в мире цифровой ID к 2030 г., и он основан на блокчейне. Это очень интересная технология, но пока не совсем понятно, какие практические задачи или проблемы она будет решать в мире платежей. Блокчейн может сыграть в этом какую-то роль, а может и нет. Думаю, он скорее может быть применен в цифровой идентификации – например, для определения личности или при торговле ценными товарами.

– Как платежные системы изменятся в будущем? Какие способы платежей быстрее всего будут набирать популярность?

– Я уверен, что в будущем особенно важное место займет токенизация. Сейчас торговые предприятия хранят данные карт, но со временем они будут заменены на токены, и это принципиально иной уровень безопасности. Увеличится процент одобренных транзакций, менее дискомфортной будет ситуация при потере карт, потому что токены, заменяющие карточные данные, будут автоматически обновляться. Например, сегодня на Amazon сохранены данные моей карты, но однажды это будет просто токен. Я смогу открыть мобильное приложение и увидеть все магазины, где есть мои токены, а также включить или отключить их. Если захочу использовать токен, то смогу включить его, так как вижу и контролирую всю картину. Поэтому токенизация – это определенно важная технология. Это то, с чем вышли Apple Pay, Samsung Pay и другие известные сервисы. Востребованность этой технологии растет среди торговых компаний по всей Европе, и это отлично. Эта технология удобна для всех.

Также я считаю, что биометрия будет активно развиваться как способ идентификации пользователей. Она куда лучше, чем пароли и подтверждение кодом по sms. Мы недавно инвестировали в поведенческую биометрию. То, как вы держите телефон, как вводите текст – эти факторы помогают определить, действительно ли именно вы совершаете платеж. Думаю, биометрия будет чрезвычайно важна в будущем. Есть исследование, что люди предпочитают использовать биометрию, а не пароли, чтобы обеспечить безопасность своих данных.

Но, думаю, в конечном итоге мы придем к цифровой идентификации (Digital ID). Это сложный путь, поскольку требуется системное решение с участием людей, правительств, банков, телекоммуникационных операторов, ритейлеров. Но в итоге в распределенной системе цифровой ID безопасно хранится онлайн. Это и есть будущее, потому что такую систему очень легко использовать для платежей.

Наконец, как я уже упоминал, платежи со счета на счет в режиме реального времени. У них есть ряд преимуществ, например возможность отложенного платежа, баланс в вашем мобильном банковском приложении актуален с точностью до секунды. Эта технология дает пользователям массу преимуществ.

– Пластиковые карты в конце концов выйдут из обращения?

– Рано или поздно устаревает абсолютно все, но карты будут использоваться еще очень долго. Этот кусочек пластика не занимает много места в вашем кошельке, но им можно платить бесконтактно, в том числе за дорогие покупки, и многие страны внедряют именно бесконтактную технологию. Просто приложить карту к терминалу – это очень удобно. Таким же образом можно платить смартфоном (я как раз так расплачиваюсь), использовать кольцо или часы.

/Максим Стулов / Ведомости

Так же и с наличными: они еще долго будут с нами, но количество ситуаций, когда они необходимы, и людей, которые их используют, постепенно сокращается. Но будут и те, кто хочет пользоваться наличными. Карты, на мой взгляд, предоставляют действительно удобную возможность оплаты и еще долго будут в ходу.

– Уже сейчас на смену картам пришли смартфоны, оплата по Face ID. В Китае больше года оплачивают покупки с помощью системы распознавания лиц. Я согласен по поводу наличных – они будут с нами еще долго. А карты, кажется, уже вытесняются другими способами оплаты.

– Это зависит от того, о чем вы говорите – о карточных платежах в целом или о самих кусочках пластика. Представить мир без них довольно легко – теперь они существуют в смартфонах или вы подтверждаете транзакцию лицом. Но за этим стоит целая инфраструктура, которая защищает данные держателей карт, обеспечивает безопасность транзакций, следит, чтобы платежи поступали правильному адресату, чтобы покупатели и ритейлеры могли вернуть деньги, если что-то пошло не так. Все, что связано с картами – не с пластиком, а с картами как платежной системой, – останется неотъемлемым элементом всей системы платежей. Нужна франшиза, правила, обеспечение возврата средств и урегулирования спорных ситуаций. И это не про физическую пластиковую карту. Нужна сеть, которая надежно и бесперебойно соединяет десятки миллионов торговых точек с миллиардами покупателей. А чем конкретно расплачиваться, смартфоном или пластиком, – это уже выбор каждого.

Россия в лидерах

– Возвращаясь к бизнесу Mastercard: насколько велика разница в его развитии в разных регионах, насколько независимо действуют локальные офисы?

– Интересный вопрос. Mastercard предоставляет продукты и услуги по всему миру, но мы обязательно адаптируем их под потребности конкретных рынков. Это необходимо делать всегда. Если вы хотите добиться максимальной экономической эффективности, то будете внедрять одни и те же продукты по всему миру – но проблема в том, что далеко не везде они будут одинаково работать. Если же создавать исключительно локальные решения, это не даст экономии на масштабе. Здесь важно найти баланс, и мы уверены, что у нас это отлично получается. Алексей [Малиновский] располагает достаточной независимостью в деле локализации наших решений на российском рынке; такова ситуация и в других странах. Mastercard – это единый бренд с единой глобальной политикой. Без такого глобального подхода компания не смогла бы стать настолько сильной. А залог успеха – это баланс между глобализацией и локализацией.

– Если Алексей захочет внедрить какие-либо сервисы в России, он может сделать это самостоятельно или должен представить идею на рассмотрение европейской или глобальной штаб-квартиры?

– Зависит от конкретного случая. Если он захочет провести новую маркетинговую кампанию, это полностью в его распоряжении. Если речь о запуске новой продуктовой линейки, это нужно обсудить с нашими региональными и продуктовыми командами. Все это делается ради оптимальной реализации идей на локальных рынках. Разумеется, мы не готовы делать слишком много самостоятельных продуктов в каждой стране, но не адаптировать наши решения к местным условиям – значит не прислушиваться к потребностям рынка. В целом, мы предпочитаем предоставлять местным подразделениям как можно большую свободу действий.

– Если сравнивать Россию с другими странами, какое положение она занимает в бизнесе Mastercard и платежной индустрии в целом?

– В России очень развита система платежей, есть собственная платежная система. Также в России очень хорошо представлены сервисы, которые мы называем «пэями»: Apple Pay и проч., широко распространен прием бесконтактных платежей. Я бы сказал, что Россия – один из самых продвинутых и развитых платежных рынков в Европе. Если посмотреть на процентное соотношение безналичных и наличных платежей, некоторые крупные страны с развитой экономикой даже близко не стоят рядом с Россией в этом плане. Конечно, есть рынки, например в Северной Европе, с которыми я работал, где уровень развития электронных платежей еще выше. Но я считаю, что Россия – очень прогрессивный, современный и эффективно работающий рынок.

– Могли бы вы оценить, на каком месте находится Россия по обороту или прибыли для Mastercard?

– Даже если бы я знал ответ, не думаю, что смог бы вам сказать, но однозначно Россия – огромная и важная часть нашего бизнеса в Европе. Мы этому очень рады и гордимся сотрудничеством с российскими партнерами – банками, ритейлерами и государственными структурами.

– Как изменилась ситуация за последние 5–10 лет?

– Попрошу Алексея прокомментировать.

Алексей Малиновский: Весьма значительно. Если говорить о развитии электронных платежей в целом, то можно отметить, что доля безналичных платежей растет. По данным Центробанка, уже больше 50% всех транзакций составляют именно безналичные платежи при помощи карт. И ожидается, что их доля будет только расти – кстати, в том числе и благодаря использованию карт во время пандемии. Кроме того, за последние 10 лет Mastercard принесла на российский рынок целый ряд инноваций. Mastercard первой из платежных систем внедрила бесконтактную технологию в России, и сейчас мы активно работаем над ее дальнейшим распространением. Несколько лет назад мы привели сюда Apple Pay, затем были Samsung Pay, SwatchPay!, недавно только с Mastercard появилась возможность платить умным фитнес-браслетом от Xiaomi. В России мы повсеместно видим большие изменения. Например, в нашей стране очень распространены платежи с помощью смартфонов. Совсем свежий опрос показал, что 36% россиян во время изоляции оплачивали покупки именно смартфонами. Это отличный показатель.

Бодрящая конкуренция

– Избежать сравнения Mastercard и Visa невозможно. Что каждая из компаний делает лучше, чем другая?

Марк Барнетт: Есть несколько явных отличий. Первое – наша мультинаправленная стратегия, которая будет драйвером роста и развития в течение следующих 10–15 лет. Возможность, как я говорил ранее, предоставлять клиентам выбор способа оплаты вне зависимости от того, на какой технологии он реализован.

И еще одно принципиальное отличие заключается в стратегии диверсификации, которую мы приняли 10 лет назад и начали создавать услуги с добавленной стоимостью, связанные с основным платежным бизнесом. Сейчас у нас сервисный бизнес, который, я считаю, не имеет равных.

Если говорить о России, то мы первыми представили оплату смартфонами, а сейчас уже работает шесть технологий для оплаты устройствами – Apple Pay, Google Pay, Samsung Pay, Garmin Pay, SwatchPay! и «Кошелек Pay». За короткий период времени мы смогли принести все эти инновации на рынок. И не только принести, но и распространить.

– А в чем преимущество Visa?

– Об этом вам нужно их спросить.

– Безусловно, но, может, вы могли бы что-то добавить?

– В принципе, я не думаю, что у них есть преимущество. Но лучше вам об этом спрашивать у них.

– Но конкурентов становится все больше. Как Mastercard конкурирует, например, с российской системой «Мир», китайскими платежными системами (WeChat Pay, Alipay), финансово-технологическими компаниями, такими как Revolut?

– Mastercard приветствует конкуренцию. Она держит нас в тонусе и напоминает, что мы должны создавать что-то новое, стараться превзойти самих себя. На некоторых рынках наши продукты, позволяющие осуществлять переводы между счетами, конкурируют с нашими же картами. Я считаю, это хорошо, потому что, если мы не будем конкурировать сами с собой, это будет делать кто-то другой.

В Европе довольно много местных платежных систем, и обычно мы предоставляем им возможность обеспечить международный прием их платежей, а в некоторых случаях – использовать все каналы, особенно те, которые мы создаем для применения токенизации. В России, насколько я знаю, ваша национальная платежная система может все это делать самостоятельно. Но в ряде других стран этого нет, и мы даем им доступ к новейшим технологиям. У нас в Европе очень развита сеть партнерств, и мы уверены, что наша стратегия может обогатить конкурентную среду.

– Китайские системы обслуживают около миллиарда пользователей и через свой основной бизнес, например Alibaba, располагают гигантским объемом данных. Как вы оцениваете позиции Mastercard в сравнении с ними в плане информации о держателях карт?

– Я не настолько хорошо знаком с этими рынками, но могу рассказать, как обстоят дела в Евросоюзе с открытым банкингом и директивой о платежных услугах PSD2. Мы наблюдаем по-настоящему значительные изменения в том, как происходит обмен данными между финансовыми институтами и как осуществляются платежи. Процессы становятся все более открытыми, а информация – доступной, после того как пользователи дают согласие конкретному институту на ее получение.

Я считаю, что весь мир движется в сторону открытости в этом отношении. Соответствующие меры вводятся и регуляторами, и они очень хорошо проработаны – по крайней мере в Евросоюзе. Однако в других странах подобные вещи (сбор информации) уже давно делаются с помощью анализа экранных данных.

Полагаю, мы еще в самом начале пути к открытости банковской деятельности и, возможно, открытости данных в коммерческом мире. В сфере открытых банковских платежей большого прогресса пока не наблюдается, но мы создали решения для фундаментальных проблем подключения, защиты потребителей и урегулирования споров. Это лежит в основе открытой банковской системы, потому что без этих трех вещей открытые банковские платежи никогда не смогут стать успешными. Итак, у нас есть технологии платежей в различных сферах: между счетами, по картам, в мире открытого банкинга, в мире открытых данных – или, если быть точным, в мире открытой информации о счетах. У нас есть решения, которые могут помочь нашим партнерам в этих вопросах.

– Как регулирование в Евросоюзе интерчейнджа (комиссий, которые обслуживающие торговые точки банки платят банкам – эмитентам карт в виде процента от каждой операции) повлияло на рост безналичных платежей?

– Влияние этого регулирования неоднозначное и до конца пока не ясно. Мы считаем, что предлагать новое законодательство в отношении интерчейнджа пока рано, оно не принесет особой выгоды для клиентов. Крупным торговым предприятиям оно поможет сэкономить дополнительные средства, но мало чем поможет мелким и средним. Нужно сосредоточиться на надлежащем исполнении существующих мер.

– Банк России временно ограничил ставку эквайринга по онлайн-платежам 1%, и платежные системы были вынуждены снизить интерчейндж. Как это повлияло на ваш бизнес?

– Такое временное снижение интерчейнджа может сработать как краткосрочная мера. Но мы абсолютно уверены, что лучше всего было бы позволить рынку регулироваться самостоятельно. Интерчейндж – это уникальный инструмент, предназначенный для того, чтобы поддерживать баланс интересов внутри платежной схемы и стимулировать развитие безналичной экономики. Выгоду от него должны получать все стороны – государство, торговые предприятия, банки и держатели карт.

Создана детская литературная карта Европы

Школьники со всей Европы назвали свои любимые книги. Так получилась замечательная карта, показывающая самую-самую лучшую детскую книгу каждой страны. Возьмите на заметку!


Дети из Болгарии, Польши, Греции, Португалии, Испании, Чехии и других европейских стран объединились для работы над созданием проекта под названием READ AND SHARE eTwinning. Ребята называли свои любимые книги, написанные авторами родной страны, а также опрашивали своих друзей и одноклассников. В результате такого голосования от каждой страны выбрали по одному произведению. Обложки книг вписали в границы страны, которую она представляет, так и получилась детская литературная карта Европы.

Вот список книг, названных детьми:

1. «Весна», Оскар Лутс, Эстония

2. «Гарри Поттер и философский камень», Дж.К. Роулинг, Великобритания

3. «Пеппи Длинныйчулок», Астрид Линдгрен, Швеция

4. «Пиноккио», Карло Коллоди, Италия

5. «Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери, Франция

6. «Бесконечная история», Михаэль Энде, Германия

7. «Хайди», Иоганна Шпири, Швейцария

8. «Ноги в поле, голова на воле», Бранко Чопич, Сербия

9. «Тореадоры из Васюковки», Всеволод Нестайко, Украина

10. «Приключения Тинтина», Эрже, Бельгия

11. A Fada Oriana, София де Мелло Брейнер, Португалия

12. «Платеро и я», Хуан Рамон Хименес, Испания

13. «Крутой», Пенелопа Дельта, Греция

14. «Тося-Бося», Лина Жутауте, Литва

15. «Сказка о царе Салтане», Александр Пушкин, Россия

16. «Терновая крепость», Иштван Фекете, Венгрия

17. «Воспоминания детства», Ион Крянгэ, Румыния

18. «Куфоя и Буби Какуррель», Гако Бусаки, Албания

19. «Профессор Пабби», Гуннар Хельгасон, Исландия

20. «Саша и Маша», Анни М.Г. Шмидт, Нидерланды

21. «Муми-тролли», Туве Янссон, Финляндия

22. «Академия пана Кляксы», Ян Бжехва, Польша

23. «Словацкие сказки», Павол Добшинский, Словакия

24. «Артемис Фаул», Йон Колфер, Ирландия

25. «Гадкий утёнок», Ганс Христиан Андерсен, Дания

26. «Старушка-крошка-с-чайную-ложку», Альф Прейсен, Норвегия

27. «Чудесные приключения и несчастья подмастерья Хлапича», Ивана Брлич-Ма­жу­ра­нич, Хорватия

28. «Рассказы про Франца», Кристине Нёстлингер, Австрия

А вот и карта (рассмотреть её в деталях можно также на сайте проекта).

Создана детская литературная карта Европы

Школьники со всей Европы назвали свои любимые книги. Так получилась замечательная карта, показывающая самую-самую лучшую детскую книгу каждой страны. Возьмите на заметку!

Дети из Болгарии, Польши, Греции, Португалии, Испании, Чехии и других европейских стран объединились для работы над созданием проекта под названием READ AND SHARE eTwinning. Ребята называли свои любимые книги, написанные авторами родной страны, а также опрашивали своих друзей и одноклассников. В результате такого голосования от каждой страны выбрали по одному произведению. Обложки книг вписали в границы страны, которую она представляет, так и получилась детская литературная карта Европы.

Вот список книг, названных детьми:

1. «Весна», Оскар Лутс, Эстония

2. «Гарри Поттер и философский камень», Дж.К. Роулинг, Великобритания

3. «Пеппи Длинныйчулок», Астрид Линдгрен, Швеция

4. «Пиноккио», Карло Коллоди, Италия

5. «Маленький принц», Антуан де Сент-Экзюпери, Франция

6. «Бесконечная история», Михаэль Энде, Германия

7. «Хайди», Иоганна Шпири, Швейцария

8. «Ноги в поле, голова на воле», Бранко Чопич, Сербия

9. «Тореадоры из Васюковки», Всеволод Нестайко, Украина

10. «Приключения Тинтина», Эрже, Бельгия

11. A Fada Oriana, София де Мелло Брейнер, Португалия

12. «Платеро и я», Хуан Рамон Хименес, Испания

13. «Крутой», Пенелопа Дельта, Греция

14. «Тося-Бося», Лина Жутауте, Литва

15. «Сказка о царе Салтане», Александр Пушкин, Россия

16. «Терновая крепость», Иштван Фекете, Венгрия

17. «Воспоминания детства», Ион Крянгэ, Румыния

18. «Куфоя и Буби Какуррель», Гако Бусаки, Албания

19. «Профессор Пабби», Гуннар Хельгасон, Исландия

20. «Саша и Маша», Анни М.Г. Шмидт, Нидерланды

21. «Муми-тролли», Туве Янссон, Финляндия

22. «Академия пана Кляксы», Ян Бжехва, Польша

23. «Словацкие сказки», Павол Добшинский, Словакия

24. «Артемис Фаул», Йон Колфер, Ирландия

25. «Гадкий утёнок», Ганс Христиан Андерсен, Дания

26. «Старушка-крошка-с-чайную-ложку», Альф Прейсен, Норвегия

27. «Чудесные приключения и несчастья подмастерья Хлапича», Ивана Брлич-Ма­жу­ра­нич, Хорватия

28. «Рассказы про Франца», Кристине Нёстлингер, Австрия

А вот и карта (рассмотреть её в деталях можно также на сайте проекта).

Особенности поиска работы в Европе / Хабр

Разработчик, с гуманитарным высшим, средним английским (сильный акцент и неправильное произношение), 15 годами опыта в десятке проектов, обремененный семьей – вдруг решил найти работу в Западной Европе.

Потрачено полгода. Пройдено десятки собеседований. В процессе сбора информации выбор целевой страны менялся несколько раз. В данной статье я постарался описать личный опыт, дать советы, которые (надеюсь) будут полезны другим.

Общий обзор


В Москве много лет был “рынок работника”. Новую работу можно найти за несколько дней, при этом выбирать из работодателей (зарплата, качество офиса, условия, коллектив…).

В Европе “рынок работодателя”. Недостатка программистов нет. На любое приличное место много кандидатов. Программисты нужны, но нужны сливки. Для этого многие большие компании держат постоянно открытые вакансии, за которыми многоэтапные и длительные системы отбора.

IT-компании в Европе большего размера, чем в России. Если в России много организационно самостоятельных компаний среднего размера, то в Европе много филиалов глобальных компаний, в которых все процессы так же глобальны, формализованы и забюрокрачены.

Самая общая рекомендация


Проходите больше собеседований с целевой страной. Полезно с точки зрения подтягивания языка, офисных идиом, специфического для интервью лексикона.

Не нравится вакансия/компания/зарплата, но нравится страна – подайтесь, пройдите видеоинтервью. Если с первым интервью с HR все более-менее стандартно, то из технического и культурного интервью узнаете много нового о людях в данной стране. Вам потом в этой среде работать. Что спрашивают, как спрашивают, на что и как реагируют. Можете поэкспериментировать, ответить нестандартно и посмотреть реакцию. Это гораздо лучше, чем увидеть у будущих коллег шок при таком же ответе. Увидите разницу в отношении, в доброжелательности и совместимости в данной стране.

Отказаться всегда успеете, а потраченное на подобный опыт время не будет потрачено зря. Пользы больше чем от языковых курсов.

Куда сложно пробиться


Ситуация с местами “куда не пробиться” кардинально отличается от традиционных cоветских/постсоветских представлений о “Западе”. Можно сказать что ситуация прямо противоположна “табелю о рангах”. Чем выше стоит страна в традиционном представлении (Лондон, Нидерланды, Скандинавия, Германия) – тем легче туда попасть, тем больше там нехватка IT специалистов для очередного стартапа, биржи или банка. И тем больше эти специалисты хотят оттуда сбежать туда где тепло.

Первый культурный шок у меня возник, когда на техническом интервью в Люксембург работник мне похвалил преимущество глобальной компании в 60 тыс. человек – “у нас много филиалов в мире и можно будет перевестись, (далее мечтательный тон) В ПОРТУГАЛИЮ, НАПРИМЕР….“. Но спустя множество интервью, я его понял.

Самые недоступные страны ЕС – это Испания, Португалия, Мальта, Кипр. Зарплаты синьора в Испании вдвое ниже Германии, налоги такие же, цены те же, но конкуренция за места многократно выше (я бы оценил как на порядок выше). Из-за климата. Только на вакансии в Испанию я видел поля анкет “cover letter”, после которого поле “summary”, после которого поле “а теперь 160 символов о себе – чтобы мы заметили именно вас”. Стиль “удивите нас”…

Европейский идеал – перевестись в южный филиал корпорации с сохранением зарплаты. Если компания небольшая — переехать всем офисом (многие немецкие, английские фирмы так и делают).

Вам не напишет в LinkedIn рекрутер с предложением о вакансии в Испании. В Лондон, Нидерланды, Швецию – каждую неделю.

Национальные особенности


У многих крупных европейских фирм HR (либо заменяющее его кадровое агентство) базируется в Лондоне. Это худший вариант. Помимо сложностей с языковым пониманием (native speakers — беглая речь, жаргоны, сложные обороты), готовьтесь к откровенно раздраженному/презрительному тону из-за вашего акцента, к бросанию трубки после первого-второго непонятого вопроса или ответа, к хамским диалогам в стиле:

— Сколько хотите?
— XXк.
— Ха. И сколько Вы там зарабатываете на Украине?
— Я сейчас живу в Уругвае, не Украине. Работаю на США. До этого работал в Москве.
— Ну Уругвае… Это где вообще?

Со времен общения с постсоветскими чиновниками/силовиками нижнего уровня — больше нигде я не сталкивался, чтобы кто-то так себя вел. Американцы, ирландцы (те же native speakers) достаточно толерантны к акценту, языковым ошибкам и тем более не позволят себе насмешек. Для лондонских HR это норма.

Еще одна особенность лондонских HR – они звонят для интервью когда захотят и не спрашивая удобно ли говорить — начинают сыпать вопросы по анкете. Тон — “Кремль на проводе”. В Москве HR тоже звонят когда попало, но принято хотя бы спрашивать уместно ли сейчас разговаривать. Все остальные HR мира сначала согласовывают время звонка по почте, обычно на следующую неделю.

Изредка встречающиеся рекрутеры/менеджеры, собеседующие из США — выгодно отличаются от англичан. Толерантность к акценту, благодаря Голливуду и Ютубу — более понятное произношение, никаких смешков (хотя нет, один раз смешки были на техническом интервью, потом очень хвалили мой опыт, но предлагали сильно подвинуться по зарплате). В отличие от ирландцев – американцы смотрят не на полученное 15 лет назад образование, а на опыт. Им важно что ты умеешь.

Перейдем к континентальным, цивилизованным европейцам.

Прекрасные варианты – франкоговорящие народы, немцы. Совместимый акцент. Франкоговорящие (бельгийцы, люксембуржцы) хорошо относятся, немцы довольно похожи ментально – спросят то же, что спросят русские, выберут для разговора те же темы. У большинства английский средний, соответственно говорят медленно и просто, никаких претензий к языку собеседника. У вас английский ломанный, у них ломанный. С испаноязычными – хуже, они по-другому мыслят, взаимопонимания меньше, но больше позитива, тоже не плохо.

Сultural interview. Behavioral questions


Самое сложное в крупной западной компании с англосаксонской корпоративной культурой – это cultural interview. Проводятся обычно менеджером как последнее интервью, реже HR c образованием психолога как второе интервью.

Под behavioral questions подразумевается вопросы “опишите возникавшие конфликтные ситуации и как Вы их решали”, “как Вы видите свою роль в команде”, “почему Вы считаете что будете полезным компании”, “почему мы должны выбрать именно Вас”, “какой Вы видите свою идеальную работу, а теперь опишите идеальную компанию”, “кем Вы видите себя через 5 лет”, “расскажите о своих недостатках”, “что вас мотивирует работать”, всевозможные специальные вопросы чтобы сбить с толку и посмотреть реакцию.

Без специального заучивания типовых “одобренных” поведенческих ответов эта самая культурная разница выставит вас совсем бескультурным. Ответы разучивают сами американцы, чтобы соответствовать “правильному” профилю, заданному корпоративными стереотипами. А уж представитель других культур без тренировки не впишется в рекомендованные рамки никогда.

Простой пример. “Расскажите о каком-то проекте из своего опыта”.

С точки зрения англосакса вы должны говорить о себе и только о себе. Чуть-чуть о проекте, все остальное о своих достижениях. С точки зрения восточного менталитета выпячивать свою роль в коллективе, делающем общее дело – это наглость и хвастовство. Мы (немцы тоже, кстати) в той же ситуации расскажем о проекте, организации работы команды, ходе проекта. А собственная роль… фиксил таски, укладывался в дедлайны, уточнял требования, ездил общаться к заказчикам… По сути делал то же, что остальная команда. Так вот, для англосакса – это Red Flags, абсолютно недопустимое поведение, когда человек говорит о команде, а не своей роли. Говорит не о социализированности, не о солидарности с коллективом, а об отсутствии инициативы, безответственности, склонности выезжать за счет других т.д.

В то же время, рассказать в русскоязычной культурной среде в американской манере, как я и только я, такой замечательный, вел проект (будучи при этом рядовым членом большого коллектива, не принимающим ключевым решений, что видно из резюме), в корне изменил стратегию разработки и выдвинул решающие решения… Избегая упоминания что и как делала остальная команда… Мягко говоря, подумают что перед ними небывалый хвастун с неадекватным ЧСВ. Внутренний цензор не позволяет нам рассказать о себе в американской манере.

Как правильно (культурно) отвечать англосаксу на вопрос “расскажите о конфликтах и своем опыте разрешения конфликтов”? Можно сказать, что лучшее разрешение конфликта в коммуникации, в лучшей координации, в обсуждении проблемы, для того чтобы она не возникла в будущем. Во всем, касающемся культурных вопросов — делайте упор на Светлом Будущем.

В запомнившихся мне конфликтах из российского опыта — 95% времени и нервов было потрачено на выяснение “как такое произошло, кто виноват в случившимся” и только 5% — на поиск лучшего выхода из ситуации. Штрафовать, увольнять и расстреливать при этом никого не собирались, но выяснить нужно было обязательно. Конфликт разрешался убедительными объяснениями, почему так получилось, техническая накладка которую нельзя было предусмотреть. Либо с окончательным выяснением (иногда между коллективами) на чьей стороне проблема и ответственность.

Из моего опыта в коллективах с американским менеджментом – все строго наоборот. 95-100% обсуждения — как быстро найти и реализовать решение проблемы. В прошлое при этом не смотрят вообще, никаких “кто, как, когда и почему”.

Подумайте, насколько американизирована корпоративная культура компании. Если интервьюер — француз или немец из европейского филиала, со средним уровнем английского – можете отвечать ближе к нашему менталитету, будете выглядеть естественней и скорей всего поняты, если англоязычный native speaker или компания сильно американизирована (это сразу заметно по упору на расхваливание компании, ее стремительного роста и успеха, с минимумом деталей о сути бизнеса компании и сути проекта) – постарайтесь переключиться на американский стиль самопрезентации.

Очень рекомендую почитать соответствующие дискуссии на quora.com, посвященные собеседованиям. Замечательный источник живой информации по теме, глазами англоязычных представителей разных культур, со стороны собеседуемого и собеседующего.

Пример обсуждения Red Flags со стороны кандидатов: ссылка.

Технические собеседования


Текущая Линия Партии в мире разработчиков – SOLID, Scrum, TDD. Религиозные догмы и партийные речитативы по этим волшебным средствам нужно знать наизусть. Паттерны еще могут спросить, но уже не так как раньше. Спрашивают про Singleton и “какие паттерны вы используете каждый день”. Когда-то бывший серебряной пулей UML напрочь забыт. Забыты основы основ ООПinheritance, abstraction, encapsulation, polymorphism, порядок вызовов конструкторов (теперь же все заворачивается в паттерны Factory или Builder), обязательные некогда случаи вызов virtual/overrided методов из конструктора.
Классические вопросы по SQL еще актуальны, в т.ч. если вакансия в облака с NoSQL. Встречаются вопросы по ORM.

Распространенный архитектурный вопрос – InversionOfControl.

Из теории – классика по коллекциям (Set vs Map, Set vs List, HashSet vs TreeSet, ArrayList vs LinkedList).

По облакам, виртуализации – кратко описать архитектуру микросервисов.

Вопросов по техническим деталям фреймворков, по NoSQL ни разу не было.

Технические задания


Их бывает три вида:

Онлайн тест – олимпиадная головоломка на алгоритмы и скорость. Иногда SQL. Качество кода не важно, лишь бы уложиться по времени и код прошел проверочные тесты на стороне сайта.

Домашнее задание – головоломка. Тоже на алгоритмы, но решение и код должны быть красивыми. Обязательно добавьте покрытие тестами.

Домашнее задание по фреймворку. Практический пример, например вебсервис. Разбивайте на несколько специализированных классов. Так же – обязательно покрытие тестами (применительно к фреймворку).

Если нашли ошибку в задаче (несовместимые требования, в скелете проекта) – никогда, даже так – НИКОГДА не добавляйте к решению bugreport. HR, выславшая задачу, поблагодарит Вас, но после этого в ответе от технических работников увидите удивительный набор гадостей о своем решении.

Два раза по глупости написал о замеченных багах, результат одинаков. В первый раз в числе гадостей написали “remove in iterator” (вообще-то паттерн из учебника, remove для коллекции только через сам iterator и можно вызывать), во второй раз – что “код одним файлом” и “нет тестов”, хотя я тест два дня причесывал до блеска, покрытие моей части 90%). Вежливо возражать в таких случаях бесполезно. Оценщик теста может написать любой треш и угар в отзыве, и будет прав. Он выступает как эксперт, вы – как оцениваемый.

Корпоративный мир (косячь и забивай, но с большим энтузиазмом)


Чем глобальнее компания – тем труднее в нее попасть, тем уже допустимые рамки образа кандидата. Не потому что выбираются самые лучшие, а потому что большинство нужно отсеять. Отобранные должны помнить, с каким трудом попали в компанию, а значит ценить место работы. Чувствовать себя элитой в кубикле, а не песчинкой в карьере. Иногда упоминается даже дедовщина (я избранный, я прошел все сита и жернова, а значит буду так же отсеивать, и не важно что не каким качествам). Как в любой крупной иерархической структуре – для отсева отлично подходит случайный отбор иди отбор по критериям, нерелевантным рабочим навыкам.

Методов отсеять лишних кандидатов много:

Глючные формы заявок, если формы работающие – то требующие 2 часа на заполнение (построчно скопировать профиль Линкедина, обходя глюки формы, импорт из Линкедина/резюме в половине случаев не работает, а если работает, то заполняется нарезкой текста не из тех полей/строк).

Быстрее чем за неделю ни одна компания не реагирует. Быстро ответить это несолидно. Исключение – некоторые немецкие компании. Среднее время между назначением следующего интервью/проверкой техзадания – месяц, полтора. Иногда до трех месяцев. Чем глобальнее компания, тем время реакции больше и непредсказуемей.

Отдельная проблема — используемые корпоративные средства для звонков и видеозвонков.

Например, из Люксембурга в Южную Америку не проходят половина телефонных звонков. Ни с одной другой страной такой проблемы не было. Назначено интервью, позвонят, напишут что “вы не берете трубку”. Дублировать по указанному скайпу или вацапу не будут. Но почему-то все люксембуржские компании (включая филиалы глобальных компаний) используют именно телефонию. Почти все ирландские – zoom.us (относительно беспроблемный сервис), все немецкие – Гугл (работает только в Хроме, требует хорошего канала, чувствителен к задержкам).

Наибольшие проблемы – с видеосвязью, встроенной в корпоративный сайт компаний. То работает только в Хроме (о чем конечно не упоминается), то заходишь по ссылке и ждешь, сайт пишет “Вы единственный собеседник в комнате”, пишешь письмо – отвечают что со своей стороны видят то же самое, что меня в виртуальной комнате нет. Никто не знает в чем проблема. В средней и маленькой компании сотрудник без проблем перейдет на Skype/WhatsApp, по обычному телефону созвонитесь и проблема на этом решится, в большой сотрудник обязан использовать “корпоративное средство связи”, армейским способом. Глюк на корпоративном сайте – ОК, значит нам не нужен неудачник. Не работает рассылка из корпоративного календаря – аналогично.

Повторная подача в компанию


По общепринятым нормам, в большую компанию можно заново подаваться через несколько месяцев (месяца 4-6) после отказа. Считается что вы могли получить недостающий опыт, скорректировать себя и т.д. Вероятность попасть к тем же интервьюерам достаточно низка — Вы войдете уже в другую воду. Можно сказать и по другому – компании прекрасно понимают, что жернова отсева работают слишком хорошо и нет никакой корреляции между отсеянными и качествами, необходимыми непосредственно работнику на рабочем месте.

Немного примеров по компаниям


Amazon – люксембуржский амазон отреагировал на application через 2 месяца, пригласив в Дублин, еще через месяц в сам Люксембург. К тому моменту в Люксембург я уже не хотел, слишком много изучил информации по стране.

HR Амазона на Дублин заявила что я не подхожу, потому что не понимаю ее вопросов, а значит пока не готов. Подтягивайте язык и подавайтесь снова. А вопросов я не понимал, потому что ее английский хуже моего. Акцент, непонятные фразы, обдумывание каждого произносимого слова. На вопрос о ее родном языке ответила что испанский. Вакансия была в Дублин, она его многократно назвала Даблин. Среди дублинских на эту тему есть мем, о билетной кассе: — КудаБлин??? ТуДаблин!!!

Zalando – HR нашла меня сама, поразив своей настойчивостью. Отказ после cultural interview. Есть подозрение, что не захотели оплачивать межконтинентальный перелет, т.к. следующие 4 технических собеседования у них обязательны в офисе. По видео никак, компания достигла порога негибкости процессов.

CGI – архитектор все техническоe интервью задавал несколько странные вопросы. Какая операционная система мне нравится? Какая IDE мне нравится? Какой фреймворк мне нравится – JEE или Spring? Хмыкание после каждого ответа. После чего отказ. Так и не понял что это было. Супруга высказала предположение, что он отбирал себе жену на основе общих интересов, а не работника 🙂

Glovo – было интервью с первым HR, который пропал. Через 1.5 месяца было интервью с другим HR, ничего не знавшем о первом. Мы с ним месяц не могли назначить интервью, т.к. мне несколько раз приходила рассылка (шаблон приглашения) с незаполненным полем даты и времени собеседования. Рассылку починили, прошел “культурное” интервью. Одна из двух компаний, где добавил bugreport на мелкую ошибку в тесте, в результате получив отзыв, полный гадостей. HR согласился, что отзыв вообще никак не соотносится с моим решением на чем все и заглохло. Самый большой и сложный (по количеству перечисленных фич в техзадании) технический тест из всех.

Fujitsu – со стороны компании все ОК. Удивительно для компании такого размера. Быстрый процесс, все профессионально, накосячил сам на “мотивационных” вопросах в третьем интервью, с будущим менеджером.

Страны ЕС


Германия


Плюсы: Одно из лучших в мире соотношений зарплаты/цены. Быстрый процессинг виз. Быстрое ПМЖ. Авто в 1.5 раза дешевле остальных стран ЕС. Один из мировых языков (4 страны ЕС на нем говорит, много технической информации) – детям полезнее, чем учить какой-нибудь нидерландский, каталонский или люксембуржский суржик. Хорошее образование. Жены трудовых мигрантов могут работать.

Ордунг и все положительные прелести ордунга.

Минусы: Гражданство не получить (нужно отказываться от всех предыдущих гражданств). Многие, прожив 25 лет – остаются оформлены на ПМЖ.

Если Берлин – то нужно заранее понимать, что в городе 25% сидит на социале, море беженцев, небезопасные пригороды и полностью этнические районы.

Ордунг и все отрицательные стороны ордунга…

С каждым годом страна становится все более мультикультурной, впитывая в себя Восточную Европу, Турцию и остальной мир. Среди HR мне попадались русские, малазийка, аргентинец и одна немка. Хорошо это или плохо – не могу сказать однозначно. Но это неизбежно. В стране самый низкий в мире уровень рождаемости (даже с учетом рождаемости мигрантов), а промышленность и строительство еще не перешли на “безлюдные технологии”.

Ирландия


Плюсы: Английский. Большие зарплаты. Доброжелательные люди. Относительно небольшие цены на недвижимость (для покупки. Аренда очень дорогая).

Минусы: Климат. Нет защиты работников (могут уволить в любой момент за полчаса, как в США, могут оформить визу, а потом уволить в первый день, ничего не объясняя). Платное высшее. Жена не может работать (вплоть до получения гражданства, а это 5 лет + год два на процесс), а потом у нее будет многолетний перерыв в резюме и отсутствие местных референсов. Не входят в Шенген. Бытовые цены выше континентальной Европы. Правый руль. Очень дорогие автостраховки. Высокая преступность. Население половины районов Дублина характеризуют как гопников.

Формальный подход к образованию и прочим формальным признакам кандидата. Кто на кого в Ирландии учился – тем всю жизнь и работает, желательно получив лицензию. У кандидата должно быть IT образование для работы в IT, иначе HR просто не будут отвечать. Или HR говорит что ему все нравится и он передает application дальше, следующий этап не отвечает.

Многие вопросы решаются через горизонтальные связи в пабе (рассказываете свою проблему и случайный собутыльник вспоминает кого-то из этого же паба…), вплоть до визовых затруднений после официального отказа. Хронический алкоголизм в Ирландии – это не болезнь, а полезный социальный навык.

Нужно социализироваться? Нужно общение? - В паб!
Проблемы? В паб!
Нужна работа? В паб!
Решил перекусить? В паб!
Решил выйти из дома? В паб!

Испания


Плюсы: Море!!! (семейные поймут). Можно забыть о зимней резине.

Минусы: Вакансии в основном Web/Full stack. Мало серьезных проектов.

Низкие зарплаты (ниже удаленок + налоги примерно 30%). Много бюрократии. В отличие от бюрократической Германии – много произвола на местах, в виде решений отданных на усмотрения чиновников. Одному решили так, другому иначе.

Оформление виз все время усложняется (по словам HR – несколько лет назад было намного проще). Все местные компании и большинство международных в настоящее время не хотят делать визы, рассматривая кандидатов из ЕС.

Законодательная традиция “оккупадос” — если уехали на недельку и в дом вселятся кто угодно – то законодательно их нельзя выселить годами, более того – все коммунальные расходы ложатся на хозяина или легально арендующего дом. Подобные же законы работают в Аргентине – там даже право собственности со временем может перейти к физически захватившим дом. Решение подобных случаев лежит вне юридических практик.

Швейцария


Плюсы: Низкие налоги, высокие зарплаты, стабильная экономика, валюта подорожала в 2.5 раза за 20 лет по отношению к доллару/евро.

Минусы: Цена на недвижимость перекрывают все преимущества от высоких зарплат. Дешевле 700 тыс. ничего не купить.

Высокие бытовые цены, выше всех соседних стран. Таможенная граница с остальной Европой, со штрафами за провоз иностранного “шоппинга”. Очень дорогие страховки, дорогое медобслуживание с низким качеством.

Можно жить, приехав молодым и без детей. Содержать семью нереально даже для местных. Соответственно — один из самых низких уровней рождаемости в мире.

Компании не хотят делать визы, т.к. к ним стоит очередь кандидатов из граждан ЕС (HR так и отвечают).

Люксембург


Плюсы: лучшая в ЕС социалка всех видов. Высокие пособия на детей, кружки, пенсии и т.д. Приятное население, хорошее отношение. Нет беженцев. Французский язык. Как в стране банков — очень льготные условия кредитов. Перекладывая на наши реалии – это скорее беспроцентные ссуды, а не кредиты.

Минусы: Очень дорогая и переоцененная недвижимость. Втрое дороже соседних с Люксембургом городов Германии и Франции. Меньше полумиллиона долларов (или от двух тысяч в месяц аренды) объектов недвижимости не найти. Рынок перегрет открытием филиалов крупных фирм (фактически это налоговый оффшор внутри ЕС), привозом экспатов-топов, новой недвижимости строится очень мало.

По статистике страна стоит на 1-м месте в мире по ВВП на душу населения, но эта никак не соотносится с реальными зарплатами простых работников. Синьоры получают меньше чем в Германии, при этом недвижимость кратно дороже, бытовые цены выше, рынок труда очень мал.
Жена трудового мигранта не может работать (5 лет до получения гражданства).

Бельгия


Плюсы: половина страны франкоязычные. Доброжелательное отношение. Очень много IT вакансий, в основном связаны с госзаказами для Европарламента и аналогичных структур Брюсселя. Этнических мигрантов много, но они в большинстве приехали еще в 70-х, успели вжиться.

Минусы: Ярко выраженных минусов не нашел, кроме обязательного изучения нидерландского в школах.

Кипр


Плюсы: У всех отличный английский, подтянете свой уровень. Климат. IT острова в основном вокруг Forex.

Минусы: Правый руль. Жизнь на острове с небольшим населением, где все друг друга знают.

P.S.

Все приведенные оценки – сугубо личные. В основном из личного опыта, либо собирательные с локальных форумов. Личный опыт других людей может быть совсем другим. Мои советы не универсальны, могут быть ошибочны.

Но все же надеюсь, что кому-то собранная и обобщенная информация будет полезна.

Председатель РИО Сергей Нарышкин: с «ЛГ» нас сближают века и Пётр Вяземский

Подробности
Категория: Интервью
Опубликовано: 02 декабря 2020
Просмотров: 5356

От «Диктанта Победы» до премии «Клио». Интервью «Литературной газете».

Как известно, Русское историческое общество ведёт свой отсчёт с 1866 года. «Литературная газета» выходит с 1 января 1830 года. Приятно и необходимо в начале беседы с руководителем РИО сказать об этих вехах – значит, РИО и «ЛГ» существуют третий век.

– Связь времён не прерывается, Сергей Евгеньевич?

Хотел бы начать с того, что у истоков «Литературной газеты» стоял друг Пушкина – поэт Пётр Андреевич Вяземский. Позднее, в более зрелые годы, он же стал первым председателем Русского исторического общества. Так что сближает нас не только продолжительная история, но и масштабная фигура основателя – одного из самых эрудированных людей своего времени.

Важнейшая заслуга Императорского Русского исторического общества, на мой взгляд, состоит в том, что оно впервые объединило профессиональных историков и представителей государственной власти, направив их усилия на сохранение национальной памяти. Наши предшественники анализировали материалы государственных архивов, выкупали частные коллекции документов, а затем публиковали их в виде знаменитых Сборников РИО. За полвека было издано 148 томов. При этом параллельно велась работа по подготовке многотомного «Русского биографического словаря». Оба издания безвозмездно поступали в библиотеки, университеты и гимназии, тем самым закладывая прочный фундамент развития исторической науки в стране.

В 1914 году, за несколько месяцев до войны, по инициативе Русского исторического общества состоялся первый Съезд губернских учёных архивных комиссий. В планах был и международный съезд историков в Петрограде, но, увы, дальнейшее развитие событий не позволило этому замыслу осуществиться. Осенью 1920 года – сто лет назад – Русское историческое общество вынужденно приостановило свою деятельность, а архив РИО был передан на хранение в Академию наук.

Спустя без малого сто лет, в 2012 году, по инициативе 27 крупнейших организаций образования, науки и культуры Российское историческое общество было воссоздано в организационно-правовой форме ассоциации. Сегодня в его рядах насчитывается более 100 юридических и более 500 физических лиц. Реализованы сотни историко-просветительских проектов, ведётся большая работа по оцифровке и размещению в открытом доступе исторических источников. Думаю, Пётр Андреевич Вяземский, имей он возможность оценить деятельность РИО сегодня, был бы вполне удовлетворён достигнутыми результатами.

– Вы являетесь бессменным председателем Российского исторического общества – крупнейшего объединения профессиональных историков и любителей отечественной истории. Расскажите, пожалуйста, об основных направлениях деятельности Общества, о том, каких принципов придерживается РИО.

Деятельность Российского исторического общества строится на безусловном уважении к своему прошлому, объективном подходе к его оценкам и стремлении опираться лишь на подлинные исторические источники. Основная часть проектов РИО – это проекты наших членов: музеев, архивов, вузов, библиотек и академических институтов. Отмечая их своей эмблемой, Общество в целом обращает внимание самой широкой аудитории на этот проект – конкретную книгу, выставку или документальный фильм.

Ориентирами в нашей работе служат приоритетные темы, утверждаемые на ежегодных общих собраниях. Легко заметить, что большинство текущих приоритетов РИО связано с подготовкой к значимым историческим юбилеям. Это объясняется тем, что круглые даты, как правило, привлекают к себе большое общественное внимание, предоставляя тем самым дополнительные возможности для исторического просвещения.

Десятки проектов реализованы членами Российского исторического общества в рамках Года памяти и славы. Продолжается работа по созданию крупнейшего электронного комплекса архивных документов по Второй мировой войне, ведётся подготовка международных исторических школ для иностранных студентов и молодых учёных, реализуется проект «Без срока давности». Широко освещалось 500-летие Тульского кремля и в целом вопросы, связанные с Белгородской засечной чертой. В ноябре отмечалось 100-летие Русского исхода, а 20 декабря отпразднуем 100-летие Службы внешней разведки.

В планах на будущий год – отметить 80-летие начала Великой Отечественной войны, 800-летие со дня рождения Александра Невского и 60-летие первого полёта человека в космос. Чуть позже – 350-летие Петра I – масштабный юбилей, который, безусловно, объединит всю страну. Подробную информацию об этих и многих других проектах можно найти на нашем сайте – historyrussia.org.

– У вас много интереснейших проектов – от «Диктанта Победы» до выставок «Исторический багаж» и конкурсов. На какую аудиторию они рассчитаны?

Проекты Российского исторического общества адресованы самому широкому кругу наших граждан, вне зависимости от их возраста или уровня исторической подготовки. Видим свою задачу в том, чтобы сделать историческое знание доступным, не снижая при этом уровня его достоверности. Международный «Диктант Победы», организуемый Российским историческим обществом совместно с ВПП «Единая Россия», наглядно иллюстрирует этот подход. Главная цель проекта не в том, чтобы выявить победителей, а в том, чтобы побудить участников к самостоятельному изучению отечественной истории.

Всем, кто стремится расширить свой кругозор, рекомендую цикл познавательных видеороликов РИО по так называемым трудным вопросам истории России. В этих коротких лекциях простым языком рассказывается о современных подходах исторической науки к различным событиям прошлого, вокруг которых в нашем обществе по-прежнему ведутся оживлённые дискуссии. Убеждён, что такой «ликбез» будет полезен не только детям, но и взрослым.

Большой популярностью у посетителей нашего сайта пользуется Электронная библиотека исторических документов, в которой размещены более 160 тысяч оцифрованных архивных источников. В конечном счёте лишь знакомство с подлинными документами позволяет сформулировать своё собственное мнение о той или иной эпохе, событии или историческом деятеле. Хотя, конечно, чтобы разобраться в них, требуется определённый уровень знаний.

Переходя от проектов к конкурсам, упомяну о ежегодно проводимом профессиональном состязании педагогов «История в школе: традиции и новации», а также о недавно завершившемся конкурсе «Уроки Победы». На него, к слову, было подано более 15 тысяч заявок. Отдельный конкурс появился теперь и у краеведов, работающих с молодёжью. 128 его участников, прошедших в финал, были награждены денежными премиями от фонда «История Отечества».

Среди одарённых школьников также проводится несколько конкурсов. Один из них предполагает самостоятельную подготовку участником исследовательской работы, посвящённой семейной истории или истории родного края. Второй носит название «История России в стихах» и направлен на выявление талантливых чтецов, декламирующих выбранные ими стихотворения об отечественной истории. К слову, в скором времени фондом «История Отечества» будет также запущена новая стипендиальная программа для студентов-историков. Несколько лет назад у Российского исторического общества уже был подобный опыт совместно с Банком ВТБ.

– Что ещё нужно сделать для того, чтобы слова Петра Вяземского, первого председателя Русского исторического общества, «С историей надлежит обращаться добросовестно, почтительно и с любовью» стали девизом для всех и каждого?

К осознанию правоты этих слов нас подталкивает сама жизнь. В них заключена своего рода «формула» исторической культуры – перечислены предпосылки, необходимые для извлечения уроков прошлого. Следуя этому наставлению, мы – и сами по себе, и как общество в целом – извлекаем немалые выгоды. В своё время ещё Сергей Фёдорович Платонов заметил, что «народ, знакомый со своей историей, живёт сознательно, чуток к окружающей его действительности и умеет понимать её».

Впрочем, существует и обратная зависимость – когда уроками прошлого пренебрегают, а историю ставят на службу политиканам, доверие общества к историческому знанию быстро ослабевает. На этой почве расцветают разного рода мифы, а страну, лишившуюся основ, разрывают глубокие конфликты. Мы наблюдаем это на примерах Украины, Прибалтики, Польши, а с недавних пор – целого ряда стран Запада.

– Есть ли, на ваш взгляд, что-то, что сближает историю с литературой?

Было время, когда исторические труды рассматривались как один из жанров нравоучительной прозы, хотя к сегодняшнему дню эта точка зрения, разумеется, устарела. Мне близка мысль о том, что литература и история во многом дополняют друг друга. Знание исторического контекста помогает выявить скрытые смыслы литературного произведения, а талант писателя – передать дух эпохи, её главные противоречия, надежды и чаяния. Стремясь поощрить современных авторов, пишущих на исторические темы, Российское историческое общество и Российский книжный союз учредили совместную историко-литературную премию «Клио». В этом году её вручение намечено на 8 декабря. Думаю, уже скоро будут объявлены лауреаты.

– В 2020 году лауреатами премии Президента Российской Федерации за вклад в укрепление единства российской нации стали три представителя авторского коллектива серии Антологий современной литературы народов России. Каков общий замысел серии? Вопрос не случаен – вы возглавляете оргкомитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации.

2015 год был объявлен в России Годом литературы. Мне выпала честь возглавлять работу соответствующего организационного комитета. Позднее он был преобразован в постоянно действующий оргкомитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения. С самого начала одним из главных его проектов стало создание Антологии современной литературы народов России. Благодаря многолетнему труду огромного коллектива редакторов, переводчиков, филологов и издателей под руководством Владимира Григорьева, Дмитрия Ицковича и Максима Амелина удалось собрать под одной обложкой лучшие образцы современных поэтических произведений, детской литературы, прозы и драматургии со всех концов нашей многонациональной Родины. Как выяснилось, далеко не все из них известны даже профессионалам, не говоря уже о простой читающей публике. Рассчитываю, что теперь этот пробел будет восполнен. Тем более что при поддержке МИА «Россия сегодня» создан отдельный Портал национальных литератур. Очень рекомендую его посетить.

– С 2015 года по вашей инициативе в июне на главной площади страны проводится книжный фестиваль «Красная площадь». Как вы оцениваете опыт его проведения в этом непростом году и каким видите его будущее?

Книжный фестиваль «Красная площадь» тоже можно назвать крупным достижением нашего оргкомитета. Основная заслуга в формировании и реализации этой замечательной идеи принадлежит моим хорошим товарищам – Михаилу Сеславинскому и Владимиру Григорьеву. Ежегодные встречи книгоиздателей, авторов и читателей под стенами Московского Кремля стали доброй традицией, своего рода «смотром сил» отечественной книжной отрасли. Сотни издательств – от крупнейших до самых малых – получили возможность презентовать гостям свои новинки. Кроме того, большое внимание посетителей неизменно привлекает павильон «История Отечества», программу которого Российское историческое общество и Российское военно-историческое общество формируют совместными усилиями.

В этом году, вопреки всем трудностям, фестиваль «Красная площадь» прошёл успешно, хотя, разумеется, не так масштабно, как в предыдущие разы. Убеждён, что и в будущем выбранный нами формат сохранит свою востребованность, ведь неотъемлемой частью книжной культуры является живое интеллектуальное общение.

– Книгоиздание сегодня сталкивается с очень серьёзными вызовами. И дело здесь прежде всего в изменении способа получения и восприятия информации. Часто приходится слышать, что молодёжь отдаёт приоритет нетекстовым форматам – роликам и картинкам. Как же книге сохранить свои позиции в современном мире?

Современный человек пребывает в непрерывном информационном потоке, постоянно присутствует в социальных сетях, перерабатывает за день не меньшие, а то и большие объёмы информации, чем предшествующие поколения. Однако количество новых сведений, увы, никак не переходит в качество. Скорее наоборот. Чем меньше места в нашей жизни занимает книга, тем большей роскошью становится наличие у человека стройной мировоззренческой системы, фундаментальных знаний и даже элементарной эрудиции.

И всё же наш народ остаётся одним из самых читающих в мире. По данным ВЦИОМ, в среднем за квартал россиянин читает примерно пять книг. Своего рода «ренессанс» книжной культуры наблюдается и в молодёжной среде. Здесь благотворно сказывается растущая популярность книг в аудио-формате, более привычных «цифровому поколению».

Несколько лет назад в одной из своих статей я охарактеризовал чтение как «протест» против внутренней пустоты. По-прежнему считаю эту метафору справедливой.

– Завершается Год памяти и славы. За предыдущие месяцы по всей стране было издано много книг, посвящённых событиям Великой Отечественной войны. На какие из них стоит обратить особое внимание накануне 80-летия начала войны? И что, на ваш взгляд, необходимо ещё выпустить?

Важным достижением, о котором хотелось бы рассказать в первую очередь, стало издание пятитомной антологии прозы, поэзии, драматургии и публицистики военных лет. Она вышла из печати накануне 75-й годовщины Великой Победы под грифом «Президентской исторической библиотеки». Кроме того, много новых книг – научно-справочных и мемуарных изданий, посвящённых теме Великой Отечественной войны, – опубликовано при поддержке фонда «История Отечества». Среди них – отличный сборник документов, посвящённый оборонной промышленности СССР в 1941–1942 годах. Недавно он удостоился престижной премии «Экономическая книга года».

Более широкой аудитории, полагаю, будет интересна книга Вячеслава Алексеевича Никонова – «28 мгновений весны 1945-го». Это очень глубокая и всесторонняя реконструкция военно-дипломатической эпопеи, предшествующей падению Берлина.

Очевидно, что потребность в качественной литературе о Великой Отечественной войне по-прежнему велика, и удовлетворить её в преддверии юбилея необходимо. С 1 декабря фонд «История Отечества» принимает заявки на очередной конкурс проектов по изданию научно-популярных книг. Думаю, что его итоги будут подведены уже в марте будущего года.

– В следующем году будет отмечаться 100-летие основания Государственного музея истории российской литературы им. В.И. Даля. Как будет Российское историческое общество участвовать в подготовке этого юбилея?

Государственный музей истории российской литературы, выросший из созданного в октябре 1921 года Московского государственного музея имени А.П. Чехова, играет сегодня особую роль в осмыслении нашего прошлого. Известно, что российская культура литературоцентрична – в ней высоко ценится слово писателей, поэтов, драматургов. Изучение их творческого наследия проливает свет на переломные события отечественной истории, раскрывает специфику нашей национальной идентичности. Поэтому Литературный музей является активным членом Российского исторического общества, а его директор – Дмитрий Петрович Бак – входит в руководящие органы РИО.

Предстоящий юбилей позволит нам начать серьёзный разговор о сохранении музейного наследия русского языка и литературы, отдать дань вкладу выдающегося лексикографа и лингвиста В.И. Даля, провести ряд крупных просветительских мероприятий. Уже 8 декабря состоится заседание соответствующего оргкомитета, на котором будут обсуждаться ближайшие планы. Рассчитываю, что юбилейные проекты вызовут интерес не только у специалистов, но и у самой широкой аудитории.

– В завершение – несколько личный вопрос. Если не секрет, какой литературе вы отдаёте предпочтение? Может быть, назовёте любимых авторов или расскажете о любимых произведениях?

По роду своей деятельности мне, конечно, необходимо регулярно обращаться к специальной литературе. Но когда выдаётся свободное время, с удовольствием читаю исторические книги, стараюсь периодически возвращаться к классике. Чтобы быть в курсе книжных новинок, ориентируюсь на известные литературные премии. Кроме того, что-то рекомендуют коллеги и друзья, среди которых есть профессиональные литературоведы.

Вообще я, как, наверное, любой культурный человек, неравнодушен к хорошим стихам. Люблю Маяковского и неплохо знаю его творчество. Не забываю и поэтов золотого века – Пушкина, Лермонтова, Тютчева. Мне повезло быть знакомым с Евгением Александровичем Евтушенко. Последний, к слову, был не только великим поэтом, но и большим любителем футбола. Вспоминаю, как в 2014 году, перед поездкой нашей команды на, к сожалению, неудачный чемпионат мира, он подарил мне издание «Моей футболиады».

Думаю, каждому человеку важно периодически открывать для себя что-то новое, находить книги себе по душе. Отрадно, что «Литературная газета» вот уже столько лет помогает в этом своим многочисленным читателям.

Текст: Колпаков Леонид

Источник: https://lgz.ru/article/-48-6763-02-12-2020/ot-diktanta-pobedy-do-premii-klio

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Открыт приём заявок на конкурсы проектов фонда «История Отечества»

Анатолий Торкунов и Виктор Садовничий стали лауреатами Демидовской премии

Историки и дипломаты обсудили судьбу Русского исхода и его влияние на историю Европы

Вайзер Татьяна Владиславовна

Годовой учебный цикл в University Justus-Liebig, Gießen, Германия, отделение: Центр философии и факультет социологии, специализация: Социальная и политическая философия.

Опыт работы: преподаватель РГГУ (2006-2011), преподаватель РАНХиГС (2011-).

Англоязычный тематический спецвыпуск «Public Sphere in Today’s Russia» в международном журнале «The Public» (Любляна) (приглашенные редакторы – Т. Вайзер, Г. Юдин, в печати).

Научная статья «Speaking Without Listening: Imitating Significant Dissensus in the Russian Political Talk-Shows» 2010s // The Public: Public Sphere in Today’s Russia (2019, in press).

Русско-англоязычный тематический спецвыпуск «Russian Literature and the Public Sphere» в международном журнале «Russian Literature» (Амстердам) (приглашенные редакторы – Т. Вайзер, Н. Поселягин, в печати).

Тематическая подборка «Феноменология (не)видимого в публичной сфере» // Логос (приглашенный редактор – Т. Вайзер, в печати).

Коллективная монография «История и современность публичной сферы в России: этика и политика» (редакторы-составители: Т. Вайзер, М. Велижев, Т. Атнашев), принятая к публикации в издательстве «Новое литературное обозрение», планируется также в издательстве «Routledge».

Вайзер Т.В. От редактора / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение.- 2017.-C. 13-14.

Вайзер Т.В. «Я сам обманываться рад…», или Ложь в напряжении между легитимирующей культурой и осуждающей моралью. Международная конференция «Ложь как фактор социальной жизни: практики и тексты» (Европейский университет в СПб, 27—29 мая 2016 г.) / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение: Издательство: Редакция журнала «Новое литературное обозрение».- 2017.-C. 430-440.

Вайзер Т.В. Rethinking Kant’s Nonage in the Context of Arendt’s Posttotalitarian Reflection / Т.В. Вайзер // Rethinking Enlightenment ,.- 2016.-C. 48-67.

Вайзер Т.В. Полиморфные языки кино: археология образа на границах речи / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение, 131(1).- 2015.

Вайзер Т.В. Музыка как диктатура гетерогенного (о диссоциации тела, мимики и речи в фильме М. Ханеке Пианистка) / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение, 131(1).- 2015.

Вайзер Т.В. Языки пепла, языки лжи (рецензия на книгу К. Карут Literature in the Ashes of History) / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение, 131(1).- 2015.

Вайзер Т.В. Эгоцентризм и интерсубъективность во взаимоотношениях человека и природы / Т.В. Вайзер // Логос http://www.logosjournal.ru/cgi-bin/arch.pl?action=showid=73lang=ru, 1(97).- 2014.

Вайзер Т.В. Исцеление от здоровья: трансформация нарративных стратегий в современных медийных практиках и гуманитарных исследованиях / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение http://www.nlobooks.ru/node/4811, 126(2).- 2014.

Вайзер Т.В. Logic of Intersubjective Limits within Habermas’ Community (or Why We Should Not Be a Unified Whole) / Т.В. Вайзер // Russian Sociological Review: Borders: Merging, Emerging, Emergent.- 2014.

Вайзер Т.В. Язык травмы и деформация языка в постсоветской поэзии / Т.В. Вайзер // Новое литературное обозрение http://www.nlobooks.ru/node/4593, 1(125).- 2014.

Вайзер Т.В. Быть-вне-сообщества в современных экологических исследованиях / Т.В. Вайзер // Философские науки http://www.phisci.ru/index.php/rjps-the-last-issue/58-issues/2013-issues/2013-08-issue/152-rjps-2013…, 8.- 2013.

Вайзер Т.В. Воображая интерсубъективность в трансгрессивном сообществе Ж. Батая / Т.В. Вайзер // Артикульт, http://articult.rsuh.ru/section.html?id=10430.- 2013.

Вайзер Т.В. Единое и единичное в исследованиях сообщества / Т.В. Вайзер // Труды Русской Антропологической Школы XII,.- 2013.

Вайзер Т.В. Гуманитарная наука и здоровье общества / Т.В. Вайзер // Опыт и теория: рефлексия, коммуникация, педагогика: сборник научных трудов ,.- 2012.

банк заменяет именные дебетовые карты на неименные — Приёмная на vc.ru

Моя жена заказала перевыпуск дебетовой карты Тинькофф (старая заканчивалась) и оказалась неприятно удивлена.

71 211 просмотров

Карту привезли неименную (хотя старая карта у неё была именная):

С неименной картой могут возникнуть проблемы при оплате за границей (это подтвердили в call-центре банка и от других людей слышал, что в Европе и США очень подозрительно воспринимают неименные карты).

Оказалось, что это распространённая проблема для тех, кто заказывает карты Тинькофф.

Как получить именную карту

Вам присылают неименную дебетовую карту, если вы заказываете перевыпуск через личный кабинет или приложение. При этом, вас никто не предупреждает, что карта будет неименной.

Такое случается и при первичной выдаче карты. Как пояснили в банке, это делается для ускорения выдачи карт (видимо, неименные быстрее наштамповать и потом раздавать).

Чтобы получить именную карту, нужно специально позвонить в банк и заказать её. Очень странный подход…

Если кто-то из сотрудников банка читает — обратите внимание. Нормально же общались, нормально всё было. Не знаю, добавьте в форму перевыпуска карты дополнительное поле или оставьте перевыпуск именным…

У вас же там куча хороших маркетологов. Откуда столько косяков?

Косяки Тинькофф

Сразу скажу, что дебетовыми картами Тинькофф пользуюсь давно и доволен. Но в последнее время много историй как сотрудники банка косячат и хамят, оборачивая против себя даже самых преданных клиентов (раз, два, три…).

Я даже насторожился как в истории про Штирлица:

Штирлиц и Кэт шли по улице. Вдруг раздался выстрел. Кэт упала. Штирлиц насторожился.

Но как можно накосячить с дебетовыми продуктами — думал я… И вот оно случилось. Конечно, это не так страшно, как когда сотрудник банка посылает тебя на***, но всё же косяк.

И я догадываюсь в чём причины.

Бурный рост + «фактор Олега»

Из обсуждений на VC я понял, что многие считают падение качества Тинькофф связано с бурным ростом клиентов (видимо, в результате партнёрства с РПЛ). Моя версия — в банке больше нет хозяина.

Олег решает проблемы со здоровьем и властями и говорит, что бизнес ему не особо интересен. Да и физически не может прийти в офис и «дать пинка».

Ну или закатить вечеринку с шампанским Cristal, шлюхами, карликами и бритьём голов сотрудниц за $10К:

Возможно, верны обе теории: качество упало из-за бурного роста и сотрудникам не хватает Олега. Но в этом случае первичен всё равно «фактор Олега», потому что при нём возможно справились бы с бурным ростом.

Как говорил Галицкий, в бизнесе должен быть хозяин. Чичваркин рассказывал, что одно только посещение им салона Евросети часто поднимало его выручку на 30%.

Итого

Нашу проблему решили спокойно и быстро, привезли новую карту — именную. Чтобы лишний раз не париться или не оказаться в неприятной ситуации за границей, заказывайте сразу именную карту по телефону.

Надеюсь волна косяков банка спадёт, потому что дебетовые продукты Тинькофф — лучшие на рынке, и будет плохо если они испортятся.

Кредитные же продукты не советую никому вне зависимости от банка, потому что это крысиная отрава.

UPD: Я понимаю, что карта очень редко выпускается из рук и при мелких оплатах неименной картой за границей проблем не должно быть, но в целом там строже относятся к картам и лучше перестраховаться, взяв именную.

Европейский опыт: подпространство и любовь во время визита в Европу (том 5) (9781942054122): Freier, Simone: Books

Об авторе

Авантюристка и путешественница, Симона — чувственное существо, которое любит читать рассказы, которые ее волнуют. Она возражает против авторов, которые продвигают свои работы как «грязные», «грязные» или «непристойные»: она считает, что секс прекрасен во всех его воплощениях, и не уклоняется от графических описаний реалистичных сексуальных переживаний, независимо от того. как грязно.Ее произведения в основном написаны в стиле «литературного реализма» — то есть события могут быть дикими (даже возмутительными)… но они действительно могут случиться с вами! Она ценит открытость в отношениях и демонстрирует это через своих персонажей. До того, как стать писателем, Симона была медсестрой. Одна из ее любимых головокружений — это чтение эротики, которая неправильно понимает простую анатомию! Ее постоянно сбивают с толку женщины, которые не исследовали собственное тело. Еще одна любимая мозоль — это викторианское общество, которое в основном превалирует в США.и Великобритания, и она пытается внести свой вклад, чтобы изменить это, знакомя людей с новыми сексуальными и чувственными переживаниями через свои эротические сочинения. Действия в книгах Симоны вполне реалистичны, поскольку она участвовала в большинстве из них в «реальной жизни», как бы сюрреалистично это ни казалось. Симона в настоящее время завершает серию «Опыт», в которой будет задействовано около 1 000 000 слов! Вот почему она называет его «эпическим» романом, хотя каждый том предназначен для самостоятельной работы с «пока что счастливым» концом.«Опыт» сочетает в себе литературный стиль и философские рассуждения персонажей с графическим изображением секса во всех его изгибах и фетишах. Вам может не нравиться все, что делают персонажи Симоны… но они тоже. Мы надеемся, что их изучение нового опыта побудит некоторых читателей в большей степени исследовать собственную сексуальность. Симоне нравится получать известия от своих читателей, поэтому не стесняйтесь обращаться к ней. На самом деле она надеется, что вы также почувствуете себя «свободными» в сексуальном и духовном плане. Пожалуйста, подпишитесь на нее в социальных сетях и в ее блоге.На ее веб-сайте вы можете напрямую взаимодействовать с главными героями ее книг, в том числе задавать им вопросы, чтобы глубже понять их точку зрения. Подпишитесь на ее список рассылки, чтобы узнавать о новых выпусках и пользоваться рекламными акциями. Всем читателям в списке рассылки перед публикацией будут отправлены отрывки из каждого из ее следующих романов. Вы можете связаться с Симоне по адресу: [email protected] Веб-сайт, Facebook и Twitter: http://simonefreier.com http://facebook.com/SimoneFreierAuthor http: // twitter.ru / SimoneFreier

лучших литературных остановок от Рика Стивса

Приближение к одной из величайших икон западной цивилизации — Акрополю, Версальскому дворцу, Колизею — может стать головокружительной точкой европейского путешествия. Но не стоит замалчивать «меньшие» достижения Европы. Многие из непреходящих культурных ценностей Европы запечатлены на пыльных листах пергамента или пергамента. Просмотр этих литературных сокровищ в музеях и библиотеках может вызвать у них несколько мурашек по коже.

Лондон

Британская библиотека огромна, но ее библиотекари сумели втиснуть все, что действительно имеет значение, в двухзальную выставку под названием «Сокровища». Ранние Библии, первый фолио произведений Шекспира, «Приключения Алисы в стране чудес » Льюиса Кэрролла, «Великая хартия вольностей » и тексты Битлз (нацарапанные на обратной стороне поздравительной открытки) соперничают за ваше внимание. Окруженный этой щедростью, очевидно, что Британская империя построила некоторые из своих величайших памятников из бумаги.

Поклонники могут отдать дань уважения британским литературным мастерам в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства. Джеффри Чосер был первым великим литератором, похороненным здесь (в 1400 году). Среди похороненных поблизости — Чарльз Диккенс, Роберт Браунинг, Томас Харди, Альфред Теннисон и Эдмунд Спенсер.

Прага

Учитывая их творческую, иногда причудливую культуру, неудивительно, что чехи создали знаменитых умных писателей. Уроженец Праги Франц Кафка написал свою знаменитую книгу Metamorphosis (высота лифта: человек просыпается как таракан) в квартире в Старом городе с видом на реку Влтаву.Это здание было разрушено в 1945 году, но сегодня поклонники могут посетить музей Франца Кафки (подходит даже для тех, кто мало о нем знает) и Общественный центр Франца Кафки (книжный магазин и центр, посвященный ему).

По иронии судьбы, до недавнего времени многие чехи были не слишком знакомы с Кафкой, евреем, писавшим по-немецки. Во время Второй мировой войны его произведения были запрещены, когда немцы оккупировали город, а после войны его работы были захвачены волной антинемецких настроений. Последовавший за этим коммунистический режим тоже был ему мало полезен.Местные жители стали относиться к нему более серьезно после Бархатной революции 1989 года, когда туристы со всего мира начали появляться в футболках Кафки.

Эдинбург

Жития и литература святой троицы Шотландии — Роберта Бернса, сэра Вальтера Скотта и Роберта Луи Стивенсона — находятся в центре внимания Эдинбургского музея писателей. Бернс был бардом Шотландии, восхваляя родную землю в стихах. Стивенсон всколыхнул шотландскую душу такими вызывающими воспоминания классическими произведениями, как Kidnapped и Treasure Island .Скотт, написавший исторические романы Ivanhoe и Rob Roy , возродил гордость своих соотечественников за культуру нагорья и гэльский язык.

В музее представлены экспонаты, сочетающие первые выпуски с личными артефактами (трубка Скотта, письменный стол Бернса). Чтобы оживить всю историю, завершите посещение музея популярным туром по литературным пабам Эдинбурга: своего рода прогулочным театральным представлением между тремя или четырьмя пабами, где актеры остроумно обсуждают свои взгляды на великих литературных деятелей Шотландии.

Париж

Европейская любовь к книгам очаровательно демонстрируется в зеленых металлических книжных киосках на левом берегу Сены. Продавцы подержанных книг, называемые bouquinistes, , были обычным явлением в Париже с середины 1500-х годов, когда такие магазины и киоски выстроились вдоль большинства мостов Парижа. (Бизнес процветал после революции, когда целые библиотеки были «освобождены» от богатой знати.)

Еще одна достопримечательность писателей — книжный магазин «Шекспир и компания».Основанный в 1919 году свободно мыслящей американкой Сильвией Бич, оригинальный магазин на улице Рю де л’Одеон был местом встречи эмигрантской литературной элиты Парижа. Эрнест Хемингуэй регулярно брал книги в магазине. Когда Джеймс Джойс изо всех сил пытался найти издателя для своего ставшего уже классическим Ulysses, Beach опубликовал его. В то время как нацисты закрыли магазин в 1941 году, его послевоенное воплощение у берегов Сены продолжает традицию Бич, поддерживая борющихся писателей.

Дублин

Из всех мест, которые я побывал в Европе, Ирландия выделяется литературной страстью.Примерно на рубеже 20-го века Дублин произвел на свет некоторых великих писателей мира. Оскар Уайльд поразил Британию своим остроумием и остроумными сатирами на высший класс викторианского общества. Уильям Батлер Йейтс получил Нобелевскую премию за свои стихи и пьесы на ирландскую тематику. Пожалуй, наиболее изобретательным из всех был Джеймс Джойс, который запечатлел литературную молнию в бутылке, когда сосредоточился на более убогой стороне Дублина в своем потоке сознания Ulysses .

Дублинский музей писателей — место, где можно увидеть авторские безделушки.Но чтобы ощутить ирландский дар болтливости в его высшей форме, побалуйте себя вечеринкой в ​​Abbey Theater. Основанный Йейтсом, чтобы передать на сцену «глубокие эмоции Ирландии», театр уже более ста лет продвигает ирландских писателей и художников.

Без преувеличения можно сказать, что литературные документы Европы изменили ход истории. От пабов до музеев и библиотек, если вы решите ориентироваться на литературную культуру Европы, весь континент может быть хорошим чтением.

Набокова профессором: завидный опыт; Лекции по литературе Владимира Набокова под редакцией Фредсона Бауэрса. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Джовано …

Стиль и структура — суть книги. Хорошие идеи — чушь. Давайте не будем обманывать себя: давайте помнить, что литература не имеет никакой практической ценности, за исключением очень особого случая, когда кто-то желает стать, в первую очередь, профессором литературы.

Эти увещевания были сказаны игривым, самодовольным олимпийским голосом Владимира Набокова студентам его курса «Магистр европейской фантастики» в Корнельском университете.Голос лекций знаком читателям Набакова; это голос «Твердых мнений», среда для красиво и часто критически перевернутых фраз, для надменных изречений, для насмешек. Это голос, который может заставить биться о стену таких, как Фолкнер, Манн и Достоевский.

Даже те, кто плохо разбирается в его творчестве, помнят Набакова как русского аристократа-эмигранта, ребенка родителей, любивших литературу, молодого человека, бежавшего из революционной России в Европу и, наконец, из Европы в Америку.Он, вероятно, наиболее известен своим романом «Лолита». Но он написал гораздо больше прекрасных и ярких повествовательных произведений на русском и английском языках, в том числе «Бледный огонь». Он преподавал в Корнелле и Уэллсли, а затем жил в Монтрё до своей кончины в 1977 году.

Этот сборник лекций / эссе, первый из двух запланированных томов, берет в качестве предметов «Мэнсфилд-парк» Джейн Остин, «Мрачный дом» Диккенса, «Воспоминания о прошлом» Пруста, «Метаморфозы» Кафки, «Мадам Бовари» Флобера, «Улисс» Джойса и «Странная история доктора» Стивенсона.Джекил и мистер Хайд ».

Метод Набокова:« ласкать детали, божественные детали »- все они, как показано здесь оттисками его сильно помеченных текстов и диаграмм, которые он кропотливо рисовал для себя и класса Чтобы визуализировать мир персонажа. Сады в Мэнсфилд-парке, например, нанесены на диаграммы, чтобы мы могли лучше понять характер гуляющих пар, которые так расстроили и опечалили Фанни Прайс. Или «великолепная орхидея лилового цвета», которая должна была иметь была моделью каттлеи, преследовавшей месье Свана Пруста.

«Мы должны видеть и слышать, мы должны визуализировать комнаты, одежду, манеры людей автора», — настаивал профессор Набоков. «Цвет глаз Фанни Прайс в« Мэнсфилд-парке »и обстановка ее маленькой холодной комнаты очень важны».

Еще важнее были детали сюжета и дизайна. По словам Набакова, «мой курс, в том числе, является своего рода детективным расследованием тайны литературных структур». В классе он, кажется, был добродушным, почти нежным сыщиком.Он исследовал иллюзию вымышленного мира изнутри, внушая своим ученикам «такие комбинации деталей, которые создают чувственный парк, без которого книга мертва».

Нобоков всем сердцем верил в чары; однажды он провозгласил, что все великие романы должны быть, прежде всего, великими сказками. В его собственном творчестве такое очарование распространилось за пределы области фантастики на то, что, возможно, является его лучшим колдовством из всех, его автобиографическим «Говори, память». Очарование снова присутствует в этих лекциях.«Автомобиль Набокова»? Его вездесущие метафоры отношений между читателем и писателем, писателем и миром:

«По бездорожью поднимается мастер-художник, и на вершине, по ветреному гребню, кого, по-вашему, он встречает? Задыхающегося и счастливого читателя, и там они спонтанно обнимаются и связываются навсегда, если книга существует вечно ».

Или: «Мне кажется, что хорошая формула для проверки качества романа — это в конечном итоге слияние точности поэзии и интуиции науки.Чтобы насладиться этой магией, мудрый читатель читает гениальную книгу не сердцем, не столько своим мозгом, сколько своим позвоночником. Именно здесь возникает характерное покалывание, хотя мы должны держаться немного в стороне, немного отстраненно при чтении. Затем с чувственным и интеллектуальным удовольствием мы увидим, как художник строит свой карточный замок, и увидим, как карточный замок становится замком из прекрасной стали и стекла ».

Некоторые из этих лекций плохо переводятся в опубликованную форму .Пьеса «Улисс» (без обычных перерывов в классе) кажется слишком длинной, слишком увязшей в кратком изложении сюжета, и нет профессорского присутствия, которое могло бы ее спасти.

Тем не менее, в этом томе есть многое, что нельзя упускать, многое из того, что приносит истинный восторг и развлечение. Прочтите это и позавидуйте ученикам профессора Набокова.

Европейская история и литература | Newberry

История и литература континентальной Европы были специальностью Newberry с самого начала, но, как и во многих других таких обширных областях, есть определенные области, обладающие большой силой, и другие, которые менее развиты.

В целом, в библиотеке представлены материалы, относящиеся к Центральной и Западной Европе с четырнадцатого века до конца наполеоновской эры. Лучше всего представлены Италия, Франция и Германия. Испанские и португальские коллекции, как правило, подчеркивают имперский опыт этих стран, но включают в себя в изобилии основные литературные произведения, историю религии и брошюры. Существуют значительные, но менее обширные коллекции для Швейцарии, Австрии, Нидерландов и некоторых других регионов.Литература и история культуры сильны, включая политику, теологию, романо-германскую филологию, образование и классику. Философия, изобразительное искусство, архитектура, право и естественные науки включены более неравномерно, хотя библиотека владеет многими важными отдельными работами в этих областях.

В последние годы мы добавили только оригинальные источники в их первоначальной форме, справочные руководства, библиографии, текстовые издания и определенное количество монографий. Ретроспективные коллекции также сильны в монографиях и научных периодических изданиях.Newberry не занимается систематическим приобретением новых монографий или наборов микроформ по европейской истории и литературе.

Коллекции первоисточников особенно сильны в этих областях:

  • Около 300 рукописей средневековья и эпохи Возрождения
  • Политические трактаты всех периодов до Французской революции
  • Гуманизм
  • Французские политические брошюры шестнадцатого и семнадцатого веков
  • Брошюры периода Французской революции
  • Ранние работы по военному делу и военной архитектуре
  • Каллиграфия, рукописный текст и стенограммы
  • Эмблемные книги
  • Бесплатные книги
  • Словари и энциклопедии
  • Издания Теренса
  • Институциональная история христианских церквей
  • Религиозное несоответствие, особенно непокорность, янсенизм, социнианство
  • Римские и испанские инквизиции
  • Религиозные издания и цензура
  • Детские книги

Существуют несколько меньших, но заметных концентраций:

  • Артуриана
  • Прозаические романы на романских языках
  • Детские книги, особенно азбуки
  • Hebraica, особенно рукописи и ранняя печать
  • Работы над Марией Королевой Шотландии
  • Наполеоника
  • Цыганские предания
  • История библиотек

См. Также:

Контрольный список французских рукописей после 1500 г.

Контрольный список итальянских рукописей после 1500 г.

Библиографический справочник по европейской истории и литературе

Современная центральноевропейская литература | Публичная библиотека округа Колумбия

Писатели из Центральной Европы создали одни из самых самобытных произведений прозы и поэзии 20-го века.Кафка, Сиенкович, Кундера, Андрич, Мусил и другие мастерски использовали иронию, юмор виселицы и антигероический «взгляд снизу» в своих исследованиях современной бюрократии, жестокого обращения со стороны исторических сил и веса памяти. В этом списке представлены предложения для чтения от их литературных наследников 21-го века (в широком смысле) — писателей, рожденных в изуродованном мире, требующем как похвалы, так и сожаления.

Избранные и последние стихотворения, 1931-2004 гг. Чеслава Милоша и Карта: Собрание и последние стихотворения Виславы Шимборской


Милош и Шимборска получили Нобелевскую премию по литературе за свои выдающиеся сборники стихов, первая из которых — в 1980 г., а последний — в 2004 г.Стихи в этих двух сборниках демонстрируют их большие интеллектуальные амбиции и кривые взгляды. Их элегантные размышления простираются от богословских вопросов до европейской истории и ботаники, и повсюду между ними, везде можно обнаружить «непостижимую жизнь» (Шимборска).

Secondhand Time: Последний из Советов Светлана Алексиевич
Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии по литературе в 2015 году, опубликовала многочисленные тома устной истории, посвященные важнейшим событиям в Советском Союзе, таким как СССР Война 1979-1989 годов в Афганистане ( Zinky Boys ) и катастрофа на Чернобыльской АЭС 1986 года ( голосов из Чернобыля ).В фильме « Secondhand Time » она обращается к повседневной жизни при советской власти и после ее краха. По их собственным словам, бывшие советские граждане помнят события обыденные, экстраординарные и ужасные, и при этом они создают интимное и многогранное воспоминание об истории 20-го и 21-го веков. Это великолепный исторический документ, читабельный навязчиво — это был любимый рецензентом текст из всех текстов, представленных в этом списке.

The Door by Magda Szabo
Обычное городское существование опровергает непреходящую тайну, и постепенное накопление повседневных происшествий, рассказываемых элегантной и размеренной прозой, усиливает напряженность в этом тщательно изученном романе об отношениях и личности.У Магды, успешной писательницы, есть своеобразная и замкнутая домработница Эмеренс, которая никогда никого не впускает в свой дом — знакомых, друзей и родственников. Почему нет? Что скрывается за обычной дверью в обычный дом Эмеренса?

Смерть и пингвин Андрей Курков
В немного покосившемся постсоветском Киеве загадочному художнику-неудачнику Виктору, соседу по комнате королевского пингвина Миши, предложили прибыльную должность в газете в качестве писателя. некрологи.Но есть одна проблема: украинская мафия и ее соперники каким-то образом замешаны за кулисами, и материальная выгода от работы на мафию компенсируется возможностью оказаться в преждевременной могиле. Читая как нечто среднее между мистерией нуар и черной комедией, роман отправляет читателя в увлекательную прогулку с главным героем через пейзаж угрозы, абсурда и холодных серых дней.

Министерство боли Дубравка Угрешич
Таня — этническая сербка, бывшая жительница Загреба, беженка в Амстердаме и преподаватель сербо-хорватской литературы в городском университете, где она быстро преподает курсы стать местом сбора студентов из бывшей Югославии.Все в классе, включая Таню, обременены воспоминаниями об общей родине, отчаянных попытках спастись от конфликта, перемещенных жизнях и смерти. Друг в друге они находят дух товарищества и негодование, поскольку то, что идентифицирует их как сербов, хорватов или боснийцев, объединяет их и разрывает на части. Сколько прошлого они должны оставить позади, чтобы идти вперед?

Ликвидация Имре Кертеса
Действие происходит в Будапеште в 1999 году, Ликвидация — это глубокое исследование посткоммунистического опыта и тяжести ужасов 20-го века на тех, кто их испытал.Рассказчик Кингбиттер, выступая в роли литературного исполнителя своего покойного друга (известного писателя, покончившего с собой десять лет назад), составляет посмертные тексты для публикации. В них он обнаруживает замечательные предсказания того, что произойдет как для него, так и для его страны в посткоммунистическом вакууме. Когда он читает оставленные страницы и ищет то, что он считает пропавшим шедевром своего друга, он сталкивается с откровениями, которые потрясают его до глубины души.

Вкус мужчины Славенка Дракулич
В этом напряженном повествовании от первого лица прослеживается история любовного романа (который начинается в Публичной библиотеке Нью-Йорка) между кандидатом наук в области польской литературы и бразильским исследователем в то время как они временно находятся в Нью-Йорке — от первого сильного желания до всепоглощающей страсти и до ужасного конца.Страстный, шокирующий и незабываемый.

Ангел голода Герта Мюллер
В последние дни Второй мировой войны этнический немец из Румынии вынужден сесть в транспорт, направляющийся на восток — в Советский Союз, чтобы работать рабами в кокаине. -перерабатывающий завод. В сказочной прозе рассказчик этого романа с тонкостью и вниманием вспоминает несправедливость, опасности и мимолетную красоту — различные аспекты повседневной жизни.Всегда есть голод, но, прежде всего, человеческая потребность выжить и сохранить то, что делает нас людьми.

опыт африканских писателей в европейской литературе

Zambezia (1987), XIV (li). ОПЫТ АФРИКАНСКОГО ПИСАТЕЛЯ С ЕВРОПЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ Д. МАРЕЧЕРА Я впервые познакомился с английской литературой в школе, а затем в университете. Я наслаждался этим, но терпеть не мог над этим работать. Выбор из текстов — от Чосера до Д.Х. Лоуренс и Джеймс Джойс — лишены воображения, особенно для студента, который был склонен не соглашаться со всем и всеми. Я бы вместе с Хорхе Луи Борхесом написал диссертацию о опровержении самого времени. Я писал свои эссе и пытался оскорбить (в частном порядке) английскую литературу, пересекая канал на переводном пароме в континентальную Европу. Переводчики сослужили мне хорошую службу. Я имею в виду таких, как Кристофер Миддлтон, который сделал хороший перевод Холдерлина; Кеннету Норткотту, который перевел «Фон Бамхельма» Готтхольда Лессинга; вершина.К. Стоун, который перевел Laclos на английский язык; Х. Сломану, исполнившему Ги де Мопассана; Дж. М. Коэну, сделавшему Рабле; Стивену Хиту из Кембриджа, оказавшему исключительную услугу Роланду Бару the s. Это лишь несколько из переводчиков, на которых мне приходилось полагаться. Хотя в школе меня учили французскому и латыни, я достаточно англизирован, чтобы упорно настаивать на том, что иностранец — это тот, кто не знает английского и чей язык не стоит знать.С самого начала своей жизни я рассматривал литературу как уникальную вселенную, не имеющую внутренних разделов. Я не сортирую это по расе, языку или нации. Это идеальный космос, сосуществующий с этим грубым. У меня было ужасное мрачное воспитание в гетто , и с тех пор я пытался отрицать болезненную реальность конкретная история. Если, как говорится, всем нам есть что скрывать, то вся моя жизнь была попыткой сделать себя скелетом в собственном шкафу.Если яркость может падать от воздуха, the n, как в случае с Генрихом Гейне, поэзия — это искусство создания невидимость видимая. Реализация литературного воображения может, возможно, сделать писателей признанными законодателями. Это становится вопросом перспективы, почти оптики. Если я смотрю на что-то и осознаю, что смотрю , влияет ли это на то, что я вижу? Могу ли я научиться познавать мир благодаря тому качеству в нас, которое является источником снов? Это Пиранделло, чьи пьесы вычеркивают из нас тень между иллюзией и реальностью, в частности его «Генрих IVa» и «Шесть персонажей в поисках и Автор.Эжен Ионеско, особенно в своей пьесе «Носорог», ставит перед собой ту же задачу . Он превосходит Пиранделло в том, что для него внутреннее разложение ведет к реальной физической трансформации. Здесь мы находимся на территории «метаморфоз» Овидия, которую столетия спустя Франц Кафка должен был изобразить как буквальный факт. Подобные трансформации происходят снова и снова в работе из нигерийца Амоса Тутуолы, чей 99

Где игральные карты получили свои символы?

Но как учесть использование клевера, желудей, листьев, пиков, щитов, монет, роз и бесчисленного множества других изображений? «Это часть фольклора на эту тему», — говорит мне Пол Босток, член совета IPCS.«Я не верю, что первые карты были так логично спланированы». По его словам, более вероятным объяснением знаков на костюмах является то, что они были заказаны богатыми семьями. Таким образом, выбор зёрен частично отражает вкусы и интересы знати.

* * *

В то время как пипсы сильно варьировались, карты куртизанок, называемые сегодня «лицевыми картами», оставались практически неизменными на протяжении веков. Например, в британской и французской колодах всегда изображены одни и те же четыре легендарных короля: Карл, Давид, Цезарь и Александр Великий.Босток отмечает, что королевы не пользовались подобным почтением. Паллас, Джудит, Рэйчел и Аргина по-разному управляли каждой из четырех мастей с частыми перерывами. Когда испанцы приняли игральные карты, они заменили королев на конных рыцарей или кабальеро . И немцы полностью исключили ферзей из своих колод, разделив лицевые карты на könig (король), obermann (верхний игрок) и untermann (нижний игрок) — сегодняшние валеты. Французы вновь представили королеву, в то время как британцы так любили свою, что установили «британское правление», вариацию, которая меняет значения карт короля и королевы, если правящим монархом Англии является женщина.

Согласно IPCS, туз стал известен в 1765 году. В этом году Англия начала облагать налогом продажу игральных карт. На тузе была проставлена ​​печать, указывающая на то, что налог был уплачен, а подделка туза считалась преступлением, караемым смертью. По сей день туз смело разработан, чтобы выделяться среди других.

Король червей предлагает еще одно любопытство: единственный король без усов, кажется, убивает себя с помощью меча по голове. Объяснение «короля-самоубийцы» менее драматично.Поскольку печать стимулировала быстрое воспроизведение колод, целостность оригинальных произведений искусства снизилась. По словам Пола Бостока, когда печатные блоки изнашивались, производители карт создавали новые наборы, копируя блоки или карты. Этот процесс усилил предыдущие ошибки. В конце концов дальний край меча нашего бедного короля исчез.

Ручное мастерство и высокие налоги превратили каждую колоду игральных карт в инвестицию. Таким образом, карты стали радостью для глаз. Причудливые узкоспециализированные колоды давали художникам возможность создать своего рода коллекционное визуальное эссе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *