Разное

Картинки мимики лица для детей: Картинки d0 bc d0 b8 d0 bc d0 b8 d0 ba d0 b0 d0 bb d0 b8 d1 86 d0 b0, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения d0 bc d0 b8 d0 bc d0 b8 d0 ba d0 b0 d0 bb d0 b8 d1 86 d0 b0

24.09.2020

Содержание

Картотека на тему «Мимические упражнения»

«Волшебное зеркало.

Ребенку демонстрируется «волшебное» зеркало, изготовленное из картона, и предлагается угадать, люди с каким настроением смотрелись в него. Затем самому изобразить.

«Магазин».

Перед ребенком выкладываются картинки с изображением детей и игрушек, с разным эмоциональным состоянием. Затем логопед берет картинку, на которой изображен ребенок и предлагает найти ему игрушку, при этом дает следующую инструкцию: «Петя выбрал веселого Буратино. Наташа купила грустного Буратино и т. д.»

«Чудесный фотоаппарат».

Для данного задания необходимо приготовить макет фотоаппарата. Заранее в него кладутся карточки с изображением ребенка с разными эмоциональными состояниями. Затем по заданию логопеда ребенок изображает то или иное настроение, одновременно логопед «фотографирует» ребенка. Потом ребенку предлагается просмотреть «фотографии» и назвать настроение.

«Воздушные шарики».

Ребенку демонстрируются изображения лиц детей, с разным выражениями и такое же количество нарисованных воздушных шариков с аналогичными эмоциональными состояниями. Ребенку предлагается найти хозяина каждого воздушного шарика.

Пример:

«Собери пару».

Для данного задания необходимо приготовить пять пар картинок – схем, характеризующих определенное настроение. Картинки – схемы выкладываются в два ряда изнаночной стороной вверх и не параллельно друг другу. Ребенку предлагается найти две одинаковые картинки – схемы. Для этого ему необходимо взять одну картинку из нижнего ряда, назвать какое настроение обозначает данная схема, затем взять любую картинку из верхнего ряда. Если пара будет собрана, то ребенок оставляет картинки себе и изображает соответствующее настроение. Если картинки – схемы окажутся разными, то ребенок кладет их на прежнее место и начинает сначала.


«Собери картинку».

В работе по развитию мимики можно использовать предметные разрезные картинки, на которых изображены персонажи с разным эмоциональным состоянием. Ребенок собирает картинку, называет героя и его настроение, а затем изображает.

Например:

Разрезные картинки могут содержать и несложный сюжет.

Ребенок собирает разрезную сюжетную картинку. После этого изображает героев нарисованных на данной картине. Например; «Изобрази хитрую лису и испуганного зайца. Нахмурься, как тучка, рассердись как бараны на мосту. Улыбнись, как солнышко.

«Портрет»

Вариант 1.

Ребенку предлагается несколько портретов детей без изображения лиц. Затем логопед предлагает ребенку нарисовать лицо портрету в той или иной ситуации. Можно предложить ребенку изобразить того или иного героя. Ситуации могут быть, различными например, Маша разбила вазу, Сережа увидел летающую тарелку и т. д.

Вариант 2.

Логопед показывает ребенку сюжетные картинки, на которых герои изображены без лица. Ребенок должен дорисовать портрет каждого героя в соответствии с ситуацией.

«Угадай».

Вариант 1.

Логопед предлагает ребенку подобрать к надписям изображения детей с соответствующим настроением и изобразить.

грусть

удивление

радость

спокойствие

Вариант 2.

Ребенку необходимо соединить линией изображения детей и надписи с их настроением.

Спокойствие

радость

удивление

грусть

«Выставка картин».

Логопед предлагает ребенку посмотреть на картины и сказать, какое настроение они вызывают, а затем изобразить это настрое6ние.

«Актеры».

Вариант 1.

Данная игра проводится с подгруппой детей (6-8 человек). Логопед выбирает ведущего, и просить его изобразить какое – либо настроение. Остальные игроки должны угадать. Ребенок, который правильно назовет настроение, становится ведущим.

Вариант 2.

Дети по очереди вытягивают картинки – схемы, не называя настроение изображенное на данной карточке, ребенок показывает его. Остальные игроки должны угадать это настроение, правильно назвавший, получает фишку. По окончанию игры количество фишек подсчитывается и определяется победитель.

«Угадай–ка!».

Вариант 1.

В данной игре участие принимают несколько детей. Логопед выбирает ведущего и называет ему сказочного героя из определенной сказки (например, «Золотой ключик») Ребенок показывает данный персонаж, а остальные участники угадывают. Угадавший — становится ведущим.

Вариант 2.

Логопед показывает картинку – схему, дети называют эмоциональное состояние, изображенное на ней. Затем логопед просит вспомнить сказочных героев с таким же настроением. Кто назовет большее количество персонажей – становится победителем.

Картотека игр по основам безопасности жизнедеятельности дошкольников

 

Я – человек

«Умею – не умею»    (младший дошкольный возраст)

Цели: акцентировать внимание детей на своих умениях и физических возможностях своего организма; воспитывать чувство собственного достоинства.

Ведущий бросает мяч и произносит: « Я умею» или « Я не умею». Ребёнок, поймав мяч, продолжает фразу, объяснив, почему он не умеет или умеет. Например: « Я умею бегать, так как у меня есть ноги. Я не умею летать, потому что у меня нет крыльев».

 

«Угадай, кто позвал?»   (младший дошкольный возраст)

Цели: тренировать органы слуха и активизировать внимание и слуховую память детей.

Ведущий, стоя спиной к детям, детям, должен определить по голосу, кто его позвал. В случае правильного ответа место ведущего занимает ребёнок, чей голос был определен.

 

«Найди пару»   (младший дошкольный возраст)

Цель: подбирать пару к предмету по тактильным ощущением  с завязанными глазами.

Оборудование: пуговицы, кубики, яблоко, карандаши, мелкие предметы.

Выбрав себе предмет, ребёнок должен с завязанными глазами выбрать из кучки точно такой же. В конце игры ведущий просит объяснить, что помогло ребёнку правильно определять на ощупь разные материалы.

 

«Угадай, кто это»  (средний дошкольный возраст)

Цель: учить детей умению мысленно воспроизводить образ через своё видение человека.

Воспитатель выбирает одного из детей ведущим. Остальные садятся в кружок на стульчики. Ведущий должен, не называя имени, рассказать о коком – либо из детей: какой он (она), что умеет делать, какого цвета волосы, глаза, какое лицо, во что одет, какой у него характер. Выслушав рассказ, дети угадывают, о ком шла речь. Тот, кто первым угадает, занимает место ведущего.

 

«Что есть у игрушки»  (средний дошкольный возраст)

Цель: воспитывать у ребёнка самоопределение, осознание своего тела и его специфических особенностей.

Оборудование: игрушки зверей, птиц, человечка, картинки с изображением разных людей.

Воспитатель предлагает ребёнку сравнить себя с той или иной игрушкой: уточкой, мишкой, клоуном, солдатиком, куклой.

Примерные ответы детей: у уточки клювик, а у меня носик; мишка лохматый, а у меня кожа гладкая; у собачки четыре лапы, а у меня две руки, две ноги. Солдатик и я — смелые, я живая, а кукла, хотя и передвигаются, но всё равно не живая.

 

«Мой портрет»  (средний дошкольный возраст)

Цель: научить детей различать индивидуальные особенности своей внешности: лица, роста, возраста.

Оборудование: альбомные листы, цветные карандаши; стенд для выставки; картинки с изображением детей (разных по возрасту, росту, внешности). Воспитатель предлагает рассмотреть картинки с детьми разного возраста в игровых ситуациях. Спрашивает, какими дети себя видят: большими, маленькими или не очень маленькими. Дети отвечают, показывают на пальцах, сколько им лет, говорят, какими они хотят вырасти. Воспитатель предлагает детям нарисовать самих себя, какими они хотят быть.

 По рисункам детей, выставленным на фланелеграфе, пытаются угадать, кто на них изображён. Воспитатель спрашивает, зависит ли от роста, какой человек, — хороший или плохой.

Если сам ты небольшой,

Но с высокою душой,

Значит твой реальный рост

 Выше самых дальних звёзд.

 

« Кто я?»  (старший дошкольный возраст)

Цель: расширить знания ребёнка о самом себе, своём имени, своей фамилии, возрасте.

Оборудование: зеркало; предметные картинки с изображением животных, птиц.

Расскажи, что ты знаешь о себе (имя, возраст, рост, цвет и длина волос, цвет глаз, дата рождения, девочка или мальчик).

Расскажи, на кого ты похож: на маму или папу.

Есть ли у тебя признаки, которые присутствуют у какого – либо животного, птицы?

 

«Садовник»   (старший дошкольный возраст)

Цели: углублять представление ребёнка о самом себе; научить видеть индивидуальные особенности других людей.

Оборудование: мяч.

Дети встают в круг. Ведущий, Садовник, бросает мяч и говорит: « Я садовником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме Даши». Дальше Садовник рисует словесный портрет (имя, возраст, цвет глаз), Садовником становится Даша.

 

«Кто как на свет появился»  (старший дошкольный возраст)

Цель: закрепить представление детей о том, как появляются на свет живые существа.

Оборудование: три большие картинки с изображением яйца, икринки, бутылочки с молоком и соской; мелкие картинки с изображением людей, животных, птиц, земноводных, насекомых.

Перед детьми лежат перевёрнутые изображением вниз картинки с животными, насекомыми, земноводными, людьми. Дети выбирают любую картинку, сообщают, каким образом это существо появилось на свет.  Затем совмещают маленькую картинку с большой – с изображением яйца, икринки, бутылочки с соской (для млекопитающих).

 

Гигиена и этика

«Правила гигиены»  (младший дошкольный возраст)

С помощью считалочки выбирается водящий, он выходит из группы. Воспитатель с детьми договаривается, кто и что будет изображать. Затем водящего приглашают, дети по очереди показывают навыки гигиены при помощи жестов, мимики. Ведущий должен отгадать, что показывают дети: умывание, чистку зубов, причёсывание, купание, обтирание.

 

«Эстафета»  (средний дошкольный возраст)

Цель: формировать представления о предметах личной гигиены.

Оборудование: разные игрушки, музыкальные инструменты, одежда, предметы гигиены.

На столах лежат разные предметы. Дети делятся на две команды. Каждый участник подбегает к столу, выбирает предмет, необходимый для умывания, кладёт его на поднос, возвращается к своей команде и передаёт эстафету следующему игроку.

 

«Ровным кругом»  (средний дошкольный возраст)

Цели: уточнить знание детей о предметах личной гигиены; развивать творчество, воображение.

Оборудование: шапочки – маски с изображением мыла, зубной щётки, шампуня, мочалки, полотенца ,зеркала, расчёски.

Дети, взявшись за руки, встают в круг. В середине круга стоит ребёнок, исполняющий роль мыла (у него шапочка – маска с изображением мыла), дети двигаются хороводным шагом вокруг него и поют.

Ровным кругом друг за другом

Будем весело шагать,

Что нам мыло здесь покажет,

 То и будем выполнять.

Мыло показывает, как надо намыливать руки. Дети повторяют движения. Затем соответствующее движение показывают полотенце, расчёска, мочалка, шампунь.

 

«Пылесос»  (средний дошкольный возраст)

Цель: развивать ловкость, быстроту реакции, координацию движений.

Оборудование: 4 совка для мусора, 20 маленьких мячей, 4 корзины для мусора.

Ведущий разбрасывает по полу маленькие мячи, четверо детей собирают их совком без помощи рук. Пойманные мячи кладут в корзины.

 

«Как нужно ухаживать за собой» (старший дошкольный   возраст)                                                                           

Цель: формировать навыки контроля за выполнением правил личной гигиены.

Оборудование: волчок, фишки, карточки с вопросами.

Ведущий крутит волчок, который определяет карточку с вопросом. За правильный ответ ребёнок получает фишку. Выигрывает тот, у кого окажется больше фишек.

Вопросы

1.     Назови предметы, которые тебе понадобятся для умывания (мыло, полотенце).

2.     Назови предметы, которые потребуются для того, чтобы принять душ (шампунь, мыло, гель для душа).

3.     Как часто нужно мыться? (Каждый день).

4.     Как часто нужно чистить зубы? (Утром и вечером).

5.     Как часто нужно подстригать ногти? (Не реже 1 раза в 10 дней).

6.     Как часто нужно мыть уши? (Каждый день).

7.     Как часто нужно менять нижнее бельё? (Каждый день).

 

«Чтобы кожа была здоровой» (старший дошкольный возраст)

Цель: формировать навыки контроля за выполнением правил личной гигиены.

Оборудование: картинки, помеченные красным ободком с неправильными действиями детей.

Дети рассматривают картинки, находят, что неправильно. За правильный ответ ребёнок получает фишку. Выигрывает тот, у которого окажется больше фишек.

Картинки

Ребёнок облизывает ссадины, порезы.

Мальчик в грязном белье.

Девочка надевает чужую обувь.

 

«Хвастунишка»  (старший дошкольный возраст)

Цель: формировать навыки контроля за выполнением правил личной гигиены.

Расскажи о своей коже. Покажи на своё личико, свои руки, ноги и продолжи: «Моя кожа чистая, нежная, упругая, она помогает мне…»

 

«Определения»  (старший дошкольный возраст)

Цель: научить ребёнка давать определения.

О каких предметах идёт речь? Продолжить определения.

Средство для мытья волос – это…

Однородная масса для чистки зубов – это…

Кусок ткани для вытирания лица и тела – это…

Средства для мытья рук и тела – это…

Ответы: шампунь, зубная паста, полотенце, мыло.

 

«Как беречь зубы»  (старший дошкольный возраст)

Цель: рассказать, что полезно, что вредно для зубов.

Оборудование: два плоскостных зуба – здоровый и больной; предметные картинки с продуктами питания.

На игровом поле представлены картинки полезных и вредных для зубов продуктов питания. Дети по очереди кладут изображение больного или здорового зуба рядом с картинкой с изображением продуктов питания, объясняют свой выбор.

 

Я и опасные предметы

«Найди опасные предметы» (младший дошкольный возраст)

Цели: помочь детям запомнить предметы, опасные для жизни и здоровья; помочь самостоятельно сделать выводы о последствиях неосторожного обращения с ним.

Оборудование: нож, ножницы, иголка, утюг.

В квартире остаются Андрюша и Наташа. Их родители ушли на работу. Давайте расскажем малышам, какими предметами нельзя им пользоваться, чтобы не случилось беды. Дети повторяют правила безопасности:

— все острые, колющие, режущие предметы обязательно надо класть на место;

— нельзя включать электроприборы, они могут ударить током или стать причиной пожара;

— ни в коем случае нельзя пробовать лекарства – это яд;

— нельзя трогать стиральные порошки, средство для мытья посуды, соду, хлорку;

— опасно одному выходить на балкон.

 

«Отгадай загадку по картинке» (младший дошкольный возраст)

Цели: помочь детям запомнить основную группу опасных предметов, развивать внимание.

Оборудование: картинки с изображением опасных предметов.

Взрослый загадывает загадку, а дети отгадывают и находят соответствующую картинку. Взрослый просит подумать и сказать, чем эти предметы опасны? Дети рассказывают, какую опасность таит каждый предмет.

Загадки

1. На столе, в колпаке,                                        4. Режет хлеб,

Да в стеклянном пузырьке                                Намажет масло.

Поселился дружок                                               Но помни:

Развесёлый огонёк.                                             Есть с него опасно!

(Настольная лампа)                                             (Нож)

2.     Из горячего колодца                                       5. Два конца, два кольца,

Через нос водица льётся.                                   Посередине – гвоздик.

(Чайник)                                                                   (Ножницы)

3. Гладит всё, чего касается,                             6. Всех на свете обшивает,

А дотронешься – кусается.                                Что сошьёт – не надевает.

( Утюг)                                                                     (Иголка)

 

Я и улица

«Наша улица, или Светофор» (младший дошкольный возраст)

Цели: закрепить знания детей о сигналах светофора, понятиях: улица, дорога, тротуар, деревья, дома; вспомнить ПДД.

Детей учат не спешить, переходя дорогу, быть внимательным, знать и находить место пешеходного перехода, понимать сигналы светофора, дорожные знаки.

 

« Автобус»  (младший дошкольный возраст)

Цели: закрепить знание ПДД; отрабатывать навыки правильного общения, речь, социальное поведение.

Оборудование: маленькие стулья, руль.

С помощью считалочки выбирают водителя. Моделирование ситуаций: женщина с ребёнком, бабушка, слепой.

 

«Переход»  (младший дошкольный возраст)

Закрепление ПДД. На полу полосками обозначен переход, на светофоре красный свет. Дети стоят у переходы. На светофоре жёлтый свет. На зелёный сигнал дети идут по переходу, сначала смотрят налево, потом направо.

 

«Нарисуй дорожный знак» (старший дошкольный возраст)

Цель: закрепить дорожные знаки.

Детям дают бумагу и карандаши. За две минуты дети должны нарисовать дорожные знаки.

 

«Сигналы светофора» (средний дошкольный возраст)

Цель: развивать  внимание.

Ведущий показывает вразбивку сигналы светофора, при зелёном свете дети топают ногами, при жёлтом хлопают в ладоши, при красном не делают ничего.

 

« Мы водители» (старший дошкольный возраст)

Цель: развивать внимание.

Воспитатель даёт задание, по сигналу менять направление: влево, вправо, прямо, тормози…

 

Я учусь охранять свою жизнь и здоровье

(старший дошкольный возраст)

«Опасно – не опасно»

Цели: учить детей отличать опасные жизненные ситуации от неопасных; уметь предвидеть результат возможного развитии ситуации; закреплять знание правил безопасного поведения; воспитывать чувство взаимопомощи.

Оборудование: набор дидактических картинок с изображением опасных и неопасных для жизни и здоровья ситуаций; карточки разных цветов (красного, белого и жёлтого) в зависимости от вариантов игры. Содержание картинок: ребёнок лазает по лестнице, читает книгу, прыгает с высоты, одет не по погоде, кашляет на других и т. д.

Детей просят определить степень угрозы предлагаемой (наглядной или словесной) ситуации для жизни и здоровья, поднять определённую карточку, в зависимости от опасности, правильно разложить дидактические картинки.

Внимательно прослушав рассказ воспитателя, дети поднимают красную карточку, если есть опасность, жёлтую – если опасность может возникнуть при определённом поведении, и белую – если опасности нет. Дети не должны мешать друг другу, при необходимости дополнять ответы товарищей, не подсказывать и не пользоваться подсказками.

 

« Скорая помощь»

Цель: закрепить у детей знания и практические умения по оказанию первой помощи.

Оборудование: картинки с изображением медицинских принадлежностей (термометр, бинт, зелёнка).

Воспитатель обыгрывает с детьми ситуацию, когда человек порезал руку, ногу, разбил колено, локоть, затемпературил, когда заболело горло, попала соринка в глаз, пошла носом кровь. По каждой ситуации отрабатывают последовательность действий.

 

«Мой выбор»

Детям предлагаются сюжетные картинки и соответствующие тексты к ним. Воспитатель зачитывает текст, а дети доказывают правильность или недопустимость данного поступка, объясняют, какие правила нарушены. Если ребёнок правильно объяснил поступок – получает фишку.

 

«Наши помощники растения»

Цель: закрепить у детей представления о том, как помочь себе и другим оставаться всегда здоровым.

Оборудование: предметные картинки с изображением лекарственных растений.

Игра проводится по принципу лото. У детей карты с изображением лекарственных растений. Воспитатель показывает картинки с аналогичными рисунками. Ребёнок, у которого есть это растение, рассказывает о его использовании для лечения. Если сказал правильно, получает картинку. Выигрывает тот, кто первым закроет свою карточку.

 

                                          Литература

1.  Г. И. Кулик, Н. Н. Сергиенко. « Школа здорового человека» Сфера, 2010

2. Т. В. Пятница «Рабочая тетрадь логопеда»: загадки, рифмовки,      скороговорки /  Феникс,2010

Конспект занятия «Приглашаем в мир общения»

(Подготовительная к школе группа)

Цель:
— привитие навыков культурного общения.
Задачи:
— тренировка доброжелательного поведения;
— развитие навыков общения при помощи мимики и жестов.
Оборудование:
— мультимедийное оборудование;
— карточки с изображением мимики детей;
— компьютерная презентация;
— карточки для рефлексии.

Ход занятия.
Педагог:
Здравствуйте, дети!
Придумано кем-то
Просто и мудро, при встрече здороваться:
— Доброе утро.
Доброе утро! —
Солнцу и птицам.
Доброе утро! —
Улыбчивым лицам.
И каждый становится
Добрым, доверчивым…
Пусть доброе утро длится до вечера.
— Сегодня у нас с вами не совсем обычное занятие и посвящено оно общению.
Педагог:
— Скажите пожалуйста, что такое, по-вашему, общение?
Ответы детей.
Педагог:
— Ваши варианты ответов правильные
Подведем итог. Общение — это взаимодействие людей между собой.
(Слайд.)
Педагог:
— Скажите, ребята, при помощи чего люди общаются друг с другом?
Ответы детей.
Педагог:
— Существуют разные способы общения.
— Общение при помощи слов называется вербальным, а общение при помощи жестов, мимики называется
невербальным.
Общение (вербальное и невербальное).
Педагог:
— Сегодня, ребята, мы поговорим об этих способах общения. Итак, одно из средств общения – мимика. А что это такое? Чтобы ответить на этот вопрос давайте посмотрим на экран и определим, что происходит между ребятами?

Ответы детей.
Педагог:
— Что помогло вам понять ситуацию между детьми?
Ответы детей.
Педагог:
— Правильно, мимика — это язык лица, и она способна рассказать нам о чувствах и настроении человека.
Педагог:
— Попробуйте пообщаться друг с другом на языке лица. т.е. с помощью мимики. Улыбнитесь друг другу, посмотрите друг другу в глаза, и ваш товарищ захочет с вами общаться. Молодцы, у нас получилось пригласить друг друга к общению.
Еще одним средством общения являются жесты. Жесты — эго движения рук.

Игра «Изобрази эмоции»


Психолог:
— существуют жесты, понятные всем. А для чего они нужны? Давайте вновь обратимся к экрану.
Педагог:
— Жесты могут заменить речь. Какими жестами вы пользуетесь?
— А сейчас мы потренируемся, как при помощи жестов, мимики можно передать информацию другому человеку. Я приглашаю выйти Ваню, который должен изобразить при помощи мимики и жестов то, что изображено на рисунке, а вы попытаетесь отгадать, о чем речь.
Вариант 1: Тебе подарили вещь, которую ты давно хотел. Покажи это.
— Ребята, что изобразил Ваня?
Вариант 2: ты получил плохую оценку и очень расстроился. Покажи это.
— Ребята, что изобразила Лена?
— Изобразить жестами ситуацию
(Сегодня в 5 часов мы поедем на танцы.)
— Хорошо Ребята, ответьте, пожалуйста, о чем сообщила Лена Лизе? Правильно, Лена хотела сообщить Лизе, что сегодня в 5 часов вы поедете на танцы легко или трудно вам было понять её? Какие средства общения они не использовали?
Ответы детей.
Педагог:
— Конечно, трудно общаться без слов. Ребята, словом можно приласкать и обидеть, поддержать и оттолкнуть, обрадовать и огорчить. Поэтому так важно бережно относиться к словам, которые мы говорим, ведь «слово не воробей, вылетит – не поймаешь».
«Доброе слово и кошке приятно», — гласит пословица, а уж людям добрые слова просто необходимы. От добрых слов человек становится сильнее. И не только от добрых слов, которые говорят другие люди, но и от тех хороших слов, которые человек говорит самому себе. Все это помогает в жизни добиваться успеха.
А сейчас мы услышим, какие добрые слова вы знаете? В этом нам поможет цветок добрых
Педагог:
— Какие добрые слова вы говорите маме?
Ответы детей.
Педагог:
— Какие добрые слова вы говорите папе?
Ответы детей.
Педагог:
— Какие брату, сестре
Ответы детей.
Педагог:
— А какие добрые слова вы оставили для себя?
Итак. я вижу вы знаете много хороших добрых слов. Используйте их почаще в жизни, это принесет вам удачу. А теперь закрепим наши знания.
Перед вами лежат листы бумаги, переверните их. Вы видите, перед собой картинки с изображением мимики детей. Посмотрите внимательно и скажите, какая эмоция изображена у вас на картинке.


А сейчас мы с вами подведём итог нашего занятия. Я вам буду задавать вопросы, а вы выберете правильный ответ ТЕСТ.
Общение — это
1. Взаимодействие людей друг с другом.
2. Любезные слова, сказанные кому-то.
3. Эмоциональное состояние внутри себя.
Мимика — это
1. Придумывать интересные игры.
2. Прикасаться к чувствам другого человека.
3. Язык лица.
Жесты — это
1. Движения рук
2. Движения языка
3. Вежливый отказ
Педагог:
Наше занятие подходитк концу. Выразите свое настроение от нашей встречи при помощи мимики.
Приходя в детский сад, мы говорим: «Здравствуйте! Доброе утро! Добрый день! А в конце дня мы прощаемся, говоря: «До свидания! До скорой встречи!»
Всякой встрече грозит расставанье.
Но увидимся с вами опять
Так приятно сказать: «До свиданья!»
Чтобы «Здравствуйте! Завтра сказать».

Как самостоятельно вылечить косоглазие | Статьи

Коррекция при косоглазии в большинстве случаев проводится хирургическим путём. В ходе операции используется современное высокоточное оборудование. После хирургического вмешательства пациент проходит курс восстановительной терапии.

Наиболее эффективным в лечении косоглазия признан комплексный подход. Доказано, что некоторые методики позволяют избавиться от заболевания самостоятельно или значительно снизить степень дефекта. Все эти методики основаны на снятии напряжения с глазодвигательных мышц. При расслаблении мышц глазные яблоки начнут стремиться к физиологически правильному положению. Это станет первым шагом на пути к стабилизации зрения.

Долгие годы болезни приучают человека с косоглазием использовать только периферические зоны сетчатки. Поэтому после нормализации зрения необходимо стабилизировать изображения, которые мозг получает от обоих глаз. Добиться этого можно при помощи специальных упражнений.

Комплексы упражнений для глаз при косоглазии

При косоглазии глаза человека поворачиваются не синхронно. Добиться синхронизации можно посредством расслабления напряженных мышц. Затем необходимо заставить глаза видеть посредством макулы и обратить внимание на центр поля зрения. После этих процедур важно совместить картинки, которые поступают от обоих глаз по зрительным нервам. Именно после синхронизации двух картинок произойдёт полное устранение косоглазия. Одного лишь расслабления мышц недостаточно: глаза сами не смогут вернуться к прежнему положению — им необходима тренировка.

Достичь синхронизации можно при помощи несложных упражнений:

  • Упражнение первое. Повернитесь спиной к солнцу и закройте рукой глаз, который смотрит прямо. Поверните голову и локоть вправо при проблемах с правым глазом или влево при проблемах с левым глазом. Выполняйте повороты в одном темпе, их общее количество не должно быть меньше десяти. При выполнении этого упражнения помните, что вы тренируете не тело, а глаза. Поэтому не нужно перенапрягаться и прикладывать излишне много усилий к поворотам тела: делайте всё медленно и спокойно. После выполнения упражнения необходимо расслабиться и отдохнуть.
  • Упражнение второе. При косоглазии левого глаза внутрь необходимо прикрыть правый глаз ладонью или повязкой. Встаньте ровно, выставите вперед правую ногу. Затем наклонитесь и потянитесь к носку правой ноги рукой. Поднимите руку вверх. Это упражнение нужно повторить 12 раз.
  • Упражнение третье. Если у вас косит наружу левый глаз, выставьте веред левую ногу. После этого наклонитесь вперед, потянитесь к носку левой ноги правой рукой и укажите её направление, в котором будете перемещать глаз.

Во время упражнений движения следует выбирать, учитывая индивидуальные особенности вашего косоглазия. При наклонах вперёд активизируется кровообращение в области глаз. Такие тренировки необходимы для расслабления глазных мышц. Ведь основной причиной косоглазия является неправильная работа мышц органов зрения. После выполнения комплекса упражнений глазные яблоки непроизвольно будут стремиться принять своё естественное физиологическое положение.

Какие ещё упражнения можно выполнять?

В медицине существует теория, согласно которой вернуть зрение можно при помощи специальных упражнений, тренирующих глазные мышцы. Вне зависимости от степени заболевания, тренировки способны улучшить состояние больного. Этот факт доказывают научные изыскания американского учёного Уильяма Бейтса. Он считал, что немедикаментозный метод борьбы с косоглазием — один из самых эффективных.

Вот один из комплексов упражнений, предложенный Бейтсом для лечения косоглазия:

  • Вращения глаз. Сначала вращайте глазами по часовой стрелке, а затем — против.
  • Черчение. Чертите взглядом прямые линии перед собой: сначала по вертикали, затем по горизонтали.
  • Сведение глаз к переносице. Сводите свой взгляд к переносице, а затем разводите его в привычное вам положение.
  • Частые моргания. Не напрягая ресниц, моргайте глазами в очень быстром темпе.
  • Взгляд вдаль. Переведите взгляд с предмета, расположенного рядом с вами, на предмет, расположенный на удалении. Детально рассмотрите удаленный предмет.

Расслабите лицо — улучшите зрение

Постоянное напряжение мышц лица приводит к образованию морщин. Но это далеко не единственное негативное последствие излишне напряженной мимики. Ученые доказали, что напряженные мышцы лица ухудшают зрение. Поэтому в комплексы упражнений для глаз включают методики расслабления лицевых мышц.

На Востоке лёгкая полуулыбка является признаком расслабленности и умиротворения. Хотите научиться быстро и эффективно расслаблять мышцы лица? Далее приведены упражнения, которые помогут вам в этом.

Немного откиньте голову назад и расслабьте веки. Дайте им самостоятельно опуститься на глаза. Несколько раз медленно разомкните и сомкните губы.

Расслабьтесь и неотрывно смотрите на однотонную поверхность. Ваше дыхание при этом должно быть медленным и глубоким. Сохраняйте лёгкую полуулыбку. Такая «медитация» должна длиться не менее 50 секунд.

Интересный факт: слова «улыбка» и «прекрасный» расслабляют мышцы лица. При этом не важно, на каком языке они сказаны. Эта мудрость была известна ещё на древнем Востоке, а сегодня её успешно перенимают американские специалисты. Они рекомендуют пациентам с косоглазием чаще произносить два этих слова для более частого расслабления лицевых мышц.

Как массаж помогает бороться с косоглазием?

Ещё один простой способ расслабления зрительных мышц — массаж. Он выполняется кончиками пальцев: при этом массируются внутренние уголки глаз. Необходимо выполнять ритмичные движения до тех пор, пока под закрытыми веками не возникнет черное поле.

Массаж мочки уха также помогает в решении проблем с органами зрения. Возьмитесь за мочку большим и указательным пальцами и разминайте её в течение 10 секунд. Повторяйте процедуру пять раз в день. Движения ушами также улучшают зрение. Они под силу далеко не всем, но освоив их, вы научитесь снимать усталость с глаз. Доказано, что движения ушами улучшают обменные процессы внутри клеток.

Необходимо помнить, что лечение косоглазия должно проводиться под строгим контролем специалиста. Если у вас проблемы со зрением, обязательно обратитесь к офтальмологу. Чем раньше вы придёте на приём, тем лучше. На начальных стадиях лечение заболеваний зрительных органов проходит гораздо эффективнее и быстрее.

Профессиональная помощь в борьбе с косоглазием

В «Центре восстановления зрения» вы можете пройти обследование на современном диагностическом оборудовании. По его результатам опытный офтальмолог назначит индивидуальный курс лечения. Мы работаем ежедневно с 8:00 до 20:00. Наши врачи помогут выявить причину снижения остроты зрения и проведут грамотное лазерное лечение по выгодной стоимости.

Не откладывайте лечение косоглазия на завтра! Запишитесь на приём прямо сейчас — закажите обратный звонок на нашем сайте.

Развитие выразительной речи у детей дошкольного возраста посредством театрализации

Понятие «выразительность речи» имеет интегрированный характер и включает в себя вербальные (интонация, синтаксис, лексика) и невербальные (мимика, жесты, поза) средства. Психолог и философ С.А. Рубинштейн рассматривал выразительность речи как качественную характеристику речи, которая тесно связана с проявлением индивидуальности человека. Соответственно, важнейшим условием своевременного интеллектуального, речевого, литературного и художественного развития служит использование разнообразных средств выразительности речи.

Выразительность речи у детей развивается в течение всего дошкольного возраста: от непроизвольной эмоциональной у малышей к языковой выразительности речи у старших дошкольников.

Нередко бывает, что люди с богатым духовным содержанием и выразительной речью оказываются замкнутыми, стеснительными, избегают публичных выступлений, теряются в присутствии незнакомых людей. Необходимо создание условий, в которых ребенок будет проявлять свои эмоции, чувства, желания и взгляды, не стесняясь посторонних. В этом помогает театрализация. Дети знакомятся с окружающим миром во всем его многообразии. Образы, краски, звуки, умело поставленные вопросы заставляют думать, анализировать, делать выводы, обобщения. Ребенок усваивает богатство родного языка. Используя выразительные средства и интонации, соответствующие характеру героев и их поступков, старается говорить четко и понятно для окружающих.

Вся жизнь детей насыщена игрой, каждый хочет сыграть в ней свою роль. В игре ребенок получает не только информацию об окружающем мире, но и учится жить в этом мире, строить взаимоотношения.

«Что такое театр? Это лучшее средство для общения людей, для понимания их сокровенных чувств. Это чудо, способное развивать в ребёнке творческие задатки, стимулировать психические процессы, совершенствовать телесную пластичность, формировать активность» (К.С. Станиславский). В театрализованной игре формируется диалогическая, эмоционально насыщенная речь. Дети лучше усваивают содержание произведения, логику и последовательность событий, их развитие и причинную обусловленность. Театрализованные игры способствуют усвоению элементов речевого общения (мимика, жест, поза, интонация, модуляция голоса).

Чем более развита у ребенка речь, тем шире его возможности познания. Театрализованные игры дают возможность перейти от бессловесных этюдов к этюдам со словами, диалогу, монологу, импровизировать с элементами ряженья на заданную тему, что развивает воображение, дети учатся выражать себя в движении, свободно держаться не стесняясь. Для детей важно все: музыка, костюмы, декорации и главное – слово. Репетиции дают детям возможность общаться, понять чувство партнерства, снимают скованность, ускоряют процесс овладения навыками публичных выступлений.

В театрализованную деятельность входит драматизация, сюжетные этюды по сказкам, рассказам, стихотворениям. Предполагается, что если разыгрывать с 1,5-2-летнего возраста народные песенки, сказки, потешки, а с 2-3 летнего использовать игрушки, фигурки плоскостного, настольного театра, театра Петрушки, то уже в 4 года театрализованная деятельность возможна как самостоятельная. Для этого необходимо создать условия, в которых театрализованная деятельность будет протекать успешно: создать предметно-пространственную среду, изготовить ширму, приобрести набор кукол, масок. Это даст возможность каждому ребенку принять участие в театральной деятельности.

Интерес детей к театрализованным играм формируется постепенно. Можно привлекать старших детей к показу небольших кукольных спектаклей, взяв за основу содержание знакомых потешек, стихов и сказок.

Дети очень любят яркие костюмы и фигурки героев сказок, шапочки, маски. Им очень хочется переодеться, а значит измениться. Игры – имитации позволяют начать знакомство с театральными играми. В игре непроизвольно происходит имитация отдельных действий и эмоций животных, птиц, человека или цепочки последовательных действий в сочетании с передачей основных эмоций героя.

В дальнейшем дети знакомятся с разными видами театров: настольный театр, театр бибабо, плоскостной театр. Здесь интересно использовать мини-постановки по текстам народных и авторских стихов, сказок, рассказов.

Самыми доступными видами театра для малышей является пальчиковый и кукольный театры. Пальчиковый театр способствует развитию речи, внимания, памяти, формирует пространственные представления, развивает ловкость, точность, выразительность, координацию движений, повышает работоспособность, тонус коры головного мозга. Ребенок надевает себе на пальчики фигурки, при этом стимулируя нервные окончания кончиков пальцев, и рассказывает сказки (разные, но обязательно по оригинальному тексту). Подражание движениями рук, игры с пальцами стимулируют процесс речевого и умственного развития ребенка. Об этом свидетельствует и опыт, и знания многих поколений, и исследования физиологов, которые доказали, что двигательные импульсы пальцев рук влияют на формирование «речевых» зон и положительно действуют на всю кору головного мозга ребенка. Поэтому развитие рук помогает ребенку хорошо говорить, подготавливает руку к письму, развивает мышление.

К 4-5 годам происходит постепенный переход ребенка от театрализованной постановки взрослого к самостоятельной игровой деятельности. Дети осваивают разные виды настольного театра: вязаный театр, конусный театр, театр народной игрушки и плоскостных фигур и мягкой игрушки.

Театр картинок – этот вид театра, который способствует внесению разнообразия в творческие игры малышей. Такие игры развивают творческие способности и содействуют эстетическому воспитанию. Маленькие дети очень любят смотреть картинки в книгах, но, если картинки показать в движении, в действии, ребята получат еще большее удовольствие.

В старшем дошкольном возрасте дети освобождаются от комплексов и активно участвуют в театрализованных играх. Навыки кукловождения, приобретенные детьми, позволяют объединять в одной театрализованной игре несколько видов театральных кукол различных систем. Театрализованные игры отличаются более многоплановыми характеристиками героев, трудными для постановки мизансценами, в них действуют наиболее сложные в управлении куклы. У детей вызывает большой интерес изготовление кукол, масок и других атрибутов.

При игре в кукольный театр невозможно играть молча. Ведь ребенок становится и актёром, и режиссером, и сценаристом своего спектакля. Он придумывает сюжет, проговаривает его, озвучивает героев, проговаривает их переживания. Во время игры в кукольный театр расширяются опыт общения в различных ситуациях и словарный запас.

Игра с куклой предоставляет детям возможность полного раскрытия индивидуальных особенностей. Дети должны оживить кукол и дать им настроение, характер. Играя с куклами, ребенок открывает свои затаенные чувства не только словесно, но и выражением лица, жестикуляцией.

С расширением кругозора детей сценические представления усложняются: увеличивается число действующих лиц, более сложными становятся сюжеты спектаклей, продолжается знакомство детей с разными видами театров:

– Театр на палочке – вырабатывается ловкость рук, умение управлять своими движениями, концентрировать внимание на одном виде деятельности, соотносить движения с речью.

– Вязаный театр развивает моторно-двигательную, зрительную, слуховую координацию. Формирует творческие способности, артистизм. Обогащает пассивный и активный словарь.

– Конусный театр помогает учить координировать движения рук и глаз, сопровождать движения пальцев речью. Выражать свои эмоции посредством мимики и речи.

– Театр – топотушки помогает расширять словарный запас, подключая слуховое и тактильное восприятие. Знакомит с народным творчеством. Обучает навыкам общения, игры, счета.

– Театр на перчатке. Кукла-перчатка способна помочь ребенку избавиться от мучивших его переживаний или страха путем решения конфликтной ситуации в игре с куклой-перчаткой. Куклотерапия дает очень хорошие результаты при работе с детьми с нарушениями речи, неврозами. Перчаточная кукла может передавать весь спектр эмоций, которые испытывают дети. Малыши увидят в кукле отражение своих переживаний, будут успокаивать, если она плачет, кормить кашей и так далее.

 

Упражнения на развитие речи, дыхания и голоса совершенствуют речевой аппарат ребенка. Выполнение игровых заданий в образах животных и персонажей из сказок помогает лучше овладеть своим телом, осознать пластические возможности движений. Театрализованные игры и спектакли позволяют ребятам с большим интересом и легкостью погружаться в мир фантазии, учат замечать и оценивать свои и чужие промахи. Дети становятся более раскрепощенными, общительными; они учатся четко формулировать свои мысли и излагать их публично, тоньше чувствовать и познавать окружающий мир. И, конечно, занимаясь с детьми театром, мы делаем жизнь наших воспитанников интересной и содержательной, наполняем ее яркими впечатлениями и радостью творчества. Театр научит ребенка видеть прекрасное в жизни и в людях, зародит стремление нести в жизнь прекрасное и доброе. Данная деятельность интересна, доступна, эмоционально привлекательна детям, педагогам, родителям, что доказывается положительной динамикой в развитии детей.

Список использованной литературы:

1. Занятия по театрализованной деятельности в детском саду. М.Д. Маханева. ТЦ «Сфера», Москва, 2009.

2. Театральная деятельность в детском саду. Для занятий с детьми 5-6 лет. А.В. Щеткин. «Мозаика-Синтез», Москва, 2008.

3. Учимся по сказке. Игры-занятия с детьми 4-7 лет. Н.А. Гурьева. С-Пб., «Паритет», 2006.

4. Развитие речи детей 6-7 лет в свободной деятельности. Методические рекомендации. О.С. Рудик. ТЦ «Сфера», Москва, 2009.

5. Занятия по развитию речи в старшей группе детского сада. В.В.Гербова. Москва, «Просвещение», 1984.

6. Учимся по сказке. Игры-занятия с детьми 4-7 лет. Н.А. Гурьева. С-Пб., «Паритет», 2006.

Детские черты лица как опасное социальное оружие

  • Зарайя Горветт
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Почему тем, кого природа наградила большими, по-детски распахнутыми глазами и ямочками на подбородке, легче преуспеть в жизни? И почему им многое сходит с рук?

Он был одним из самых разыскиваемых в Америке преступников. Его кровожадность не знала пределов: сам Аль Капоне выгнал его из своей банды за излишнюю жестокость.

20 апреля 1934 года у полиции появился шанс выследить его. Им сообщили, что преступник остановился в отеле у озера в штате Висконсин, и они начали секретную операцию по его ликвидации.

Но природа наградила Джорджа Нельсона круглым лицом, большими глазами и маленьким аккуратным носом. Его подельники звали его «Малыш» — но только между собой, конечно же. Он был совершенно не похож на преступника.

Когда агенты прибыли на место, они сразу же обратили внимание на трех мужчин подозрительной внешности и, не задумываясь ни секунды, открыли по ним огонь.

Позже оказалось, стреляли они по агентам ФБР под прикрытием, позволив Малышу Нельсону и его сообщникам преспокойно сбежать.

Милые детские черты, несомненно, являются опасным социальным оружием. Они помогают своим владельцам избегать наказания за убийство, получать больше родительской любви и соблазнять представителей противоположного пола.

Обладателям больших выразительных глаз намного легче одержать верх над противниками, получить помощь от незнакомых людей и добиться повышения по службе.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Бывший босс Малыша Нельсона Аль Капоне тоже обладал милой улыбкой и по-детски распахнутыми глазами. Вот только страшный шрам портил впечатление

Благодаря подобной внешности политики внушают больше доверия, а преступники получают менее строгие приговоры или вовсе избегают наказания.

В целом люди с детскими чертами лица кажутся нам более честными, наивными, дружелюбными, добрыми, отзывчивыми, порядочными, располагающими к себе, более близкими и более харизматичными, чем остальные.

Но это доверие не всегда заслуженное. На самом деле эти люди более — а не менее — склонны к тому, чтобы стать преступниками, а нарушив закон единожды, они совершают больше правонарушений, чем те, кто выглядит менее привлекательно.

И, наконец, по какой-то необъяснимой причине в различных культурах, во всех уголках мира наиболее привлекательными считаются женщины с детскими чертами лица.

«Большие глаза, длинные ресницы, изогнутые брови, пухлые губы, маленький подбородок, круглое лицо, милый маленький носик — это описание одинаково хорошо подходит как для ребенка, так и для супермодели», — говорит Кэролайн Китинг, эксперт в области невербальной коммуникации из Университета Колгейт, Нью-Йорк.

Так в чем же дело?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Что может быть невинней детской куклы с наивно приоткрытым ротиком и доверчивыми глазками?

Мы судим людей по их внешности уже тысячи лет. Древние греки даже создали для этого специальную науку под названием «физиогномика».

Еще в 500 году до н.э. математик Пифагор, выбирая себе учеников, внимательно изучал их черты лица; чуть позже Аристотель писал о том, что люди с большой головой отличаются коварностью.

В те времена многие верили, что о характере человека вполне можно судить по тому, на какое животное он похож.

К началу Средневековья это явление приобрело действительно массовый характер. Из-за того, что люди со вздернутым носом имеют высокомерный вид, появилось выражение «задирать нос».

Из-за различий в анатомическом строении головы представителей аристократии стали называть «высоколобыми», а менее утонченных представителей низших классов — «узколобыми».

Даже сейчас, в 2016 году, мало что изменилось. Людей, похожих на собак породы лабрадор, мы считаем дружелюбными, а тех, чья внешность напоминает льва, — более доминантными.

Те, у кого даже в состоянии покоя лицо имеет угрюмый вид, кажутся нам более агрессивными, а менее привлекательные люди — больными. Мы также ожидаем, что люди, кажущиеся нам знакомыми внешне, разделяют наши ценности.

Чтобы произвести подобную оценку, зачастую нам достаточно всего 50 миллисекунд.

Эти причудливые ошибки нашего бессознательного не так смешны, как кажется.

Лицо человека может дать нам ценные подсказки о том, что он из себя представляет (не агрессивен ли он? не болен ли?).

Еще на заре нашей эволюции от способности быстро классифицировать новые объекты на бессознательном уровне могла зависеть жизнь человека.

Чтобы разобраться в том, почему детские лица производят на нас такое впечатление, сперва нужно понять, что происходит, когда мы видим ребенка.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Люди с детским типом внешности имеют множество преимуществ

На самом деле детские черты, равно как и те, что все мы считаем «милыми», представляют собой не более чем ряд случайностей развития.

К моменту рождения глаза ребенка уже полностью развиты, в отличие от головы — вот мы и получаем большие глаза.

Схожим образом, в процессе роста тело человека увеличивается намного больше, чем голова — соответственно, голова младенца также кажется крупной.

У детей также больше жировых отложений, чем у взрослых — этим объясняется наличие у них пухлых щечек. И так далее.

Мы настолько чувствительны к систематическим изменениям в организме, происходящим по мере взросления, что можем определить, кто из двоих людей старше, по едва различимым различиям в строении лица.

Мы можем по-разному относиться к детям, считать их милыми или раздражающими, но все мы «запрограммированы» одинаково реагировать на их черты.

Видя ребенка, мы словно теряем рассудок, а наша речь превращается в детский лепет.

Важно то, что, глядя на их невинные лица, мы становимся менее агрессивными и более щедрыми, улыбчивыми и отзывчивыми.

«Эти подсказки не фиксируются нашим сознанием: мозг реагирует на них, а мы даже не подозреваем об этом», — говорит Китинг.

Воздействие «милых» черт лица настолько сильное, что во всем мире их используют для того, чтобы повышать продажи товаров и делать персонажей мультфильмов привлекательнее для зрителей.

В 2012 году на нескольких магазинах на юго-западе Лондона с целью снижения уровня преступности были нарисованы детские лица.

Ведь неважно, где мы видим эти милые черты — наше поведение меняется в тот же момент, как наш мозг говорит нам, что перед нами ребенок.

«Они словно просят: помоги мне, защити меня, я ничем тебе не угрожаю — точно так ж это работает и с настоящими детьми», — говорит Китинг.

Автор фото, (C) YouTube

Подпись к фото,

Когда на этих магазинах на юго-западе Лондона нарисовали лица детей, уровень преступности снизился

Участникам одного исследования показывали фотографии детей и мужчин с детскими чертами лица, одновременно проводя сканирование их мозга.

Механизмы нейронной активации женщин, смотревших на мужчин с детскими чертами лица и на детей, невозможно было отличить друг от друга.

Женщины, которые принимают контрацептивы или отличаются высоким уровнем фертильности, могут быть более чувствительны к этому фактору, чем остальные представительницы прекрасного пола.

Еще в 2003 году Китинг решила проверить, какую власть над нами имеют детские лица. Для этого она использовала классический психологический эксперимент под названием «потерянное письмо», впервые проведенный в 1960-х годах, адаптировав его для собственных целей.

Смысл эксперимента заключается в следующем. Представьте, что вы нашли потерянное письмо. На нем написан адрес и наклеена марка, остается только отправить его. Сделаете ли вы это?

Это очень простой способ определить, насколько человек готов помогать незнакомцу.

Китинг и ее коллеги написали сопроводительное письмо для вымышленной вакансии и резюме для вымышленного соискателя и напечатали их в 584 экземплярах.

К письму прилагался конверт с марками и с указанием адреса, очевидно, принадлежащего потенциальному работодателю, хотя на самом деле письма должны были попасть в почтовый ящик, ключ от которого хранился у Китинг.

«Завершающим штрихом к этому набору был яркий самоклеящийся листочек для заметок, на котором от руки было написано: «ОТПРАВИТЬ СЕГОДНЯ», — говорит она.

Все письма были идентичными, за исключением одной детали: человек на фото из резюме имел либо обезоруживающую детскую внешность, либо вид опытного и проницательного человека.

Даже сами лица были не настоящими: их «собрали» из черт восьми белых и темнокожих мужчин и женщин с высшим образованием.

Затем изображения прошли цифровую обработку, в результате чего глаза стали на 15% больше, а губы — на 15% более пухлыми, либо на столько же меньше и тоньше.

«В эксперименте также поучаствовали мои студенты. Они постоянно что-то теряли, поэтому я попросила их потерять письма в одном из двух городов, выбранных в качестве места проведения эксперимента. Это были Нью-Йорк (США), и Найроби (Кения)», — говорит она.

Резюме оставляли на скамейках в парке, на тротуаре, на остановках общественного транспорта, на рынках под открытым небом, в телефонных будках — в любых местах, где было умеренное количество людей и в то же время не очень ветрено.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Имеют ли преимущество политики с более мягкими чертами лица?

На создание этих писем экспериментаторы потратили немало сил и времени. Дойдет ли хоть одно из них до «работодателя»?

Многие письма затерялись, но 36% все же прибыли по адресу. Большинство из них содержали резюме соискателей с детскими лицами.

«Вынуждена признаться, что, проводя этот эксперимент, мы испытывали сильное чувство вины. Но если отношение к нам других людей зависит от наших черт лица, об этом просто необходимо знать», — говорит Китинг.

Люди с детскими лицами также косвенно влияют на наше поведение, и это может иметь тревожные последствия.

Несколькими годами ранее, в 1999 году, Китинг провела схожий эксперимент, на этот раз связанный с лицами политиков.

Ничего не подозревающим участникам показывали фотографии президентов США, обработанные таким образом, чтобы лица выглядели более или менее детскими, и просили их оценить степень доминирования, силы, хитрости, честности, привлекательности и сострадательности, присущих каждому из них.

Как правило, политиков с большими глазами оценивали как более добрых, честных и привлекательных. Особенно это касалось президента Клинтона, находившегося у власти на тот момент.

Китинг считает, что именно его детский тип внешности помог ему годом ранее: на протяжении всего скандала с Моникой Левински и последовавшего за ним судебного разбирательства по поводу импичмента ему удавалось сохранять необъяснимую популярность среди избирателей.

Из-за «эффекта чрезмерной генерализации» мы пытаемся найти такие свойственные детям качества, как невинность, в людях, которые просто внешне похожи на детей.

«Забудьте о выражении лица, ведь именно его структура подает нам эти сигналы. Первое впечатление о человеке формируется на основании черт его лица и прочно закрепляется в мозгу», — говорит Китинг.

Она также подчеркивает, что большинство людей склонны к подтверждению своей точки зрения, то есть стремятся искать и использовать только информацию, подтверждающую уже имеющиеся у них убеждения. «Люди любят быть правыми».

Впрочем, политик, внешне напоминающий ребенка, может иметь меньше шансов на то, чтобы быть избранным.

Людей с детским типом внешности часто считают более покорными, слабыми и менее компетентными, а эти черты не самые лучшие для лидера.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Супермодели (например, Линдси Уиксон) часто имеют детские черты лица

В Соединенном Королевстве есть множество политиков, которым внешность, судя по всему, помешала добиться карьерных высот — от бывшего лидера Консервативной партии Уильяма Хейга, проигравшего на выборах 2001 года Тони Блэру, до министра иностранных дел Бориса Джонсона, которого всего несколько месяцев назад обвинили в том, что он «не похож на лидера».

Для женщин, оказавшихся в подобной ситуации, все может быть еще сложнее.

«Хиллари Клинтон пришлось смириться с тем, что хоть она и взрослая женщина, черты лица у нее скорее детские. А люди даже не подозревают, что происходит у них в голове, когда они смотрят на нее и говорят: мне кажется, она не лидер, но я не могу объяснить, почему», — говорит Китинг.

Но здесь есть один нюанс. Недостатки подобного типа внешности — его обладателей обычно считают покорными, слабыми и некомпетентными — одновременно являются и его преимуществами.

В случае с мужчинами, внешне напоминающими детей, может сработать так называемый «эффект саморазрушающегося пророчества».

Чтобы противостоять ожиданиям общества, они начинают действовать даже слишком активно. С другой стороны, этим можно объяснить их склонность к противоправному поведению.

Но почему же в мире столько людей с детским типом внешности?

Хорошая новость заключается в том, что технически все люди имеют детские черты лица. По сравнению с другими приматами у нас более крупная голова, более плоское лицо, большие глаза и меньшие челюсти.

К тому же у нас относительно небольшой волосяной покров, и мы больше похожи на детенышей шимпанзе, чем на взрослых особей.

Эта идея подкрепляется особенностями роста черепа человека и тем фактом, что многие из наших генов «включаются» в более поздние периоды нашей жизни. По сравнению с другими видами, мы развиваемся очень медленно.

Вполне возможно, что именно по этой причине мы так сильно отличаемся от шимпанзе, хотя считается, что от них нас отделяет всего шесть миллионов лет эволюции. С эволюционной точки зрения это равнозначно одному мгновению.

«Если мы рассмотрим палеонтологическую летопись человечества, то увидим эволюцию от «крепких» до «изящных» и поймем, что со временем наша внешность стала больше напоминать детскую», — говорит Дэвид Перретт, психолог из Сент-Эндрюсского университета.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

А может, мы просто запрограммированы лучше относиться к миловидным людям?

Помимо детских черт лица, у нас также развились другие способности, свойственные детям: например, мы остаемся любопытными даже в более зрелом возрасте.

Этому есть два объяснения. Во-первых, существует множество доказательств того, что люди с детским типом внешности кажутся нам более привлекательными.

Возможно, у наших предков с внешностью супермоделей было больше поклонников и, соответственно, больше потомства (половой отбор).

Это подтверждается тем фактом, что особой привлекательностью отличаются женские лица с детскими чертами, а женщины, как правило, более похожи на детей, чем мужчины. Но почему?

«Эволюционные психологи утверждают, что в женщине мужчина видит мать своих будущих детей, способную дать ему здоровое потомство, и подобные черты являются своеобразными маркерами этой способности», — говорит Адриан Фурнэм, психолог из Университетского колледжа Лондона.

Несмотря на то, что все мы начинаем жизнь с широко распахнутыми глазами и пухлыми щеками, строение лица с возрастом меняется, приобретая признаки зрелости.

Соответственно, у молодых фертильных женщин черты лица кажутся более детскими, чем у женщин старшего возраста.

В глубокой древности детские черты лица могли служить достоверным признаком молодости, однако ввиду того, что имеющие их особи имели репродуктивное преимущество, со временем они стали гипертрофированными.

Они также могут свидетельствовать о здоровом гормональном фоне, так как сохранение некоторых детских черт, например, небольшого подбородка, связано с уровнем эстрогена.

А что же мужчины? Внешность современных мужчин-моделей сложно назвать милой, ведь в моде массивная челюсть и властные, мужественные черты лица.

Но оказывается, все не так просто.

Еще в 1998 году Перретт решил провести исследование на эту тему. Из нескольких лиц он составил «среднестатистическое» мужское и «среднестатистическое» женское и попросил волонтеров снизить или увеличить уровень их женственности (детскости) или мужественности так, чтобы они выглядели максимально привлекательно.

«К нашему удивлению, людям не нравились лица с ярко выраженной мужественностью. Они отмечали, что подобные лица кажутся им холодными».

«Более женственные мужские и женские лица казались более приятными и добрыми. Участники говорили, что из них вышли бы более хорошие родители», — говорит он.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Биллу Клинтону его детские черты не раз помогали выйти сухим из воды. На этой фотографии он — рядом с известным музыкантом Кеннетом Эдмондсом, прозвище которого как раз Бэбифейс

Перретт предполагает, что женщины считают привлекательными мужчин, которые производят впечатление хороших отцов, способных участвовать в воспитании детей.

Существует еще одно, более простое объяснение. Если обладатели милой мордашки получают так много социальных преимуществ просто благодаря своей внешности, то далеко в нашем эволюционном прошлом люди с детскими чертами лица могли иметь больше шансов на выживание.

К примеру, в голодные времена они могли с большим успехом выпрашивать еду у друзей.

В действительности эволюция детского типа внешности могла быть обусловлена обоими факторами, хотя идея полового отбора находит большую поддержку.

Вот и все. В следующий раз, доверчиво глядя в глаза другу, коллеге или тому, к кому вы пришли на свидание, помните: вы можете стать еще одной жертвой многовекового систематического эволюционного обмана.

Мимика. Академия развивающих игр. Для детей от года до 7 лет

Мимика

Мимика – это движение лица, которое выражает внутреннее эмоциональное состояние человека. Мимика тесно связана с артикуляцией. Поэтому, стимулируя ребенка изображать на лице различные эмоции, мы помогаем ему развивать подвижность мышц губ, щек, языка и нижней челюсти.

Ребенку младшего возраста можно предложить изобразить лишь самые простые мимические позы. Так, дайте малышу двух-трех лет задание показать вслед за вами выражение лица веселого и грустного человека, человека, съевшего сладкое яблоко и кислый лимон. Для дошкольника постарше (четырех-семи лет) мимические задания усложняются. Сначала продемонстрируйте малышу и разучите с ним такие эмоционально-мимические состояния, как боль, гнев, радость и печаль. Затем поставьте задачу – изобразить на лице страх, удивление, сомнение, подозрительность, равнодушие.

Мимические позы:

• Радость – губы растянуты в улыбку, глаза слегка прищурены.

• Печаль – брови слегка сведены к переносице, уголки бровей слегка опущены, губы сжаты, уголки рта опущены.

• Удовольствие (от сладкого яблока, конфеты, мороженого и т. п.) – изобразить радость, причмокнуть губами.

• Отвращение (от кислого лимона или горького лука) – поморщиться, прищурить глаза, опустить уголки рта.

• Боль – брови приподняты и сдвинуты, глаза прищурены, рот приоткрыт, верхняя губа приподнята.

• Гнев – брови опущены и сдвинуты, губы сжаты.

• Страх – брови подняты вверх до предела, глаза максимально раскрыты, рот раскрыт.

• Удивление – брови и верхние веки приподняты, рот приоткрыт, губы слегка вытянуты вперед, как бы для восклицания.

• Сомнение – брови подняты вверх, губы сжаты, нижняя губа поджата, уголки рта опущены.

• Подозрительность – губы сжаты, один или оба глаза прищурены.

• Равнодушие – брови слегка приподняты, глаза полуприкрыты, губы поджаты (с одной или двух сторон).

Поначалу мимические упражнения рекомендуется выполнять перед зеркалом, чтобы малыш имел возможность зрительно контролировать свои движения. В этот период можно не только разучивать отдельные статические позы, но и демонстрировать последовательность разных выражений лица, выполняя динамические мимические упражнения. Например, взрослый просит ребенка изобразить с помощью мимики следующие ситуации: едим сладкий пряник; на нас лает злая собака; получили подарок; болит ухо; у нас праздник и т. п.

Динамические упражнения позволяют вырабатывать у дошкольника такое важное качество, как умение переключаться с одного движения на другое. С развитием умения передавать мимикой разные чувства, зрительный контроль с помощью зеркала становится ненужным.

Можно добавить голосовые упражнения, используя для этого междометия. Например, такие: удивление – «Ах!», усталость – «Ох!», веселье – «Эх!», огорчение – «Ай!», удивление – «О!», испуг – «Ой!» и т. п.

Полезно использовать и наглядный материал – картинки-схемы с изображением лиц людей, испытывающих разные эмоциональные состояния.

Проведите с ребенком разнообразные игры, развивающие его мимические возможности и эмоциональную сферу.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Могут ли дети видеть эмоции на лицах? · Границы для молодых умов

Аннотация

Один из способов узнать, что люди чувствуют, — это посмотреть на их лица. Возможность делать это позволяет нам правильно реагировать в социальных ситуациях. Но хорошо ли маленькие дети распознают выражения лица, выражающие эмоции? И как эта способность развивается в детстве и подростковом возрасте? Дети могут очень хорошо распознавать определенные эмоции, когда им всего 6 лет, но становятся лучше распознавать другие эмоции по мере взросления.В любом возрасте девочкам легче распознавать эмоции, чем мальчикам. Гормоны, вырабатываемые нашим телом в период полового созревания, не только влияют на развитие нашего тела, но также влияют на то, как развивается наш мозг и как мы меняемся эмоционально. Более подробное представление о типичном развитии распознавания эмоций может помочь нам в помощи детям, у которых возникают трудности с этими навыками.

Введение

Вы когда-нибудь задумывались о том, как узнать, что чувствует кто-то другой? Иногда друзья могут сказать вам, что они счастливы или грустны, но, даже если они не скажут вам об этом, я уверен, что вы сможете точно догадаться, в каком они настроении.Вы можете получить представление о тоне голоса, который они используют. Например, они могут повышать голос, если злятся, или говорить неуверенно, если им страшно. Другой главный ключ, который вы можете использовать, чтобы понять, что чувствует друг, — это посмотреть на выражение его лица. У нас много мускулов, которые позволяют нам перемещать лицо в разные положения. Это происходит спонтанно (без нашего планирования), когда мы испытываем определенную эмоцию. Отвернитесь от этой статьи и постарайтесь сделать свое лицо таким, как если бы вам было грустно.Вы опустили рот и, может быть, смотрели вниз головой и глазами? Разве не удивительно, что наши чувства заставляют наши лица вести себя определенным образом?

Ученые обнаружили, что во всем мире люди склонны проявлять одни и те же выражения в ответ на различные эмоции. Итак, если вы посмотрите на эскимоса из Канады, школьника из США или фермера из Индии, их выражения лица будут очень похожи, если они будут грустить. Существуют установленные закономерности движения лицевых мышц и, следовательно, внешнего вида лица, которые одинаковы для разных стран, культур и этнических групп.Это было продемонстрировано более 40 лет назад учеными Экманом и Фризеном [1] и с тех пор подтверждалось много раз. Во всем мире эмоции счастья, печали, гнева, страха, отвращения и удивления проявляются на наших лицах аналогичным образом (см. Рис. 1). Способность распознавать, что кто-то может чувствовать, — очень важный навык в жизни, поскольку он позволяет нам адекватно реагировать в социальных ситуациях с нашей семьей, друзьями, учителями и даже с незнакомцами.

  • Рис. 1. Дети из разных стран, культур и национальностей используют одни и те же выражения лица для выражения эмоций.
  • Что чувствуют эти дети? Кредит: http://streetsill.com

Считаете ли вы, что мы рождены способными распознавать выражения лица или что это навык, который мы приобретаем по мере роста, аналогично тому, как мы могли бы научиться говорить, читать или писать? Что ж, в какой-то степени ответ — понемногу каждого. Ученые провели эксперименты с младенцами в возрасте 7 месяцев, чтобы показать, что когда они смотрят на два лица с разными выражениями лица, они могут отличить эти два выражения.Некоторые из вас могут подумать: «Откуда ученые знают , что младенцы могут отличить их, если они не могут говорить?» Хороший вопрос! Один из способов сделать это — измерить время, в течение которого младенцы смотрят на разные типы мимики. Младенцы будут дольше смотреть на одни выражения лица (например, страх), чем на другие. Это увеличенное количество времени, потраченного на поиски, говорит нам о том, что младенцы могут видеть разницу между разными выражениями лица. Однако способность точно сказать , какие эмоции испытывает кто-то на основе выражения лица, значительно улучшается в период между ранним детством и взрослой жизнью.Хотя у нас есть некоторая способность делать это в раннем возрасте, мы становимся лучше в этом навыке по мере взросления. Исследователи Херба и Филлипс [2] обсуждают это в своем обзоре 2004 года.

Несмотря на то, что было проведено множество научных исследований, посвященных способности распознавать эмоции, ранее не было исследований, в которых изучались бы способности распознавания эмоций у детей от 6 до 16 лет, использующие тот же тест со всеми детьми. В некоторых исследованиях использовались методы, в которых детям предлагалось сопоставить лица с названиями эмоций.Другие тесты создают сложные эмоции, комбинируя изображения двух разных выражений лица и определяя способность детей определять, какая из двух эмоций проявляется. Мы сочли важным взглянуть на широкий возрастной диапазон, используя тест , одинаковый для всех детей, потому что для того, чтобы понять, как развиваются способности, важно, чтобы вы проводили справедливые и сбалансированные сравнения.

Почему важно знать, насколько хорошо дети распознают мимику? Вы можете подумать, что это довольно скучная тема для изучения.Это нас интересует по двум основным причинам. Во-первых, важно понять, как и когда этот навык развивается в детстве, чтобы мы знали, похожи ли дети на взрослых в понимании того, что чувствуют люди. Если дети не так хорошо умеют определять чувства людей по выражению их лиц, родителям или учителям может быть полезно дать детям дополнительные подсказки. Например, учительнице следует не только сердито взглянуть на класс, но и объяснить классу, что она злится, потому что они не перестают говорить.Во-вторых, не все дети развивают способность распознавать эмоции обычным образом, и это может иметь большое влияние на то, как они могут ладить с людьми. Иногда мы видим трудности с распознаванием эмоций у детей с проблемами поведения и детей с аутизмом. Более того, Коллин и другие [3] сообщили, что дети с широким спектром нарушений психического здоровья (от дефицита внимания и гиперактивности до расстройств пищевого поведения) могут испытывать трудности с распознаванием эмоций по выражению лица.Если мы сможем выяснить, как дети обычно набирают баллы по тестам на распознавание эмоций, мы сможем выявить тех детей, у которых есть трудности, и оказать им дополнительную помощь в развитии этих навыков. Подобно ребенку, который получает дополнительную помощь из-за того, что ему трудно читать книги, мы можем предложить помощь детям, которым трудно читать по лицам.

Исследование

Для нашего исследования мы протестировали 478 детей из начальных школ (в возрасте 6–11 лет) и средних школ (в возрасте 11–16 лет) в Великобритании.Родители разрешили им принять участие в исследовании. Для этого исследования была разработана компьютеризированная версия теста на распознавание эмоций, разработанного Экманом и Фризеном [4], в котором детям предлагалось выбрать эмоции, которые, по их мнению, испытывают люди, на основе изображений выражений лица. Шестьдесят изображений лиц (по 10 каждой эмоции) показывались по одному на экране компьютера (см. Некоторые примеры на Рисунке 2). Для каждого лица дети нажимали на ярлык эмоции (счастливый, грустный, сердитый, испуганный, отвращенный или удивленный), который лучше всего описывал то, что, по их мнению, чувствовал человек на картинке.Каждый ребенок получил оценку (из 100) за распознавание эмоций, выраженных в выражениях лица.

  • Рисунок 2 — Различные выражения эмоций на лице из теста, созданного Экманом и Фризеном [4] и использованного в нашем исследовании.

Результаты

Когда мы посмотрели на результаты тестов, мы сделали несколько интересных открытий. Во-первых, мы обнаружили, что дети в возрасте 6 лет иногда могут правильно распознавать выражения лица.Однако по мере взросления дети постоянно лучше распознают выражения лиц (см. Рис. 3). Еще одно интересное открытие заключалось в том, что девочкам казалось, что этот тест легче, чем мальчикам, и они правильно оценивали больше эмоций. Это означает, что в целом девушкам легче узнать, что люди могут чувствовать, по выражению их лица.

  • Рисунок 3 — Линейный график, показывающий точность распознавания эмоций для мальчиков и девочек.
  • Точность улучшается в детстве и подростковом возрасте, и девочки точнее мальчиков во всех возрастах.

Как вы думаете, будет ли одинаково легко распознать, грустит ли кто-то или он боится? Результаты этого исследования показывают, что это не так. Действительно, маленькие дети очень хорошо распознают некоторые выражения лица. Эмоции счастья, печали и гнева были почти так же хорошо знакомы шестилетними, как и шестнадцатилетними! Это говорит нам о том, что, даже будучи маленьким ребенком, вы, вероятно, довольно хорошо распознавали, когда ваша мама злилась на вас, просто глядя на ее лицо.Я уверен, что вы уже можете представить себе этот образ! Однако другие выражения (такие как страх, отвращение и удивление) кажутся немного сложными для понимания, и наша способность распознавать эти эмоции улучшается в детстве и подростковом возрасте (рис. 4).

  • Рисунок 4 — Диаграмма, показывающая, что способность распознавать разные эмоции развивается в разном возрасте.
  • Символы эмоций отображаются, когда дети в этом возрасте могут точно распознать эту эмоцию 7 из 10 раз.Исследуемые эмоции перечислены в ключе.

Одним из факторов, который может повлиять на улучшение распознавания эмоций в подростковом возрасте, являются гормоны, которые вырабатывает ваше тело. Когда вы превращаетесь из ребенка во взрослого, ваше тело изменяется по-разному, и эти изменения вызваны гормонами, которые выделяются в вашем теле. Этот процесс называется половым созреванием. Выделяемые гормоны заставляют вас расти выше, и ваше тело становится более взрослым по внешнему виду, но знаете ли вы, что эти гормоны также влияют на развитие вашего мозга? Ученые, изучающие мозг [5], обнаружили, что изменения в способах развития мозга в период полового созревания связаны с изменениями в поведении.Клетки мозга реорганизуют свои связи друг с другом в течение этого времени, и возможно, что во время этой реорганизации наша способность распознавать эмоции станет немного хуже, прежде чем она начнет улучшаться (см. Рисунок 3). Несмотря на то, что маленькие дети, участвовавшие в нашем исследовании, хорошо распознавали гневные лица, они научились это делать еще лучше в подростковом возрасте. Мы обнаружили, что способность детей и подростков распознавать выражение гнева и отвращения на лице зависит от стадии полового созревания, в которой они находились.Те дети, которые были более развиты с точки зрения полового созревания, значительно лучше распознавали гнев и отвращение, чем те, кто находился на более ранней стадии полового созревания. Это говорит нам о том, что те же гормоны, которые вызывают физические изменения, связанные с половым созреванием, также вызывают изменения в вашем мозгу, которые улучшают вашу способность распознавать определенные эмоции. Гормоны не только делают вас более взрослыми физически, но также помогают стать более взрослыми эмоционально.

Заключение

В нашем исследовании мы хотели понять развитие навыков распознавания лицевых эмоций в детстве и подростковом возрасте. Наше исследование показало, что:

  • Дети в возрасте от 6 лет хорошо распознают выражения счастья, печали и гнева.

  • С возрастом мы лучше узнаем другие эмоции.

  • Наша способность распознавать выражения эмоций на лице улучшается в детстве и подростковом возрасте.

  • Девочкам легче, чем мальчикам, распознавать выражения эмоций на лице.

  • Дети улучшают свою способность распознавать выражения гнева и отвращения по мере того, как они достигают половой зрелости.

Эти результаты интересны, потому что они говорят нам больше, чем мы знали ранее, о том, как способность распознавать выражения лица развивается в детстве и подростковом возрасте. Эта информация может быть полезна людям, которые работают с детьми и подростками.Результаты исследования можно использовать для сравнения навыков распознавания эмоций любого молодого человека в возрасте от 6 до 16 лет с другими детьми их возраста. Таким образом, дети, которым трудно распознавать выражения лица, могут быть идентифицированы так же, как дети, которые испытывают трудности с чтением, могут быть определены с помощью тестов на чтение.

Наша способность распознавать эмоции в других людях имеет большое влияние на то, насколько хорошо мы умеем ладить с людьми в социальных ситуациях.Сложность в этом навыке может привести к проблемам с установлением и поддержанием дружеских отношений, ладом с другими и надлежащим поведением в социальных ситуациях. Дети, у которых выявлены трудности с распознаванием эмоций, потенциально могут получить дополнительную поддержку для развития этих навыков, что может помочь им лучше справляться с социальными ситуациями. В следующий раз, когда вы посмотрите на кого-то и думаете, что знаете, что он чувствует, только по тому, как выглядит его лицо, подумайте, как было бы сложно, если бы вы не могли использовать информацию от лиц таким образом.Точно так же, как проблемы с чтением книг, трудности с чтением лиц могут временами усложнять жизнь. Чем больше мы узнаем об этом навыке, тем больше мы сможем помочь людям, у которых могут быть проблемы с распознаванием эмоций.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.


Благодарности

Это исследование было частично поддержано Национальным альянсом исследований аутизма и Фондом семьи Нэнси Лурье Маркс.Большое спасибо Полу Экману за предоставленные лица для исследования, а также школам и детям, которые с таким энтузиазмом отдавали свое время. Наконец, мы очень благодарны сыновьям Кейт, Джеку и Люку, за их блестящие советы и редакторский вклад в эту статью.


Номер оригинальной статьи

Лоуренс К., Кэмпбелл Р. и Скуз Д. 2015. Возраст, пол и период полового созревания влияют на развитие распознавания лицевых эмоций. Передний. Psychol.6: 761. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.00761


Список литературы

[1] Экман П. и Фризен В. В. 1971. Константы в разных культурах в лице и эмоциях. J. Pers. Soc. Psychol. 17 (2): 124–9. DOI: 10,1037 / h0030377

[2] Херба, К. и Филлипс, М. 2004. Аннотация: развитие распознавания мимики с детства до подросткового возраста: поведенческие и неврологические перспективы. J. Child Psychol. Психиатрия 45 (7): 1185–98.DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2004.00316.x

[3] Коллин, Л., Биндра, Дж., Раджу, М., Гилберг, К., и Миннис, Х. 2013. Распознавание эмоций на лице в детской психиатрии: систематический обзор. Res. Dev. Disabil. 34 (5): 1505–20. DOI: 10.1016 / j.ridd.2013.01.008

[4] Экман П. и Фризен В. В. 1976. Рисунки лицевого воздействия. Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

[5] Миллс, К., Годдингс, А., и Блейкмор, С.2014. Драма в мозгу подростка. Передний. Молодые умы 2:16. DOI: 10.3389 / frym.2014.00016

границ | Набор для детского эмоционального выражения лица (CAFE): достоверность и надежность от неподготовленных взрослых

Лица — это особая категория стимулов для нас, людей. Мы можем увидеть сотни лиц в течение дня и миллионы в течение всей жизни. Восприятие человеческих выражений лица, ввиду их важности для повседневного социального взаимодействия, также было важной темой в психологических исследованиях.Почти три десятилетия назад Пол Экман и его коллеги идентифицировали шесть «основных» эмоциональных выражений и утверждали, что эти шесть эмоций универсально узнаваемы в большинстве человеческих популяций. Эти эмоции включают печаль, счастье, удивление, гнев, отвращение и страх (Экман и Фризен, 1976; Экман, 1992). Основываясь на этой ранней работе, Экман и Фризен (1976) создали набор стимулирующих фотографий взрослых, позирующих с этими шестью основными выражениями лица, чтобы облегчить исследования в этой области. С тех пор использование наборов фотостимулирующих эмоциональных выражений лица стало стандартной практикой, поскольку они обеспечивают простой и контролируемый способ изучения человеческой интерпретации и реакции на различные эмоции.Фактически, в настоящее время существуют десятки различных наборов лиц, свободно доступных для использования в научных исследованиях (www.face-rec.org/databases).

Несмотря на свою полезность, наборы выражений лица в настоящее время ограничены, поскольку большинство из них улавливают только эмоциональные выражения взрослых. Совсем недавно исследователи начали утверждать важность наличия у детей примеров различных эмоциональных выражений, представленных в наборах лиц, для изучения интерпретации этих выражений в процессе развития.Например, новый набор изображений эмоциональных лиц детей NIMH (NIMH-ChEFS) содержит фотографии детей в возрасте 10-17 лет (Egger et al., 2011), а база данных Raboud Faces включает фотографии детей в возрасте от 8 до 12 лет (Langner et al. др., 2010). Хотя эти новые наборы дают исследователям возможность использовать образцы детей в возрасте 8–17 лет, на сегодняшний день не существует наборов стимулов с участием детей младшего возраста.

Здесь мы представляем новый и очень инновационный набор стимулов эмоциональных выражений лица из области исследований в области эмоционального развития — Набор эмоционального выражения лица ребенка (CAFE).Набор CAFE уникален и полезен по нескольким важным причинам. Первое и самое главное, в наборе представлены фотографии детей от 2 до 8 лет, которые выражают шесть основных эмоций, определенных Экманом: печаль, счастье, удивление, гнев, отвращение и страх, а также седьмое нейтральное выражение. Он также разнообразен в расовом и этническом отношении, включая детей европеоидной расы, афроамериканцев, азиатских, латиноамериканских (испаноязычных) и южноазиатских (индийских / бангладешских / пакистанских) детей.

Хотя Экман и другие выступают за набор дискретных или «основных» эмоций, которые якобы являются универсальными и в высшей степени знаковыми, другие критиковали эту точку зрения, указывая на то, что люди демонстрируют широкие индивидуальные различия как в эмоциональном выражении, так и в эмоциональной реакции (Barrett, 2006; Коан, 2010).Фотографии в CAFE содержат большое количество различий между лицами, что позволяет независимым исследователям идентифицировать и изучать естественные вариации в выражениях лица людей — вариации, которые не так легко изучить на других более мелких наборах лиц. Таким образом, хотя набор CAFE включает только семь предположительно основных эмоций, естественная вариация набора позволит исследователям идентифицировать лица, напоминающие более тонкие формы, или лица, которые представляют собой смесь нескольких эмоциональных выражений (Keltner and Buswell, 1996; Coan и Готтман, 2007).Чтобы учесть такие вариации, набор CAFE содержит 1192 мишени. Большинство других наборов стимулов эмоционального выражения лица взрослых содержат примерно 100 или меньше стимулов.

Наконец, поскольку во всем наборе CAFE 1192 фотографии, мы не только предлагаем набор CAFE полностью, но также определили два подмножества лиц, из которых исследователи могут выбирать, исходя из своих конкретных исследовательских вопросов. Хотя предыдущие исследователи использовали различные методы для обеспечения достоверности и надежности фотографий в своих наборах лиц, очень немногие из них принимали меры, чтобы гарантировать, что фотографии не создают эффектов потолка или пола из-за того, что они поставлены и часто очень стереотипны. образцы каждой эмоции.CAFE включает в себя одно подмножество лиц (Подмножество A), которое содержит только сильно стереотипные образцы различных выражений лица, согласующиеся с другими существующими наборами лиц, и второе подмножество (Подмножество B), которое, напротив, включает только лица, которые подчеркивают различия вокруг целей эмоций участников исследования, сводя к минимуму потенциальные эффекты потолка и пола (как это определено моделями скрытой реакции).

В текущем исследовании нашей целью было собрать данные о достоверности и надежности полного набора и использовать эти данные для создания двух его подмножеств.Мы попросили 100 наивных взрослых участников дважды определить эмоции, выраженные на каждой фотографии. Мы сообщаем статистику достоверности и надежности для каждой категории эмоций и описываем модели скрытых реакций, которые мы использовали для определения подмножества лиц, которые максимизируют вариативность в типичной выборке взрослых участников.

Методы

Основной целью текущей работы было получение оценок достоверности и надежности для каждого лица в наборе CAFE, чтобы его можно было распространить среди научного сообщества.Существует два способа подтверждения выражений лица в литературе. Один из них состоит в том, чтобы обученные кодировщики использовали формальную процедуру кодирования Экмана и его коллег — Систему аффективного кодирования лица (FACS) — для определения каждого выражения лица (Ekman and Friesen, 1976). Второй подход состоит в том, чтобы необученные участники исследования идентифицировали каждое выражение лица, а затем устанавливали соответствие между оценщиками (Tottenham et al., 2009). Преимущество использования формального метода кодирования FACS заключается в том, что он обеспечивает единообразие различных выражений лица.Преимущество наивного подхода к кодированию состоит в том, что он позволяет получать оценки участников, которые похожи на тех, кому будут представлены эти лица в стандартных исследованиях, как правило, студентов (Tottenham et al., 2009).

В текущем исследовании использовалась комбинация этих двух методов. Сначала один из авторов (C.T.), обученный распознаванию определенных движений мышц, описанных Экманом и его коллегами, сфотографировал всех детей-моделей, позирующих для фотографий из набора CAFE.Во-вторых, неподготовленных участников дважды просили идентифицировать каждую из фотографий в наборе. Таким образом, хотя исследователь, хорошо обученный системе кодирования лиц Экмана, сфотографировал детей, неподготовленных участников попросили определить выражения ребенка.

Участников

Участвовали сто студентов (половина мужчин, половина женщин) из кампуса Университета Рутгерса в Ньюарке ( M = 21,2 года). Размер выборки был основан на предыдущих исследованиях с использованием аналогичных методов (например,г., Tottenham et al., 2009). Данные были собраны у 17 дополнительных взрослых, но были исключены из-за невыполнения одной из двух тестовых сессий. Выборка состояла из 17% афроамериканцев, 27% азиатов, 30% белых и 17% латиноамериканцев (остальные 9% выбрали «другое» или не указали свою расу / этническую принадлежность). Экспертный совет университета Рутгерса одобрил все процедуры, и все участники подписали информированное согласие.

Материалы

CAFE — это коллекция фотографий детей от 2 до 8 лет ( M = 5.3 года; R = 2,7–8,7 года) позирование для шести эмоциональных выражений лица на основе основных эмоциональных выражений Экмана и Фризена (1976) — грусть, счастье, удивление, гнев, отвращение и страх — плюс нейтральное лицо. Полный набор включает 90 женских моделей и 64 мужских модели (27 афроамериканцев, 16 азиаток, 77 европеоидов / европейцев, 23 латиноамериканца и 11 южноазиатских моделей). За исключением удивления, детей устно побуждали позировать для каждого выражения с открытыми и закрытыми ртами.Удивленные лица позировали только с открытыми ртами. Открытый рот с отвращением лица включал высунутый язык. В общей сложности у нас было 154 дочерних модели (90F, 64M), которые задают каждое из этих семи выражений. Дети были сфотографированы в лабораторных условиях после получения разрешения от родителей или опекунов. Все дети посещали лабораторию, чтобы принять участие в другом исследовании, и родители согласились позволить потом сфотографировать своих детей для CAFE. Родители участвующих детей подписали разрешение на использование их фотографий в научных исследованиях.У детей-моделей не было предварительной подготовки. Профессиональный фотограф (соавтор К.Т.) вызывал натуралистические выражения, вовлекая каждого ребенка в незаписанную игру, основанную на каждом выражении. Все фотографии были сделаны на одном и том же не совсем белом фоне с верхним освещением. Кроме того, каждого ребенка от шеи накрывали не совсем белой простыней.

Фотограф был обученным научным сотрудником с многолетним опытом работы в лаборатории детского развития. Что наиболее важно, фотограф прошел обучение по системе кодирования специфического аффекта (SPAFF) (Коан и Готтман, 2007).SPAFF — это систематическая система кодирования, используемая для оценки аффективного поведения. Система SPAFF включает процедуры распознавания движений лицевых мышц, связанных с 17 кодируемыми эмоциональными состояниями в реальном времени, включая элементы системы кодирования FACS, разработанной Экманом и его коллегами (Ekman and Friesen, 1976). Таким образом, для каждого выражения лица фотограф смог распознать наличие или отсутствие кодов FACS во время фотосессии, и для каждого ребенка и каждого выражения лица она попыталась получить все элементы кодов FACS (например,g. сердитые лица включают опущенные брови, поднятые верхние веки, сжатую челюсть, обнаженные зубы). Детям-моделям были даны различные инструкции. Сначала фотограф проинструктировал ребенка моделировать каждое выражение лица. Например, «… теперь мы сделаем гневное лицо вот так!» После того, как ребенок имитировал исходное выражение лица, фотограф оценил, нет ли недостающих элементов выражения лица на основе кодов FACS. Если некоторые элементы лица отсутствовали, фотограф предлагал детям пересмотреть выражения лиц.Например, «… покажи мне эти зубы!» или «… вот так, только позволь мне увидеть, как эти глаза становятся такими большими!» Не все дети смогли успешно позировать для всех семи выражений, и, таким образом, все неудачные попытки были исключены из набора. В результате было получено 1192 цветных фотографии (см. Рисунок 1).

Рис. 1. Примеры каждой из представленных выражений лица в наборе CAFE .

1192 выражения лица включали (1) несколько «целевых» выражений, связанных с небольшим набором из семи предположительно «основных» эмоций; и (2) широкий диапазон вариаций выражения вокруг этих целей.Таким образом, набор стимулов является достаточно гибким, чтобы предоставить примеры того, что теперь можно считать классическими выражениями Экмана, в дополнение к большому разнообразию более тонких, переменных и тонких выражений, представляющих отклонения по степени (некоторые очень похожи, некоторые совершенно отличается) от тех выражений «Экмана». После того, как фотографии были сделаны, они были обрезаны до квадратного изображения, при этом подбородок ребенка составлял примерно 1/6 от нижнего края изображения (в зависимости от высоты изображения), а лоб ребенка — примерно на 1/6 от верхнего края.Они были выровнены на основе положения глаз отдельного ребенка, используя точки на внешней стороне каждого глаза в качестве ориентира.

Процедура

Каждый из 100 взрослых участников сидел перед настольным компьютером Ibuypower I-Series 502 с экраном 22 дюйма. Им было представлено 1192 испытания E-prime , каждое из которых требовало от них идентифицировать одну из фотографий из набора CAFE. При каждом последующем испытании на экране появлялось одно лицо. Для каждого лица участнику предлагалось выбрать, будет ли лицо грустным, счастливым, удивленным, злым, отвращенным, испуганным или нейтральным.Фотографии были представлены в случайном порядке. Участники завершили все 1192 испытания за одну тестовую сессию (время 1), а затем вернулись через неделю и завершили все 1192 испытания во второй раз (время 2). Каждая тестовая сессия длилась примерно полтора часа.

Результаты

Данные на уровне элемента

Фотографии в наборе и данные об уровне предметов, описанные ниже, доступны для загрузки в Databrary — бесплатной открытой библиотеке данных для науки о развитии (www.databrary.org). Преподаватели могут зарегистрироваться в Databrary, чтобы стать пользователями и получить доступ к фотографиям в наборе и к сортируемому файлу Excel с демографической информацией и данными по каждому отдельному элементу. После регистрации преподаватели могут предоставить аспирантам, аспирантам и сотрудникам разрешение на доступ к набору. Посетите www.databrary.org для получения дополнительной информации о том, как стать пользователем базы данных; к самому набору пользователи могут получить доступ напрямую здесь http://databrary.org/volume/30.

Полный набор кафе

Оценка достоверности

была рассчитана путем определения процента из 100 участников, правильно классифицировавших фотографии во время 1.Процент правильных ответов для каждого индивидуального лица представлен в дополнительных материалах, а средства для каждого из семи выражений лица перечислены в таблицах 1, 2 (открытый рот и закрытый рот по отдельности). Лица отличались значительной вариабельностью, со средней точностью 66% по 1192 фотографиям набора и диапазоном правильных ответов от 0 до 98%. Мы измерили внутреннюю согласованность (надежность), вычислив альфа-баллы Кронбаха между моментом 1 и моментом 2. Альфа была высокой по всему набору, α = 0.77. Альфа-баллы для каждой категории эмоций также перечислены в таблицах 1, 2. Наблюдались значительные различия в точности для семи категорий выражений лица согласно однофакторному дисперсионному анализу ANOVA, F (1, 6) = 262,7 , р <0,01. Апостериорные сравнения ( Тьюки-d) показали, что все категории значительно отличались друг от друга ( p = <0,01), за исключением сердитых и нейтральных ( p = 0.99), а также грусть против отвращения ( p = 0,061) (см. Рисунок 2).

Таблица 1. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в полном наборе CAFE .

Таблица 2. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в полном наборе CAFE с выражениями с открытым и закрытым ртом, перечисленными отдельно .

Рис. 2. Процентная точность для каждой категории выражения лица в полном CAFE, установленном во время 1 .

Подмножество A

Полный набор CAFE содержит большое количество фотографий, и общая точность участников при идентификации каждого лица была низкой (66%), что отражает высокую степень вариабельности их оценок точности. Таким образом, выбор лиц будет предложен как отдельное подмножество, содержащее только фотографии, которые были идентифицированы с точностью 60% или более во время 1. На основе этого ограничения было создано подмножество A, содержащее 789 из исходных 1192 (66% ) фотографии. Описательная статистика для каждой из семи категорий выражений лица приведена в таблицах 3, 4 (открытый и закрытый рот по отдельности).Общая точность в подмножестве A составила 81%, что выше, чем в полном наборе, как и альфа-оценка, α = 0,82. Опять же, были значительные различия в точности между семью категориями выражений лица согласно однофакторному дисперсионному анализу для подмножества A, F (1, 6) = 266,0, p <0,01. Апостериорные сравнения ( Тьюки-d) показали, что все эмоции значительно отличались друг от друга ( p, <0,01), за исключением гнева и гнева.грустный ( p = 0,68) и удивление против отвращения ( p = 0,75).

Таблица 3. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в подмножестве A набора CAFE .

Таблица 4. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в Подмножестве А с выражениями с открытым и закрытым ртом, перечисленными отдельно .

Подмножество B

Чтобы идентифицировать подмножество лиц, которое допускает существенную вариативность при минимизации эффектов пола и потолка, мы применили однопараметрическую логистику или модель Раша , чтобы оценить сложность идентификации фотографий в каждом наборе эмоций на основе полученных идентификаций участников на Время 1.Модель была основана на следующем уравнении:

Pi (θ) = e [θ − bi] 1 + e [θ − bi]

В уравнении θ представляет истинную способность участника правильно идентифицировать каждое выражение, P i (θ) представляет вероятность того, что случайный участник правильно определит выражение i , а b i представляет вероятность правильного определения выражения i при P i (θ) = 0,5 или 50% (Linacre and Wright, 1994).

Для подмножества B мы использовали эту модель для расчета оценки сложности ( b i ) вместе со статистикой соответствия (подходящие и исходящие) для каждой фотографии, чтобы выбрать подмножество лиц, которые различались. в основном в категории эмоций, но все же можно сказать, что они представляют каждую категорию. Сначала мы рассчитали стандартизированный балл сложности для каждой грани ( b i ). Способность участников правильно идентифицировать каждое лицо была стандартизирована по континууму, так что оценки сложности для каждого элемента ( b i ) варьировались от положительного до отрицательного, причем большее количество положительных оценок указывает на большую сложность, а большее количество отрицательных оценок указывает на более низкую сложность. .Здесь сложность относится к уровню способностей, необходимому для правильной идентификации выражения на предоставленном изображении. Когда оценки более отрицательные, тогда большинство людей могут правильно идентифицировать выражение на этом изображении большую часть времени, потому что эти выражения «легкие» в том смысле, что относительно низкие уровни способности определять выражения рассматриваемого типа (счастливый , страх и т. д.) необходимы для их правильной идентификации. Напротив, более положительные оценки указывают на то, что относительно небольшое количество людей будут правильно определять выражение на представленном изображении большую часть времени, потому что для определения выражений рассматриваемого типа (счастья, страха и т. чтобы правильно их идентифицировать.

Затем мы использовали среднеквадратичную статистику подходящего и неподходящего, чтобы сузить лица в подмножестве. Подгонка — это индекс неожиданных ответов на вопросы, которые имеют оценку сложности ( b i ), которая близка к способностям человека (например, случаи, когда человек неправильно реагирует на элемент, который легко по отношению к его / ее способности). Out-fit — это индекс неожиданных ответов на вопросы, уровень сложности которых ( b i ) далек от индивидуальных способностей (например,g., случаи, когда человек правильно реагирует на предмет, который слишком сложен для его / ее способностей). Баллы по входу и выходу ниже 0,5 указывают на недостаточную надежность, тогда как баллы по входу и выходу выше 1,5 указывают на шум (Linacre and Wright, 1994). Таким образом, подмножество B состоит из граней, которые попадают в диапазон 0,5–1,5. 102 лица из 1192 попали за пределы этого диапазона, в результате чего в подмножестве B осталось 1090 фотографий. Баллы сложности ( b i ) для каждой из семи эмоциональных категорий нанесены на гистограммы на рисунке 3, демонстрируя, что средняя сложность для каждой категории близка к нулю и что распределение баллов для каждого эмоционального выражения довольно нормально.Односторонний дисперсионный анализ оценок сложности эмоциональных выражений лица не был статистически значимым, F (1, 1083) = 1,03, p = 0,41, подтверждая, что средняя сложность для каждой категории выражения лица равна аналогичные (и близкие к нулю).

Рис. 3. Распределение баллов по сложности ( b i ) для каждой категории эмоций .

Описательная статистика для каждого из семи типов выражений лица в подгруппе B приведена в таблицах 5, 6 (открытый и закрытый рот по отдельности).Общая точность была такой же, как и в полном наборе (66%), как и альфа, α = 0,768. Опять же, были значительные различия в точности среди семи категорий мимики согласно одностороннему дисперсионному анализу на подмножестве B, F (1, 6) = 974,0, p <0,01. Апостериорные сравнения ( Tukey-d) показали, что все категории эмоций значительно отличаются друг от друга ( p, <0,01), за исключением отвращения и отвращения.нейтральный ( p = 1.000).

Таблица 5. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в подмножестве B набора CAFE .

Таблица 6. Описательная статистика для семи категорий выражений лица в подгруппе B с выражениями с открытым и закрытым ртом, перечисленными отдельно .

Групповые различия

Мы проанализировали групповые различия, чтобы выяснить, влияют ли пол и раса / этническая принадлежность взрослых участников и детских моделей на точность правильного определения эмоциональных выражений.Сначала мы изучили характеристики взрослых участников. Участники сами идентифицировали себя как европеоид, афроамериканец, азиат, латиноамериканец или другой человек. Предварительный анализ показал, что не было значительных взаимодействий между полом / расой / этнической принадлежностью участника и категорией эмоций (например, гнев, грусть и т. Д.), Поэтому категория эмоций не была включена в дальнейший анализ. 2 (пол участника: мужчина, женщина) на 5 (раса / этническая принадлежность участника: европеоид, афроамериканец, азиат, латиноамериканец или другой) ANOVA в среднем соотношении правильных ответов на лица в каждой из семи категорий дал только значительную основной эффект пола, F (1, 690) = 7.0, p = 0,008. Взрослые женщины были значительно более точными ( м = 0,68), чем мужчины ( м = 0,63) при идентификации всех выражений лица.

Аналогичный анализ был проведен на характеристиках детских моделей, включая пол (мужчина или женщина), расу / этническую принадлежность (европеоид, афроамериканец, азиат / южноазиат, латиноамериканец или другое) и возраст (2–5,5 лет). против 5,5–8 лет). При анализе дисперсионного анализа 2 (пол модели) на 5 (раса / этническая принадлежность модели) на 2 (возраст модели) средней доли правильных ответов на лица в каждой из семи категорий не было выявлено значимых основных эффектов или взаимодействий.Был проведен дополнительный анализ с разбивкой по возрасту детских моделей по годам (2-, 3-, 4-, 5-, 6-, 7- и 8-летние), и снова не было никаких значительных эффектов.

Наконец, мы выполнили два дополнительных анализа, чтобы проверить, были ли участники более точными в определении лиц, соответствующих их собственному полу и расе / этнической принадлежности, чем лица противоположного пола или других рас / этнических групп. 2 (совпадение или несоответствие расы / этнической принадлежности) на 5 (раса / этническая принадлежность участника: европеоид, афроамериканец, азиат, латиноамериканец или другой) ANOVA в среднем соотношении правильных ответов на каждую из семи категорий выражений лица не дал значимых результатов. различия или взаимодействия.Второе значение 2 (совпадение или несоответствие пола) на 2 (пол участника: мужской или женский) дало только значительный основной эффект от пола участника (тот же основной эффект, что и в анализе выше), но не влиял на то, были ли участники больше точны, когда пол модели совпадает с их собственным.

Общие обсуждения

Подтвержденные наборы стимулов в виде сфотографированных эмоциональных выражений лица обычно используются в социальных, когнитивных исследованиях и исследованиях, связанных с развитием. Однако до недавнего времени в этих наборах стимулов в основном использовались лица взрослых, что ограничивало нашу способность изучать интерпретацию эмоций в разном возрасте.Здесь мы представляем новый набор стимулов для исследования эмоций — CAFE. CAFE содержит фотографии группы этнически и расово разных детей от 2 до 8 лет, изображающих шесть эмоциональных выражений и нейтральное лицо. Данные о достоверности и надежности набора лиц от 100 неподготовленных взрослых предполагают, что это жизнеспособный инструмент для изучения эмоциональных выражений в исследовательском сообществе. Кроме того, мы использовали данные проверки набора для создания двух подмножеств, которые в дальнейшем помогут исследователям выбрать лица, которые лучше всего соответствуют их индивидуальным исследовательским потребностям.

Полный набор наиболее полезен, если исследователей интересует конкретная демографическая группа или выбор группы лиц, соответствующих определенным критериям. Например, если исследователи заинтересованы в использовании лиц определенной расы или этнической принадлежности, было бы наиболее полезно выбрать из полного набора, чтобы максимизировать количество пригодных для использования экземпляров. В качестве альтернативы, если исследователи заинтересованы в использовании неоднозначных лиц или их интересуют эмоциональные или негативные сочетания, они могут сделать это, тщательно выбрав лица из полного набора.Например, целевая эмоция для элемента Angry_F-AA-08 — гнев, но в то время как 31% участников правильно определили лицо как сердитое, 33% определили его как отвращение, а 26% определили его как испуганное, предполагая, что изображенная отрицательная эмоция по лицу довольно неоднозначно. Поскольку набор очень велик (1192 экземпляра), исследователи могут выбирать лица, отвечающие очень конкретным критериям, и полный набор идеально подходит для этой цели.

Для исследователей, которые не интересуются двусмысленностью и вместо этого нуждаются в лицах, которые изображают характерные и легко узнаваемые образцы различных эмоциональных выражений, Подмножество A предоставляет этот вариант и содержит только лица, которые правильно идентифицировали 60% участников или более.Это подмножество лиц похоже на предыдущие наборы лиц, которые хорошо узнаваемы. Несмотря на более узкую область применения по сравнению с полным набором CAFE, подмножество A по-прежнему включает 789 элементов, что позволяет исследователям еще больше сузить выбор лиц в рамках подмножества на основе определенных критериев (например, счастливые лица афроамериканцев; грустные 4 года — старые лица).

Наконец, исследователи, заинтересованные в вариативности целевых выражений, могут выбрать использование подмножества B. Лица в подмножестве B надежны, но различаются по нормальному распределению с точки зрения того, насколько сложно их идентифицировать.Опять же, трудность здесь относится к предполагаемому уровню способности, необходимому для правильного определения выражения на предоставленном изображении. Лишь некоторые из предметов являются знаковыми и легко поддаются классификации, некоторые из них сложны, а большинство находится где-то посередине. Из этого подмножества были исключены ненадежные или шумные предметы, что отчасти означает, что «сложные» предметы не определялись по высокому уровню точности или просто по их относительной редкости, а скорее по степени, в которой только участники с наивысшими индивидуальными уровнями способностей (по оценке нашей Раш-модели) смогли их правильно идентифицировать.Таким образом, подмножество B можно использовать в качестве стимулов или, потенциально, как диагностический инструмент, поскольку лица в этом подмножестве способны предоставить информацию о способности человека распознавать человеческие эмоции.

Для будущих исследований будет важно собрать данные о том, как дети идентифицируют лица CAFE, чтобы наилучшим образом оценить, какие лица идентифицируются наиболее точно в разном возрасте. Предыдущая работа над «предвзятостью по возрасту» уже продемонстрировала, что дети наиболее точно распознают лица, когда они находятся в пределах 2 лет своего возраста (Hills and Lewis, 2011).До тех пор, пока мы не соберем дополнительные данные о том, как дети идентифицируют лица в наборе CAFE, исследователи могут использовать эту предыдущую работу о предвзятости собственного возраста в качестве практического правила для определения того, когда лица могут наиболее целесообразно использовать с детьми разного возраста. Соответственно, будущая работа может также сравнить идентификацию лиц детей как взрослыми, так и детьми в наборе CAFE с идентификациями взрослых лиц в других наборах. Такие данные предоставят интересную информацию о том, существуют ли различия в развитии способностей детей и взрослых как позировать, так и определять различные эмоциональные выражения лица.

В заключение мы представляем новый набор стимулов для исследователей, заинтересованных в изучении эмоциональных выражений лица. Уже частое использование наборов мимики в психологических исследованиях предполагает, что этот набор может оказать большое и важное влияние на эту область. Это позволит научному сообществу проводить исследования с детскими лицами в манере, сравнимой с обширной дошедшей до нас литературой, которая в значительной степени опиралась на лица взрослых. Таким образом, набор CAFE открывает новые горизонты, используя разнообразный набор натуралистических детских выражений лица, сохраняя при этом среду, которая делает его сопоставимым с уже большой литературой.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Это исследование финансировалось Отделом поведенческих и когнитивных наук Национального научного фонда (BCS-1247590). Мы хотели бы поблагодарить семьи, которые помогли нам собрать этот набор стимулов, Терезу Харви, Джен Ирвинг и членов Детского исследовательского центра за помощь в сборе данных, а также Джеймса Коана и Патрика Макнайта за их помощь в статистическом анализе.

Список литературы

Коан, Дж. А., и Готтман, Дж. М. (2007). «Система кодирования специфического аффекта (SPAFF)», в справочнике по выявлению и оценке эмоций , ред. Дж. А. Коан и Дж. Дж. Б. Аллен (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Oxford University Press), 106–123.

Google Scholar

Эггер, Х. Л., Пайн, Д. С., Нельсон, Э., Лейбенлуфт, Э., Эрнст, М., Таубин, К. Э. и др. (2011). Набор NIMH Child Emotional Faces Picture set (NIMH-ChEFS): новый набор детских лицевых стимулов. Внутр. J. Methods Psychiatr. Res . 20, 145–156. DOI: 10.1002 / mpr 343

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. (1992). Выражение эмоций на лице: новые открытия, новые вопросы. Psychol. Sci . 3, 34–38. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1992.tb00253.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Фризен В. В. (1976). Фотографии лицевого аффекта . Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов прессы.

Келтнер Д. и Басвелл Б. Н. (1996). Доказательства отчетливости смущения, стыда и вины: исследование воспоминаний о прошлом и выражения эмоций на лице. Cogn. Emot . 10, 155–171. DOI: 10.1080 / 026999396380312

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лангнер О., Дотч Р., Бейлстра Г., Вигболдус Х. Дж., Хок С. Т. и ван Книппенберг А. (2010). Презентация и проверка базы данных Radboud Faces. Cogn. Emot .24, 1377–1388. DOI: 10.1080 / 02699930

5076

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линакр, Дж. М., и Райт, Б. Д. (1994). Руководство пользователя по Bigsteps: компьютерная программа Rasch-Model . Чикаго, Иллинойс: Mesa Press.

Tottenham, N., Tanaka, J. W., Leon, A.C., McCarry, T., Nurse, M., Hare, T.A., et al. (2009). Набор мимики NimStim: суждения неподготовленных участников исследования. Психиатрия Res . 168, 242–249. DOI: 10.1016 / j.psychres.2008.05.006

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

(PDF) Распознавание эмоционального выражения лица детьми с помощью фотографий и рисунков

ЖУРНАЛ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ 

Результаты настоящего исследования могут иметь практическое значение. Действительно,

рисунков можно использовать в качестве упрощенного материала (по сравнению с фотографиями) для улучшения способностей детей к распознаванию эмоций в образовательных и клинических условиях.Например, это может быть интересный материал

для использования в школе или для специального обучения детей, у которых есть трудности с интерпретацией лицевых

выражений эмоций, например, дети с нарушениями обучаемости (McKenzie, Matheson, McK-

askie, Hamilton, & Murray, 2000) или расстройство аутистического спектра (Kouo & Egel, 2016). Это может быть интересное поле

для будущих исследований.

Несмотря на эти интересные результаты, настоящее исследование страдает рядом ограничений.Во-первых, поскольку

это было исследовательское исследование, приоритет был отдан большому размеру выборки, и, как следствие, мы были ограничены

в том, сколько времени мы могли тестировать каждого ребенка, что привело к довольно низкому количеству испытаний на эмоции.

задача распознавания. Во-вторых, хотя мы решили использовать простую меру точности детей, было бы также интересно и информативно измерить время их реакции при ответе на задание. Действительно,

согласно De Sonneville et al.(2002), с возрастом время реакции может стать более чувствительной мерой

, чем точность в задачах этого типа. Эта дополнительная мера может предоставить больше информации относительно обработки лиц

детей при сравнении распознавания рисунков и фотографий. Кроме того,

может решить проблему эффекта потолка, наблюдаемого для счастья (Chung & Thomson, 1995). Следовательно,

, чтобы получить точность, необходимы будущие исследования, измеряющие как время реакции, так и точность, и используя

большее количество испытаний.

Ссылки

Бреше, К., Болди, Р., и Пикар, Д. (2009). Как себя чувствует Сэм? Дети обозначают и рисуют основные эмоции. Британский

Журнал психологии развития, 27, 587–606.

Хронаки, Г., Хэдвин, Дж. А., Гарнер, М., Маурадж, П., и Сонуга-Барк, Э. Дж. (2015). Развитие распознавания эмоций на основе мимики и нелингвистических вокализаций в детстве. Британский журнал развития

Психология, 33, 218–236.

Чанг, М.С., и Томсон, Д.М. (1995). Развитие распознавания лиц. Британский журнал психологии, 86, 55–87.

Кокс, М. (2005). Живописный мир ребенка. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Каннингем Дж. И Одом Р. (1986). Различная значимость черт лица в восприятии детьми эмоционального выражения.

Развитие ребенка, 57, 136–142.

Да Фонсека, Д., Сегье, В., Сантос, А., Пуансо, Ф., и Деруэль, К.(2009). Понимание эмоций у детей с СДВГ.

Детская психиатрия и развитие человека, 40, 111–121.

Де Сонневиль, Л. М., Вершур, К. А., Ньокиктьен, К., Опет Вельд, В., Торенаар, Н., и Вранкен, М. (2002). Face

идентичность и эмоции лица: скорость, точность и стратегии обработки у детей и взрослых. Журнал клинической и

экспериментальной нейропсихологии, 24, 200–213.

Экман П. и Фризен В. В. (1976). Фотографии лицевого воздействия.Пало-Альто, Калифорния: Консультации психологов Press.

Экман П., Фризен В. В. и Хагер Дж. К. (2002). Система кодирования действий лица: Учебное пособие. Солт-Лейк-Сити, Юта: Research

Nexus.

Эльфенбейн, Х.А., и Амбади, Н. (2003). Когда знакомство порождает точность: культурное воздействие и распознавание эмоций на лице —

ция. Журнал личности и социальной психологии, 85, 276–290.

Эллис, Х. (1975). Узнавать лица. Британский журнал психологии, 66, 409–426.

Гао, Х., и Маурер, Д. (201 0). Веселая история: изменения в развитии чувствительности детей к выражению лица различной интенсивности

. Журнал экспериментальной детской психологии, 107, 67–86.

Гибсон, Э. Дж., И Спелке, Э. С. (1987). Развитие восприятия. В J. Flavell & E. M. Markman (Eds.), Handbook of

Children’s Psyology, Vol. 3: Когнитивное развитие (стр. 1–76). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.

Голомб, К. (1992). Детское создание живописного мира.Лос-Анджелес, Калифорния: Калифорнийский университет Press.

Gosselin, P., & Larocque, C. (2000). Морфология лица и детская категоризация выражений эмоций: сравнение

лиц азиатского и европейского происхождения. Журнал генетической психологии, 161, 346–358.

Гросс, А. Л., и Баллиф, Б. (1991). Понимание детьми эмоций по выражению лица и ситуациям: обзор.

Обзор развития, 11, 368–398.

Харриган, Дж.А. (1984). Влияние порядка выполнения заданий на распознавание детьми выражений лица. Мотивация и эмоции,

8, 157–169.

Herba, C., & Phillips, M. (2004). Аннотация: Развитие распознавания мимики с детства до подросткового возраста:

Поведенческие и неврологические аспекты. Журнал детской психологии и психиатрии, 45, 1185–1198.

Гесс, У., Адамс, Р. Б., и Клек, Р. Э. (2004). Внешний вид, пол и выражение эмоций.Эмоция, 4, 378–388.

Холмы, П. Дж. И Льюис, М. Б. (2011). Предвзятость при распознавании лиц своего возраста у детей и взрослых. Ежеквартальный журнал

Experimental Psychology, 64, 17–23.

Джолли Р. П. (2010). Дети и рисунки: Рисование и понимание. Оксфорд: Blackwell

Мобильные технологии могут помочь детям научиться распознавать эмоции на фотографиях лиц

Ялда Т. Ульс |

Ялда Т.Ульс — детский психолог и исследователь из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, изучающий, как СМИ влияют на детей. Она является автором книги «Медиа-мамы ​​и цифровые папы: подход к воспитанию детей в эпоху цифровых технологий — факт, а не страх». Эта статья изначально появилась в The Conversation.

Понимание эмоций — важный социальный навык. Дети узнают об эмоциях раньше, чем речь, обращая внимание на лицо воспитателя. Наблюдение за людьми вокруг них дает детям важные факты для выживания: кто будет любить меня? Кого мне бояться?

В наши дни все видели младенцев и малышей, а также их родителей с экранами на лицах.Так как же малыши могли получить критическое личное общение лицом к лицу, в котором они отчаянно нуждались в те ранние годы?

Тем не менее, в современном мире почти каждый использует устройства для общения с другими, даже лицом к лицу. Малыши учатся в видеочате со своими бабушками и дедушками, а подростки поглощают социальные сети, основанные на изображениях, на таких платформах, как Instagram и Snapchat.

Что, если вместо того, чтобы подавлять эмоциональные навыки, традиционно приобретаемые при личном общении, часы, которые дети проводят, глядя на экраны и делясь селфи с друзьями, фактически научат их распознавать эмоции в выражениях лиц?

Мы с коллегами недавно опубликовали исследование в журнале Cyberpsychology, Behavior and Networking, в котором выяснилось, что общение с помощью экрана вместо того, чтобы быть препятствием для социального обучения, может помочь.

Почему это важно

Появление iPhone в 2007 году и iPad в 2010 году радикально изменило среду обучения в раннем возрасте и положило начало десятилетию ломки рук по поводу экранного времени.

В Центре ученых и рассказчиков мы стремимся понять, как СМИ влияют на обучение в подростковом и подростковом возрасте. Растущее количество исследований в различных дисциплинах указывает на то, что эти годы являются решающим временем для социального и эмоционального обучения.По мере того, как ранние подростки стремятся обрести независимость от своих родителей, они начинают обращаться к сверстникам и средствам массовой информации, чтобы узнать о мире.

Особенно во время коронавируса очень важно понимать, как и что дети узнают с помощью цифровых средств массовой информации, которые они используют для общения, таких как социальные сети и видеочат, чтобы максимизировать положительное влияние экранного времени и минимизировать негативные эффекты. .

Как мы выполняли эту работу

Мы разработали исследование, чтобы проверить, влияет ли увеличение времени, проводимого перед экраном в раннем детстве, на способность детей распознавать эмоциональные сигналы по выражению лица.

В 2017 году мы показали 56 шестиклассникам, родившимся в 2006 году, фотографии, на которых проверяется их способность распознавать основные эмоции, и попросили их определить изображенные эмоции. Мы сравнили оценки этих детей с результатами более раннего исследования, проведенного в 2012 году, в котором участвовали шестиклассники, родившиеся в 2001 году. Хотя обе группы проводили примерно одинаковое время, смотря телевизор и играя в видеоигры, их владельцы устройства изменились. Из 56 подростков в группе 2017 года 44 сообщили, что владеют планшетами.Мы даже не задавали этот вопрос группе, протестированной в 2012 году, потому что планшеты тогда еще были редкостью.

К нашему удивлению, студенты, которые выросли с планшетами и телефонами, набрали на этом тесте на 40% больше баллов, чем студенты пятью годами ранее. Другими словами, они лучше считали эмоции на фотографиях, чем старшая группа.

В современном мире молодые люди используют фотографии и, все чаще, видео для общения. Мы подозреваем, что благодаря камерам, установленным на каждом устройстве, и развитию визуальной коммуникации, у наших участников 2017 года было больше возможностей видеть, общаться и изучать невербальные эмоции, выраженные на фотографиях лиц, чем у детей 2012 года.

Хотя мы обнаружили резкое улучшение в чтении эмоциональных сигналов на фотографиях, мы не знаем, применимо ли это умение к чтению эмоций в реальной жизни.

Что дальше?

Технологии постоянно развиваются, и, как и в исследованиях, посвященных изучению того, как дети учатся у телевидения, исследователям необходимо изучить, как увеличивающееся количество изображений, видео, игр и других появляющихся платформ для общения влияет на молодых людей.

В это время социального дистанцирования общение с помощью экрана может быть одним из единственных способов общения детей со своими друзьями.Мы надеемся, что наши выводы дают родителям некоторое спокойствие в отношении того, что дети, по крайней мере, не теряют этот единственный социальный навык.

Другие исследования подтверждают это мнение. Недавнее исследование показало, что нынешние поколения обладают социальными навыками не хуже, чем предыдущие, даже по оценке учителей.

Личное общение по-прежнему является золотым стандартом для понимания эмоций. Но, возможно, есть серебряная подкладка для людей, которые все больше полагаются на свои устройства для общения во время коронавируса.Дети могут выйти из этой пандемии даже лучше, узнавая эмоции других.

В каком возрасте ваш ребенок может понимать выражение лица?

Все улыбаются новорожденным, но новорожденные не обязательно понимают, что означают эти улыбки. То же самое с малышами и людьми с более сложным выражением лица (и странными лицами). Хотя исследования показывают, что люди относительно рано учатся различать счастливые, грустные и гневные выражения, существует кривая обучения, когда дело доходит до овладения более тонкими выражениями лица, такими как удивление, страх и отвращение.Вот что мы знаем о том, когда и как младенцы, дети и подростки учатся распознавать выражения лиц.

Новорожденные: хорошо с лицами, плохо с чувствами

С момента рождения ребенок ищет лица. Исследования показали, что даже 9--минутные -летние младенцы предпочитают смотреть на четкие изображения лиц, а не на зашифрованные изображения. Через несколько часов исследования показывают, что младенцы могут различать лицо своей матери и лицо незнакомой женщины и что они дольше смотрят на изображения своей матери, чем на другие изображения.

Но когда дело доходит до распознавания мимики, исследования гораздо менее обоснованы. Чарльз Дарвин писал об этом в конце 1800-х годов, и с тех пор современные ученые обсуждают это. В 2007 году исследователи проверили 17 здоровых новорожденных в течение первых 24 часов жизни и обнаружили, что они совершенно неспособны различать испуганные лица или даже отдавать им предпочтение нейтральным лицам, но все же они проводили больше времени, глядя на счастливые лица. Это указывает на то, что, по словам исследователей, «по крайней мере некоторые выражения распознаются и предпочтительны у новорожденных в возрасте всего несколько дней».

После этого эмоциональный интеллект ребенка стремительно растет. Большое исследование 1982 года, проведенное в журнале Science , показало, что пятимесячные дети могут сопоставить грустное лицо с грустным голосом, а исследование 2008 года показало, что годовалые дети принимают социальные сигналы от выражения лица — если их матери выражают уныние, они перестают ползать по потенциально опасному склону. Если их матери улыбаются, они идут дальше. Реакция на мимику улучшается только с возрастом ребенка. Одно исследование с участием малышей показало, что они избегают подходов к новым игрушкам, если их матери не улыбаются им ободряюще.

Дети и подростки: познавая удивление, страх и отвращение

Исследование того, когда дети и подростки растут, чтобы понять весь спектр выражений лица, — неоднозначный вопрос. Один обзор литературы 2004 года вскинул руки и пришел к выводу, что: «Методологические несоответствия и несопоставимые результаты затрудняют любой вывод».

Но в 2015 году исследователи опросили 478 детей и подростков в Великобритании и представили, возможно, первое надежное исследование, чтобы проследить, как наше понимание мимики развивается с течением времени.Они показали каждому ребенку 60 изображений лиц, выражающих одну из этих шести эмоций:

Каждый раз, когда ребенок видел лицо, он или она нажимали на слово «счастливый, грустный, сердитый, испуганный, отвращенный или удивленный», чтобы описать, что именно человек на картинке, вероятно, чувствовал. В любом возрасте у детей были «счастливые, грустные, сердитые» лица. Но до 8 лет мало кто из детей точно улавливал «сюрприз». Они не могли обнаружить «отвращение» до 14 лет или «страх» до 16 лет.

Непонятно, почему детям требуется больше времени, чтобы научиться распознавать удивление, отвращение и страх, чем эмоции «основного цвета», такие как радость и грусть.Возможно, это связано с информацией, передаваемой разными частями лица, но у нас нет оснований полагать, что дети лучше или хуже обнаруживают изменения, например, в глазах, а не во рту. Одно исследование, проведенное в 2013 году, предполагает, что маленькие дети могут делить лица на две категории — «хорошо себя чувствуют» и «плохо себя чувствуют», но им трудно работать с лицами, которые явно не вписываются ни в одну из рамок, например, «удивленные» или «испуганные».

А потом наступит период полового созревания. По мере того, как подростки приближаются к половой зрелости, они становятся одержимы общественным признанием и становятся более чувствительными к тому, как их оценивают другие.Это время, когда выражение лица означает все, и предварительные данные свидетельствуют о том, что мозг подростка может изменяться, чтобы соответствовать этим требованиям.

«Синаптическая реорганизация, которая очевидна в мозге подростка, может сделать области, предназначенные для обработки эмоциональной информации, особенно чувствительными к опыту окружающей среды в этот период развития», — пишут авторы исследования 2015 года. «Можно предположить, что гормональные изменения во время полового созревания по-разному влияют на психологические процессы и, возможно, нейронные цепи, участвующие в распознавании этих выражений лица.

Когда проблема не в распознавании мимики

Ученые в целом согласны с тем, что к тому времени, когда подросток достигает 16-летнего возраста, ему или ей должно быть достаточно удобно определять выражения лица по всему эмоциональному спектру. Но в некоторых случаях этот навык никогда не развивается должным образом. Например, дети с аутизмом, как правило, менее точны при чтении всех выражений лица — даже самых простых «счастливых, грустных, злых».

Есть несколько широких терминов, которые описывают людей, которые не могут прочитать эмоции на лицах своих сверстников — эмоциональная агнозия (неспособность воспринимать мимику), прозопагнозия (слепота лица), алекситимия (неспособность описывать или идентифицировать эмоции) — но большинство из них состояния — это симптомы более сложных психологических расстройств.Повреждение мозга также может сыграть роль.

Но если ваш ребенок не может сказать, когда вы удивлены или чувствуете отвращение, вероятно, он или она совершенно здоров. Каким бы неприятным ни было то, что ваши дети не могут понять, что вы расстроены, глядя на вас, жизнь в блаженном незнании мимики отца обычно является лишь частью взросления.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Покрытие лиц вокруг детей не маскирует эмоции — ScienceDaily

Согласно новому исследованию психологов Университета Висконсин-Мэдисон, распространение защитных покрытий для контроля COVID-19 не мешает детям понимать выражения лиц.

Проще всего понять эмоции окружающих вас людей, улавливая все намеки, которые они делают намеренно или иным образом. Тем не менее, когда люди скрывают некоторые выражения своего лица, они убирают некоторые из этих сигналов.

«Теперь у нас сложилась такая ситуация, когда взрослые и дети должны постоянно взаимодействовать с людьми, чьи лица частично закрыты, и многие взрослые задаются вопросом, не станет ли это проблемой для эмоционального развития детей», — говорит Эшли Руба, постдокторский исследователь в лаборатории детских эмоций UW-Madison.

Исследователи показали более чем 80 детям в возрасте от 7 до 13 лет фотографии лиц, на которых изображены грусть, гнев или страх, на которых не было препятствий, они были прикрыты хирургической маской или в солнечных очках. Детей попросили присвоить каждому лицу эмоцию из списка из шести ярлыков. Лица раскрывались медленно, зашифрованные пиксели исходного изображения попадали на свои места в течение 14 этапов, чтобы лучше имитировать то, как взаимодействия в реальном мире могут потребовать объединения вещей со странных углов или мимолетных проблесков.

Дети были правы в отношении открытых лиц в 66% случаев, что намного выше шансов (около 17%) угадать одну правильную эмоцию из шести вариантов. С помощью маски они правильно определили печаль примерно в 28% случаев, гнев в 27% случаев и страх в 18% случаев.

«Неудивительно, что было сложнее с закрытыми частями лица. Но даже с маской, закрывающей нос и рот, дети смогли идентифицировать эти эмоции с большей вероятностью, чем случайность», — говорит Руба, опубликовавшая сегодня результаты в журнал PLOS ONE с соавтором Сетом Поллаком, профессором психологии Университета штата Вашингтон в Мэдисоне.

Различия в результатах отражают различия в способах передачи эмоциональной информации на лице. Солнцезащитные очки затрудняли выявление гнева и страха, что говорит о том, что глаза и брови важны для выражения лица. Страх, который часто путают с удивлением, детям было труднее всего обнаружить за маской, что могло усложнить ситуацию, скрывая такие подсказки, как характерная форма рта удивления. : O

Если дети могут делать лучше, чем угадывать эмоции даже с надетой маской, они, вероятно, добьются большего успеха в реальных жизненных ситуациях.

«Эмоции передаются не только через ваше лицо», — говорит Руба. «Вокальные интонации, то, как кто-то позиционирует свое тело и что происходит вокруг, — вся эта другая информация помогает нам делать более точные прогнозы о том, что кто-то чувствует».

Все это приводит к тому, что дети растут в своих эмоциональных способностях, даже если некоторые из их взаимодействий с другими происходят через закрытие лица.

«Надеюсь, это успокоит нервы», — говорит Руба. «Дети действительно выносливы.Они могут приспосабливаться к информации, которую им дают, и в этом случае не похоже, что ношение масок замедлит их развитие ».

Это исследование было поддержано грантами Национальных институтов здравоохранения (R01-MH61285, U54-HD0, T32-MH018931).

История Источник:

Материалы предоставлены Университетом Висконсин-Мэдисон . Оригинал написан Крисом Барнкардом. Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Ранний опыт связан с развитием категориальных репрезентаций для выражения эмоций на лице

Аннотация

Фундаментальный вопрос в человеческом развитии касается того, как способность младенца распознавать эмоциональные сигналы приобретается посредством биологического программирования и факторов обучения. Этот вопрос чрезвычайно сложно исследовать из-за разнообразия сенсорных ощущений, которым люди подвергаются сразу после рождения.Мы изучили влияние эмоционального опыта на распознавание эмоций, изучая детей, подвергшихся насилию, чей опыт нарушал культурные стандарты ухода. Мы обнаружили, что аберрантный социальный опыт жестокого обращения был связан с изменением перцептивных предпочтений детей, а также изменил различительные способности, которые влияют на то, как дети классифицируют гневные выражения лица. Это исследование предполагает, что аффективные переживания могут влиять на восприятие основных эмоций.

Категоризация — это адаптивная функция восприятия и познания, которая позволяет нам быстро и надлежащим образом реагировать на особенности нашей окружающей среды.Социальные сигналы, например, передаваемые лицом, долгое время считались важными сигналами из окружающей среды, которые требуют немедленного и точного распознавания (1), но мы мало знаем о механизмах, с помощью которых люди формируют категории восприятия эмоций. Феномен «категориального восприятия» может помочь нам лучше понять онтогенез эмоциональных категорий. Эффекты категориального восприятия возникают, когда какой-то механизм восприятия усиливает наше восприятие различий между категориями за счет нашего восприятия постепенных изменений стимула внутри категории.Восприятие в терминах категорий позволяет наблюдателю эффективно оценивать изменения между категориями (видеть, что светофор изменился с зеленого на желтый) за счет заметных изменений в стимуле (например, оттенки зеленого или желтого на отдельных светофорах). ). Здесь мы показываем, что категории человеческого восприятия основных эмоций, по-видимому, различаются в группе детей, чей социальный опыт нарушает культурные стандарты ухода. Дети, которым был нанесен серьезный физический вред от родителей, показали изменения в категориях восприятия гнева по сравнению с детьми, не подвергавшимися насилию.Тем не менее, дети, подвергшиеся насилию, выявляли и распознавали другие эмоции так же, как и дети, не подвергшиеся насилию. Это открытие затрагивает центральные проблемы процессов развития, посредством которых люди учатся воспринимать выражения эмоций, а также проливает свет на факторы, которые подвергают детей с жестоким обращением риску поведенческой патологии.

Первые демонстрации категориального восприятия в области восприятия речи подчеркивали важность специализированных врожденных механизмов (2, 3).Однако более поздние исследования показали, что перцептивные способности к речи, как и другие области восприятия, не определяются процессами созревания, независимыми от опыта (4–7). Скорее, кажется, что хотя человеческие младенцы могут войти в мир с перцептивными способностями, которые позволяют им проводить предварительный анализ окружающей их среды, им необходимо отрегулировать или настроить эти механизмы для обработки определенных аспектов их среды (8, 9).

Категориальное восприятие мимики эмоций продемонстрировано у взрослых (10–12).Эти исследования показали, что, хотя участникам представлены примеры выражений лиц, распределенных по континууму между эмоциями (например, счастье от до грусти), наблюдатели воспринимают эти стимулы как принадлежащие к дискретным категориям (счастье или печаль). Исследования показали, что границы категорий для знакомых и незнакомых лиц могут быть смещены у взрослых в зависимости от частоты контакта с этими лицами (13). Эта особенность перцепционной обработки лиц связана с частотой воздействия у взрослых, предполагая, что опыт также может играть важную роль в восприятии лиц.Однако проверить эффекты знакомства с классами эмоциональных выражений значительно труднее, чем оценивать узнавание отдельных лиц. Это связано с тем, что трудно измерить частоту проявления эмоций на лице у развивающегося ребенка, поскольку человеческие дети всегда подвергаются сложным аффективным переживаниям с самого рождения. Неудивительно, что люди очень хорошо понимают выражения лиц друг друга и, похоже, развивают этот опыт в раннем возрасте (14, 15).Настоящий эксперимент был направлен на выявление эмпирических эффектов в распознавании человеческими проявлениями эмоций.

Поскольку сложно эмпирически измерить параметры индивидуального знания и опыта основных эмоциональных сигналов, мы исследовали восприятие эмоций у детей, подвергшихся жестокому обращению. Мы рассуждали, что у детей, подвергшихся насилию, ранее был опыт общения с эмоциями, который во многом отличался от детей, не подвергшихся насилию. Эмоциональная среда этих детей включает нарушения как частоты, так и содержания их эмоционального взаимодействия с опекунами (16, 17).Дети, которые подверглись физическому насилию со стороны родителей и контрольной группы, не подвергавшейся насилию (сопоставимые по возрасту и IQ с детьми, подвергшимися жестокому обращению), выполняли задачу по распознаванию лиц, которая требовала от них различать лица, которые были преобразованы для создания континуума, в котором каждое лицо различается по интенсивности сигнала. Чтобы создать континуум аффективных выражений лица, мы использовали двумерную систему морфинга для генерации стимулов, охватывающих четыре эмоциональные категории: счастье, гнев, страх и печаль (рис. 1). После задания на распознавание дети выполнили задание на идентификацию с каждым изображением лица, использованным в предыдущем задании на распознавание.

Рисунок 1

Стимулы. Дети классифицировали случайно сгенерированные «морфы» из смесей четырех прототипов. Были созданы преобразованные изображения, которые лежат между прототипами счастья и страха, счастья и печали, гнева и страха, гнева и печали. Эти четыре континуума содержали по 11 мужских и 11 женских образов, конечные позиции которых были неморфными прототипами каждой эмоции. Каждое изображение отличалось на 10% по интенсивности пикселей. Среднее лицо каждого континуума представляло собой смесь каждой пары эмоций на 50%.(Адаптировано из ссылки 18.)

Методы

Темы.

Сорок детей (средний возраст = 9 лет 3 месяца), 22 мужчины и 18 женщин, приняли участие в этих исследованиях. Семнадцать детей, не подвергшихся насилию, были набраны в рамках местной программы внешкольных занятий, а 23 ребенка, подвергшихся физическому насилию, были приняты на работу из государственного психиатрического учреждения и местного агентства социального обеспечения, обслуживающего детей, подвергшихся жестокому обращению. Истории злоупотреблений (или их отсутствие) были проверены на основе анализа клинических и юридических записей.У всех участников было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное. Родители или законные опекуны детей дали информированное согласие как на разглашение информации, так и на участие детей.

Стимулы.

Две позы (женщина и мужчина, показанные на рис. 1) были выбраны в качестве прототипов изображений из серии опубликованных фотографий (18). Изображения прототипа были отсканированы до 213 × 480 пикселей и преобразованы для получения линейного континуума изображений между двумя конечными точками.Для каждого континуума соответствующие анатомические области, такие как рот, глаза, нос и линия роста волос, использовались в качестве контрольных точек. Чтобы создать морфированное преобразование, пиксели вокруг ключевых точек были изменены с их позиций в начальном изображении на их позиции в конечном изображении, а их цвета были преобразованы из одного изображения в другое с помощью процедуры тесселяции Делоне, основанной на линейной триангуляции элементов. . Важной особенностью этой процедуры является то, что контрольные точки смещаются на равный процент от общего расстояния между их начальным и конечным положениями.

Порядок действий.

Каждый участник выполнил два отдельных экспериментальных задания, одно касалось различения, а другое — идентификации изображений лиц. В обеих задачах изображения лиц были представлены в случайном порядке, так что исследуемый континуум не был очевиден для испытуемого (например, счастье → страх → сердитый → грустный → счастливый). В задании на распознавание ABX испытуемые просматривали две картинки (A и B), которые различались на два шага или 20% приращения (например.g., A = 0% изображения и B = 20% изображения). Третье лицо (X) было идентично либо A, либо B. В половине испытаний лицо X было тем же выражением, что и лицо A, а на другой половине лица B. Этот порядок был уравновешенным. Каждая из девяти возможных пар изображений была представлена ​​в каждом из четырех порядков (ABA, ABB, BAA, BAB), что дало 144 испытания. В начале каждого испытания был предъявлен центральный крест фиксации на 250 мс, за которым следовал пустой интервал 250 мс, а затем три последовательных лица из одного континуума по 750 мс каждое.Каждое лицо имело горизонтальный угол зрения 16 ° и вертикальный угол обзора 10 ° (примерно половину размера лица взрослого человека, если смотреть с того же расстояния). Участники ответили, используя сенсорный монитор ELO Graphics (Фремонт, Калифорния).

После выполнения задания ABX дети выполнили задание на идентификацию, в котором они определили выражение каждого изображения лица. Каждое испытание начиналось с креста центральной фиксации, отображаемого на 250 мсек, за которым следовал пустой интервал 250 мсек.В каждом испытании изображение лица оставалось в поле зрения до тех пор, пока не был получен ответ. Задача участника заключалась в том, чтобы решить, на какую эмоцию больше всего похоже лицо, прикоснувшись к одной из двух меток, появившихся под изображением на сенсорном мониторе. Каждое из 44 преобразованных лиц и лиц-прототипов было представлено по одному с шагом 10%, не сгруппированных в соответствии с лежащими в основе континуумами, четыре (изображения 0–3 и 7–10) или восемь (изображения 4–6) раз, что дало 224 полные испытания.

Анализ данных.

Чтобы измерить идентификацию детей каждого изображения лица, мы подобрали логистические функции для каждого континуума для каждого человека, используя следующую формулу: где x — сила сигнала, а P — вероятность идентификации. Были оценены четыре параметра: a — средняя точка функции, 1/ b — наклон, а c и d представляют нижнюю и верхнюю асимптоты, соответственно. Граница категории оценивается путем вычисления значения сигнала, соответствующего P = 0.5. Чтобы получить более надежные оценки, мы сгруппировали данные из смежных категорий, в которых было небольшое количество испытаний (изображения 0 + 1, 2 + 3, 7 + 8, 9 + 10). Средние значения границ категорий и стандартные ошибки для каждой группы представлены в таблице 1. Наблюдаемые данные и подобранные функции нанесены на график для каждой группы на рис. 2. Крутые наклоны идентификации свидетельствуют о категориальном восприятии, тогда как пологие наклоны предполагают, что эмоция воспринималась сильнее. непрерывно (см. рис. 2). На рис. 3 мы отображаем среднее значение наблюдаемой способности различения для каждой группы как правильную пропорцию.Поскольку ABX представляет собой процедуру с двумя альтернативами и принудительным выбором, она обеспечивает беспристрастную оценку дискриминации. Вероятность выполнения составляет 50%, поэтому на рис. 3 очень четко показано, где на каждом континууме наблюдались пики дискриминации.

Таблица 1

Оценки порога восприятия (стандартная ошибка)

фигура 2

Результат задания на идентификацию эмоций для каждой пары эмоций. Ордината относится к доле испытаний, в которых ответы соответствовали идентичности второй эмоции в паре относительно первой эмоции в паре (например,g. для пары «счастье – страх» сила сигнала 1 = 90% счастья / 10% страха, тогда как сила сигнала 9 = 10% счастья / 90% страха). Данные для контроля показаны сплошными линиями, а данные для детей, подвергшихся насилию, — пунктирными линиями. Горизонтальная пунктирная линия на P = 0,50 построена, чтобы помочь определить порог для каждой группы. Данные для всех четырех континуумов эмоций показывают явное изменение суждений об идентичности в зависимости от изменений интенсивности стимула. Однако дети, подвергшиеся насилию, переоценивали гнев по сравнению со страхом и печалью.

Рисунок 3

Результат задания на распознавание эмоций для каждой пары эмоций. Показатели различения для четырех континуумов эмоций отображаются как пропорции, правильные для последовательных пар лиц вдоль каждого континуума. Вероятность выполнения (0,5) указывает на то, что детям было трудно различать два образца стимула. Как видно, обе группы детей показали пики дискриминации для пар морф в центре континуумов. Во всех четырех условиях оценки дискриминации были выше для пар лиц на предсказанных пиках, чем для пар вблизи прототипов.Средние показатели дискриминации для детей контрольной группы показаны сплошными линиями, а данные для детей, подвергшихся насилию, — пунктирными линиями. Для контрольных групп пиковые показатели дискриминации были близки к средней точке каждого континуума. Границы категорий восприятия детей, подвергшихся насилию, отличались от контрольных только континуумами, включающими гневные выражения лица. Сдвиг пиковых показателей дискриминации у детей, подвергшихся насилию, по сравнению с контрольной группой отражает более широкую перцептивную категоризацию гнева по сравнению со страхом и грустью соответственно.

Результаты

И дети, подвергшиеся насилию, и контрольная группа показали явный сдвиг в идентификации эмоциональных выражений (рис. 2). ANOVA, выполненный на оценках границ категорий, выявил значимое взаимодействие группы × эмоции [ F, (3,99) = 25,27, P <0,0001]. Для континуумов счастья-печали и счастья-страха границы категорий были близки к середине континуумов. Однако для двух континуумов, включающих гнев, оценочные границы категорий для контрольной группы были ниже, чем предполагалось, тогда как границы для группы, подвергшейся насилию, были выше (Таблица 1).Идентификационные данные свидетельствуют о том, что элементы контроля имели тенденцию недооценивать гнев, в то время как дети, подвергшиеся насилию, переоценивали гнев. Однако этот сдвиг не является окончательным, потому что он может быть артефактом реакции принудительного выбора. Если стимулы в континууме по-разному классифицируются детьми, подвергшимися жестокому обращению, мы должны наблюдать дифференциальные пики в задаче различения для двухэтапной пары изображений, которая охватывает границу восприятия.

Как и предполагалось, точки, в которые две группы детей поместили границы категорий для выражения лица, различались: дети, подвергшиеся насилию, демонстрировали сдвиг границ категорий восприятия гнева по сравнению с детьми, не подвергавшимися жестокому обращению (рис.3). Кроме того, пары лиц по обе стороны от пиков могут частично пересекать границы категорий. Поскольку пересечение границы категории должно вызвать повышение точности, мы ожидаем, что эти пары также будут более легко различимы, чем пары, полностью входящие в категорию. Это ожидание, кажется, оправдалось. Таким образом, дети, подвергшиеся насилию, демонстрировали границы категорий, эквивалентные контролю, когда различение континуума счастья смешивалось со страхом и печалью. Однако у этих же детей проявлялись разные границы категорий, когда различение злых лиц смешивалось либо со страхом, либо с грустью.

Обсуждение

Настоящий эксперимент представляет собой строгий эмпирический тест восприятия эмоций у детей, в котором оценка как идентификации, так и способности распознавания была измерена у одних и тех же людей. Эти данные предполагают влияние опыта на формирование перцептивных представлений об эмоциях. Альтернативная гипотеза состоит в том, что в основе как восприятия эмоций, так и риска жестокого обращения лежит некая скрытая генетическая переменная у ребенка, а не опыт.Хотя этот эксперимент не может исключить такую ​​возможность, вероятность генетических эффектов, объясняющих как насилие, так и восприятие эмоций, кажется небольшой. Во-первых, дифференциальный эффект, наблюдаемый у детей, подвергшихся насилию, по-видимому, характерен для одного выражения лица. Во-вторых, недавнее исследование поведенческой генетики (19) предполагает, что отрицательные последствия жестокого обращения с детьми не могут быть объяснены генетическими факторами. В-третьих, социально-демографические и семейные переменные, за исключением жестокого обращения, были чрезвычайно похожи между двумя исследуемыми группами детей.

Короче говоря, специфика этих эффектов имеет решающее значение: дети, подвергшиеся жестокому обращению, не отличались от детей контрольной группы в их способности идентифицировать отдельные образцы эмоций или в различении эмоций, не связанных с гневом, эмоцией, которая может быть ключевым сигналом окружающей среды в эти детские среды. Как и большинство детей, дети, подвергшиеся насилию, получают огромное количество информации об окружающей их среде в виде эмоциональных сигналов. Мы предположили, что аффективная среда ребенка, подвергшегося насилию, может включать эмоциональные сигналы, которые существенно отличаются от детей, которые не подвергались насилию.В условиях жестокого обращения в семье гнев может стать особенно заметным для детей, если он связан с агрессивными вспышками высокой интенсивности или травмами. Гнев также может проявляться чаще, если агрессия и враждебность являются хроническим межличностным паттерном в семье. Мы рассматриваем эффекты, наблюдаемые в настоящем исследовании, как отражение адаптивного процесса для детей, подвергшихся жестокому обращению, что позволяет им лучше отслеживать эмоциональные сигналы гнева в окружающей среде. К сожалению, цена такого процесса может заключаться в том, чтобы переоценить сигналы как угрожающие и, возможно, сделать неверные суждения о других выражениях лица.Расшифровка аффективных сигналов в социальных контекстах представляет собой чрезвычайно сложную учебную проблему для всех детей. Обучение распознаванию и пониманию значения выражений эмоций на лице может зависеть от их значимости и / или относительной частоты. Тем не менее, относительная частота или перцептивная значимость сами по себе не могут быть наиболее эффективными путями к обучению распознаванию эмоций. Вместо этого компетентность может быть легче достигнута посредством более сложного ассоциативного обучения, такого как эффективное объединение сигнала — в данном случае выражения лица — с результатом.

Было бы полезно изучить описанные здесь различия в парадигмах, которые могли бы объяснить нейронные механизмы, лежащие в основе категоризации эмоций. Напр., Настоящие результаты согласуются с исследованиями, предполагающими экспериментальную податливость нейронных цепей, лежащих в основе модификации префронтальных нейронов (20–22). Однако префронтальная кора, безусловно, не единственная область мозга, вовлеченная в столь сложные когнитивные задачи, как категоризация эмоций. Другие структуры, вероятно, имеют отношение к эмоциональному функционированию детей, такие как структуры височных долей и нижняя височная кора, которые могут лежать в основе хранения воспоминаний и ассоциаций, относящихся к восприятию эмоций, а также эффектов внимания на веретенообразную извилину, участвующих в развитии сети экспертов по лицам (23–26).

Дальнейшее понимание нейронных механизмов, участвующих в восприятии эмоциональных выражений, может помочь объяснить, когда и какие виды обучения эмоциям происходят в процессе развития. Мало что известно о том, как эмоциональные выражения представлены в развивающемся мозгу. Независимо от того, являются ли механизмы, используемые для восприятия и категоризации эмоций, биологически специфическими, приобретенными через опыт, специализированными для этой цели или обобщенными для различных видов обучения, очевидно, что какое-то обучение, уточнение или уточнение на основе опыта должно происходить. в зависимости от значимости различных аффективных сигналов в окружающей среде.

Благодарности

Мы благодарим Анну Бехнер за помощь в сборе данных, Ричарда Эслина, Джеймса Даннемиллера и Фредерика Вайтмана за советы и обсуждения, а также Крейга Рипстата за программирование. Набор детей для этого исследования был бы невозможен без помощи Роберта Ли из Департамента социальных служб округа Дейн, штат Висконсин, доктора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *