Разное

Современным: Как быть современным • Arzamas

03.03.1981

Содержание

Как быть современным • Arzamas

У вас отключено выполнение сценариев Javascript. Измените, пожалуйста, настройки браузера.

КурсКак понимать живопись XIX векаЛекцииМатериалы

Как изображать куртизанок и денди, чем уникальны их улыбки и что нужно делать, чтобы не потерять ощущение фантастичности жизни

Шарль Бодлер. Фотография Надара. 1855 год © Wikimedia Commons

В 1863 году Шарль Бодлер, известный читающей публике XIX века в первую очередь как литературно-художественный критик и переводчик, опубликовал эссе «Художник современной жизни», в котором сформулировал новые требования к изображению окружающей действительности. По мнению Бодлера, чтобы адекватно рассказывать о современности, художникам следует отказаться от бесплодного изображения античных богов и обратиться к реальности — складкам женского платья, дворовым собакам и крестьянским детям. Примером для подражания Бодлер считал графика Константена Гиса, чье имя характерным образом сегодня малоизвестно.

Основные соображения о том, как следует работать современному художнику, содержатся в главе «Дух современности»:

«Если мы окинем беглым взглядом выставки современной живописи, мы удивимся общей для всех художников склонности изображать своих персонажей в старинной одежде. Почти все они предпочитают костюмы и мебель эпохи Возрождения, подобно тому как Давид использовал костюмы и мебель Древнего Рима. Разница, однако, в том, что Давид, изображая исключительно древних греков и римлян, не мог одеть их иначе как на античный манер, а современные художники выбирают общие типажи, соотносимые с любой эпохой, но рядят их в средневековые, ренессансные или восточные одежды. Это явный признак творческой лени: куда удобнее заявить, что в одежде данной эпохи абсолютно все уродливо, чем попытаться извлечь таящуюся в ней скрытую красоту, какой бы неприметной и легковесной она ни была. 

Новизна составляет переходную, текучую, случайную сторону искусства; вечное и неизменное определяет другую его сторону. Каждый из мастеров прошлого отражал свое время; на большинстве прекрасных портретов, дошедших до нас от минувших веков, мы видим костюмы тогдашней эпохи. Они отмечены совершенной гармонией, ибо и одежда, и прическа, и даже поза, взгляд и улыбка (каждой эпохе присущи своя осанка, свой взгляд и улыбка) спаяны в них в единое и полнокровное целое. Мы не вправе презирать или отбрасывать этот элемент преходящего, летучего и бесконечно изменчивого. Устраняя его, мы впадаем в пустоту абстрактной и безличной красоты, подобной красоте единственной женщины до грехопадения. Если костюм, соответствующий изображаемой эпохе, подменить другим костюмом, неизбежно возникает противоречие, единственным оправданием которого может служить только намеренный маскарад, свойственный данной моде. Вот почему богини, нимфы и султанши на портретах XVIII века имеют лишь психологическое сходство со своими моделями.

Канкан. Рисунок Константена Гиса. XIX век © Wikimedia Commons

Нет спору, весьма полезно изучать искусство прошлого, чтобы совершенствоваться в мастерстве, но это мало что дает тем, кто стремится понять характер современной красоты. Складки тканей на картинах Рубенса или Веронезе не научат вас писать „античный муар“, „атлас королевы“ или иную материю, выпускаемую нашими фабриками, которую вздымает и покачивает кринолин или накрахмаленные нижние юбки. И сами ткани, и их фактура теперь совсем иные, чем в старинной Венеции или при дворе Екатерины. К тому же покрой юбки и лифа совершенно изменился, складки располагаются иначе, и, наконец, осанка и поступь современной женщины придают платью неповторимость и своеобразие, благодаря которым ее не спутаешь с дамами былых времен. Словом, чтобы любое явление современности могло со временем стать своего рода античностью, нужно извлечь из него таинственную красоту, которой невольно наполняет его живой человек. Эта-то задача главным образом и занимает г-на Г. <…>

Экипажи и гуляющие на Елисейских Полях. Рисунок Константена Гиса. XIX век © Musée du Louvre

Постоянное соотношение того, что называют душой, с тем, что называют телом, прекрасно объясняет, каким образом материальное отражает и всегда будет отражать то духовное, которое его определяет.

Если какой-либо живописец, терпеливый и добросовестный, но не обладающий богатым воображением, задумав написать современную куртизанку, вдохновится (так у них принято выражаться) куртизанкой Тициана или Рафаэля, его работа почти наверняка окажется фальшивой, двусмысленной и смутной. Изучение шедевра ушедших в прошлое эпохи и жанра не поможет ему понять манеру держаться, взгляд, выражение лица и общий облик созданий, которым переменчивый городской жаргон последовательно присваивал грубые или игривые звания падших женщин, содержанок, лореток и дам полусвета.

То же самое применимо к изображению военного, денди и даже животного, собаки или лошади — словом, всего, что составляет внешние приметы века. Беда тому, кто в античном искусстве ищет что-либо, кроме чистого искусства, логики и общего метода! Погружаясь в давно минувшее, он утрачивает связь с настоящим, отвергает ценности и преимущества, которые дает нам преходящая реальность, ибо почти вся наша самобытность определяется той печатью, которую накладывает на наши ощущения время. Читатель понимает, конечно, что я мог бы легко доказать свои положения на множестве примеров. Что бы, например, сказали вы о маринисте — я беру самый крайний случай, — который, задумав изобразить скупую и сдержанную элегантность современного корабля, стал бы утруждать свои глаза изучением перегруженных деталями замысловатых форм, массивной кормы и сложной оснастки парусника XVI века? А что подумали бы вы, если бы живописец, которому вы поручили изобразить чистокровного коня, знаменитого призера скачек, замкнулся в созерцании музеев и наблюдал лошадей только на полотнах минувших времен — у Ван Дейка, Бургиньона или Ван дер Мейлена? <…>

У большинства из нас, особенно у людей деловых, в чьих глазах природа не существует вовсе, разве что она способствует их выгоде, ощущение фантастичности реальной жизни чрезвычайно притуплено. А г-н Г. неутомимо и непрестанно впитывает ее, и память его и глаза полны ею».  

Источники

  • Бодлер Ш. Об искусстве.

    М., 1986.

Теги

XIX век

Новый курсПортрет художника эпохи СССР

Признанные и непризнанные, официальные и неофициальные, оставшиеся и уехавшие — как жили и работали советские художники второй половины XX века

Хотите быть в курсе всего?

Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится. Мы обещаем писать редко и по делу

Курсы

Все курсы

Спецпроекты

Лекции

17 минут

1/8

«Клятва Горациев» Жака Луи Давида

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

Читает Илья Доронченков

Как художник поднялся на волне патриотизма и создал эталон гражданской доблести

14 минут

2/8

«Плот „Медузы“» Теодора Жерико

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

Читает Илья Доронченков

Как сенсационное кораблекрушение обросло политическими и общечеловеческими смыслами

16 минут

3/8

«Свобода, ведущая народ» Эжена Делакруа

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

Читает Илья Доронченков

Как абстрактная свобода воплотилась в живой полуобнаженной красавице

14 минут

4/8

«Расстрел повстанцев» Франсиско Гойи

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

Читает Илья Доронченков

Как художник остановил мгновение перед казнью и сделал из предсмертного выкрика историческое событие

11 минут

5/8

«Возрасты жизни» Каспара Давида Фридриха

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

Читает Илья Доронченков

Как меланхолическая природа прорвалась в инобытие

15 минут

6/8

«Утро стрелецкой казни» Василия Сурикова

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

Читает Илья Доронченков

Как художник написал главную трагедию истории, разделил народ и государство и стал русской гордостью

12 минут

7/8

«Похороны в Орнане» Гюстава Курбе

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

Читает Илья Доронченков

Как парижан шокировала провинция — неизвестная, необъятная и неприукрашенная

17 минут

8/8

«Бар в „Фоли-Бержер“» Эдуарда Мане

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Читает Илья Доронченков

Как нарушить законы пространства, превратить девушку в товар и научить всех любить современность

Материалы

Знаете ли вы живопись XIX века?

Простой тест по курсу Ильи Доронченкова

Илья Доронченков: «Художники — орден, который понимает друг друга»

Что умеет компьютерное искусствоведение

Удалить с картины лишнего Аполлона и узнать Ван Гога по мазку

Художник Давид — изобретатель зиги

Откуда на картине «Клятва Горациев» вскинутые руки

Как сон разума стал рождать чудовищ

Мрачный Гойя переизобрел уютный жанр каприччо

«Похороны в Орнане»: кто все эти люди

Интерактивная схема картины Курбе

Как Наполеон создал нации Европы

Историк — о появлении национализма, образе врага, мамлюках и казаках

Все измы XIX века

Течения в живописи от классицизма до постимпрессионизма

Альтернативная история живописи XIX века

Восемь очень странных картин

Арт-директор сожжения
врагов народа

Патриотизм по Жаку Луи Давиду

«Меня не заставят
делать что-либо
в ущерб славе»

Признания зазнайки Давида

Лувр за 554 секунды

Герои Годара, Бертолуччи и другие участники пробежек по музеям

Что не попало на картину Давида

Эпизод из классической римской истории как образец гражданского патриотизма

Гибель «Медузы» в цифрах

Человеческие жизни, стоящие за картиной Жерико

Как Парижский салон вершил судьбы художников

Скандалы, интриги и изобретение платы за вход

Богиня Свободы

История актрисы, ставшей символом Французской революции

Французская революция 1830 года в десяти картинах

История «Трех славных дней»

Где Делакруа?

Игра: найдите среди персонажей «Плота „Медузы“» юного Эжена

Жизнь Гойи в автопортретах

От придворного художника до пожилого эмигранта

Как избавиться от меланхолии

Медицинские советы из 1621 года

Правила жизни немецкого романтика

Зачем нужны польки, что общего у честности с супом и о чем говорить с англичанами

Романтическая дружба
немецкого художника
с русским поэтом

Жуковский и Фридрих

Радио романтика

Треки, которые могли оказаться в плеере Байрона и Гофмана

За что любить Сурикова?

Объясняет искусствовед Галина Ельшевская

Что мешало Сурикову написать нормальную картину

Как жилищный вопрос испортил «Утро стрелецкой казни»

Русский бунт в 18 картинах

Восстание Пугачева, хованщина и другие кровавые события русской истории

«Боже мой, как это безобразно!»

Шокированные критики о Гюставе Курбе

Размер имеет значение

«Похороны в Орнане» в ряду самых больших картин мира

Как быть современным

Что делать, чтобы не потерять ощущение фантастичности жизни: совет Бодлера

Как правильно, Моне или Мане?

Путаница, скандал, поиски денег: подробности отношений художников-омофонов

Как стать искусствоведом

Восемь книг, без которых немыслимо заниматься историей искусства

Семиотика революции

Словарь бунтарской символики: от петуха до Марсельезы

«Возлюбленный души моей. ..»: пять писем Гойи

Пять писем Гойи влюбленному в него другу детства

«Черная живопись» из Дома глухого

История самых необычных картин Гойи

Проститутки, котики и дедушка Дуров

Чем заняться в «Фоли-Бержер», если вы Мане или Золя

Плагиаты Мане

Найдите десять отличий

Каннибализм, скорбь и другие подступы
к «Плоту „Медузы“»

Генезис картины Жерико

Руки, головы и другие отходы производства художника

Наброски к «Плоту „Медузы“»

Детство, отрочество, юность

Живописный сюжет «Возрасты жизни»: Фридрих и не только

От Делакруа до «Родины-матери»

Инфографика: путешествие женщины‑воительницы по изобразительному искусству

Музыка на руинах Помпеев

Концерт Pink Floyd в невероятном пейзаже

О проектеЛекторыКомандаЛицензияПолитика конфиденциальностиОбратная связь

Радио ArzamasГусьгусьСтикеры Arzamas

ОдноклассникиVKYouTubeПодкастыTwitterTelegramRSS

История, литература, искусство в лекциях, шпаргалках, играх и ответах экспертов: новые знания каждый день

© Arzamas 2022. Все права защищены

Что сделать, чтобы не потерять подписку после ухода Visa и Mastercard из России? Инструкция здесь

что значит быть современным — T&P

Есть универсальная модель, по которой существует и изменяется все, что создано человеком. Любой предмет и понятие проходят несколько этапов развития, и в этом смысле быть современным — значит осознавать, на каком из них находится то, чем вы занимаетесь. Медиаменеджер и литератор Демьян Кудрявцев рассказал о современном состоянии медиа и о том, что такое современность в принципе. T&P записали главное.

Демьян Кудрявцев
Поэт, прозаик, медиаменеджер, владелец газет The Moscow Times, «Ведомости» и агентства «Ясно Communication Agency», бывший генеральный директор ИД «Коммерсантъ»

Современный человек

Время — это последовательность важных для нас событий. Когда мы говорим, что время ускорилось и стало более плотным, это означает, что повысилась частота событий, которые мы считаем значимыми. Но общего времени нет. Определенному сообществу (нации, поколению) в едином информационном потоке, общем культурном и понятийном пространстве кажется, что эти события произошли. Для людей, одновременно живущих в другом измерении, никаких событий не происходило, поэтому они не могут быть современными.

У меня есть «Единая теория всего», которая гласит: все процессы и явления на свете подчиняются одному закону.

Сначала понятие существует как одно для всех, потом несколько — для избранных, затем много — для всех, потом много — для каждого, после чего перестает быть самим собой.

Пример: у древнего народа или племени одни песочные часы на всех. По мере роста и укрепления городов появляются часы на башнях. Затем богатые семьи в родовых замках обзаводятся напольными часами. Потом появляются карманные часы, и их становится много для всех, а затем у каждого человека появляется несколько часов: на руке, в телефоне, дома, в машине и т. д. В итоге часы исчезают, передав свою функцию какому-то другому предмету — например, телефону, который делает еще кучу разных дел.

Человеческое сознание и рефлексия развиваются по тому же принципу. Первобытный человек не отделяет себя от рода. По мере развития цивилизации обособляются семьи. Потом человек становится равен себе, начинает отторгаться от рода, семьи и народа. А затем начинает понимать, что у него «много часов»: дома с детьми он один, на его любимых толкинистских встречах — другой, а в офисе у него третья роль. Аристократ XVI века по отношению к своим детям, крестьянам и долгу был одним и тем же человеком. А сегодня каждый из нас — это десять разных людей. И когда-нибудь наше сознание перестанет быть таким, каким мы его знаем: мы сможем отдавать его другому телу, записывать на жесткий диск или отключать в нем ненужные функции.

Быть современным — значит понимать, на каком из этапов находится сейчас интересующее вас явление.

Если вы, как я, работаете в медиа, то сегодня все этапы уже пройдены и скоро настанет последний, когда медиа перестанет быть собой. Если вы бьетесь головой о стену в поиске новой модели монетизации, это не имеет никакого значения, потому что то, что вы строите сегодня, завтра просто перестанет существовать. Это лучше всего видно по истории носителей: я, например, видел зарождение, расцвет и исчезновение лазердисков, помню бетакамы, на них работали огромные индустрии, но они исчезли.

Однако нет дня, в который мы просыпаемся и понимаем, что перешли из точки А в точку Б. Функции часов перешли к телефонам, но многие продолжают носить наручные часы. Хотя никому не придет сегодня в голову сказать, что создание механических часов — это современный бизнес.

Помимо того, что происходит на самом деле, есть еще наше представление об этом. Представление подчиняется диалектическим законам — например, то, что нас волнует, подчиняется закону отрицания отрицания. Давайте посмотрим, как с точки зрения отрицания отрицания менялось восприятие, допустим, отношений полов. Великая французская революция рождает свободу в этом вопросе (пусть и только для просвещенного класса). Человек начинает осознавать себя как отдельность, и в этой отдельности его интересуют отношения с другим полом — именно свободные. Недаром многие просветители считались распутниками. Медленный ответ на это — викторианское пуританство, царившее необычайно долго. Ответом на него становится раскрепощенность и вольность 1910–20-х годов, а затем, в 1950-е годы, возвращение к пуританству, против которого начался бунт — сексуальная революция 1968 года. Так на каждом новом этапе человечество отрицает предыдущий опыт.

Мой любимый пример в политике — польский президент Квасьневский, который сидел у себя дома и писал на листке бумаги, чего хочет польский народ. Польский народ не хочет того, что он имел последние 10 лет. Что он имел последние 10 лет? Леха Валенсу. Отлично — значит, находим антонимы всему, что говорил Лех Валенса, баллотируемся от Социалистической партии, обещаем вернуть в страну порядок и всеобщее процветание и приходим к власти (и не делаем приблизительно ничего: развиваем мощнейшими темпами польский капитализм).

Но человеческая реакция всегда запаздывает. Соответственно,

быть современным с точки зрения процесса — это одно, а быть современным с точки зрения отношения — совсем другое.

Пример из Толстого: Николай Ростов, брат Наташи Ростовой, — прекрасный человек. У Ростова был разбитый о морды мужиков перстень, который он носил, чтобы напоминать себе, что негоже бить мужиков. С одной стороны, тогда еще существовало представление о том, что бить их нужно — ну, потому что как иначе? С другой стороны, это уже становилось неприличным. Когда описываешь это с отступом в 50 лет, как делает это Толстой, ты завтрашним зрением из отмененного крепостного права показываешь, что наше время появилось тогда, когда Николай Ростов задумался о том, что негоже бить мужиков.

Современный человек — это человек, осознающий себя во времени, видящий ситуацию в широком контексте и смотрящий вперед.

Современный политик

Современен ли Путин? В 1998 году как политик он был, безусловно, современным. Поколение, которое хотело свобод, рынка и отсутствия правил, победило в 1987–1988 годах, доказало свою победу в 1991 и 1993 году, а к 1998 году исчерпало запас ожиданий и побед. Российский народ устал от разрухи и того, что он считал либеральной моделью. Он хотел человека, который скажет крепкие слова, но без чудовищных изменений: во-первых, от изменений тоже все устали, во-вторых, никто уже не был готов отдавать полученное в 1990-е: приватизированные квартиры, цветочные киоски, акции дурацких компаний. Страна желала обмануться, хотела порядка — Путин соответствовал этим ожиданиям и был чудовищно современным на тот момент человеком.

Просто за 18 лет он стал другим, перестал быть современным, и общество изменилось. Кстати, с Толстым произошла такая же история. Впрочем, я не знаю ни одного человека, с которым эта история не произошла бы.

С нынешним уровнем развития медицины, чтобы оставаться современным, нужно очень вовремя умереть. Кто в России в последние 15 лет продает больше всего легальных музыкальных альбомов? Виктор Цой.

С другой стороны, Борис Немцов был ужасно несовременным человеком все 2000-е — но современность меняется, и он снова стал современным. В этом смысле у России есть еще отдельные циклы, которые не поддаются общим законам, но уже стали законом местным.

Современное медиа

Медиа — производная от современности. Современность заканчивается, когда ей на смену приходит новая современность, медиа становятся старыми, когда кто-то их сметает. С медиа последнего десятилетия это еще не произошло. Классическое актуальное медиа — журнал «Монокль», флагман хипстерского движения. Хипстеры уже все внуками обложены, но ничего нового нет.

Современность не всегда достигается в основном виде твоей деятельности, иногда это побочное явление. Три года назад The Boston Globe ввела адаптивную верстку, и все вдруг начали его читать, хотя кого интересует Бостон? Часто таким побочным явлением становится рождение нового языка, новой интонации, а затем этот новый язык тебя тянет: ты уже давно продался, заленился, пишешь всякую ерунду, но ты внутри актуального способа высказывания, и потому еще держишься.

Как издатель я ненавижу молодежные издания: там все слишком стремительно меняется. Вкладываешь в маркетинг, в создание нового языка, в новых героев. А изданию исполняется 14 — и все это больше не интересно. Вот с журналом «Дача» или «Охота и рыбалка» не так: чем люди старше, тем дольше они будут это читать.

Интересно говорить про медиа как форму существования коммуникации. Забудьте про медиа как бизнес, оставьте это тем несчастным, которые не научились ничему другому!

Куда мигрируют медиа? Плевать. В Советском Союзе не было инстаграма, но мы как-то знали, кто звезда, а кто нет. Алишер Усманов печатал пластиковые пакеты в подпольном цеху, с одной стороны — Алла Пугачева, с другой стороны — Михаил Боярский: если покупают, значит, они и есть звезды. Ни в коем случае нельзя думать (если только вы не заняты IT-технологиями или не работаете в корпорации, где вам поручили об этом думать) о том, куда мигрируют медиа, —надо думать, какую человеческую потребность вы можете удовлетворить.

Например, сегодня в социальных сетях реализуется коммуникация реакций. Возможность реагировать и быть частью создания инфоповода — это то, чего мы были лишены со времен афинского полиса, когда любой человек мог прийти и напрямую участвовать в обсуждении. Когда нас стало так много, что это стало невозможно, мы на сотни лет были лишены подобного механизма, который теперь нам снова дали. Поэтому мы больше не хотим слышать никакие медиа, мы хотим, чтобы слышали нас.

Единственное, чего вообще хочет человек, — это чувствовать свою общность и отдельность. Хочет знать, что он жив и что он часть чего-то.

Помещик, который бьет мужиков по мордам так, что перстень ломается, идет потом Пушкина читать не потому, что ему это чтение важно, а потому, что это делает его частью общности, подписанной на журнал «Современник», а с ней и частью всей читающей России. То, что он бьет крестьян, не делает его частью всей России, потому что это не отрефлексированное действие. А то, что он Пушкина читает, — делает.

Социальные медиа прекрасно удовлетворяют эти потребности. А в русском сознании слово — единственный способ это понять. Где-то это устроено иначе, у кого-то есть невербальные способы осознания общности, но Россия текстоцентрична. Под текстом я имею в виду все, что можно под ним иметь в виду: новость аналитика, комментарии под этой новостью, личная жизнь редактора, который запостил эту новость, и комментарии, а также реакция на эту личную жизнь — вот он, гипертекст.

Мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений. Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции. Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.

Читайте нас в Facebook, VK, Twitter, Instagram, Telegram (@tandpru) и Яндекс.Дзен.

Смотрите также

Что значит успех: какие вызовы стоят перед современным человечеством

Общество уходит от вертикалей и доминант в общении между людьми, будь то бизнес или семья, уверен миллиардер Рубен Варданян. Кардинальная смена парадигмы межличностных отношений (в бизнесе, семье или обществе), а именно уход от вертикалей и доминант — один из самых мощных вызовов современности. Он, в свою очередь, подпитывается чередой других серьезных вызовов

«Кто ты?» — это вопрос, который мне, пожалуй, чаще всего задают. Еще 20 лет назад ответ был бы простым и понятным: инвестиционный банкир. Десять лет назад этот вопрос тоже не вызвал бы трудностей: бизнесмен и филантроп. Сейчас я представляюсь социальным предпринимателем. И это нередко вызывает недоумение: слова «социальный» и «предприниматель» как будто конфликтуют. Требует объяснения и другая моя роль — «человек, который объединяет людей вокруг интересных идей». Как эта профессия называется? Коннектор и катализатор? Такой пока нет в общепринятом понимании. Но запрос на объединение людей и идей есть.

У меня более 60 проектов разного статуса — коммерческие, благотворительные, смешанные.

И все эти проекты партнерские: где-то я старший партнер, а где-то младший. Единого доминирующего центра нет, как нет и жесткой иерархии. Вместо этого обширные горизонтальные связи и коллегиальное принятие решений.

Кардинальная смена парадигмы межличностных отношений (в бизнесе, семье или обществе), а именно уход от вертикалей и доминант — один из самых мощных вызовов современности. Он, в свою очередь, подпитывается чередой других серьезных вызовов. Какие-то из них меня беспокоят, какие-то вдохновляют, но они уже данность. И тут, помимо эмоциональной реакции, важна рефлексия.

Медвежья услуга: пять главных ошибок богатейших филантропов

Я назову пять значимых вызовов. Надеюсь, через их объяснение придет и лучшее понимание моих нынешних ролей. Понимание, что они сформированы не прихотью, а новой реальностью.

1. Атака технологий. В январе 2021 года социальные сети дезактивировали аккаунты Дональда Трампа. Мы не обсуждаем, хороший он или плохой. Важен факт: частные компании отключили от возможности коммуницировать президента одной из могущественнейших мировых держав, решив, что он обманывает.

На наших глазах произошла революция: вдруг выяснилось, что технологические компании обладают такой мощью и властью, что могут отключить любого из нас без всяких объяснений. Возникает фундаментальный вопрос: кто принимает решение?

Twitter, Google, Facebook создали виртуальный мир, по значимости сопоставимый с реальным (а временами, возможно, его и превосходящий). В этом мире мы проводим огромное количество времени. Я не любитель гаджетов, но все же провожу четыре часа в день в интернете. Большая часть моей жизни оказалась в пространстве, которое не регулируется. Возникают этические вопросы и проблемы. Кто будет богом в цифровом пространстве? Станет ли искусственный интеллект новой религией? Алгоритмы уже решают, что правильно, что нет. Кинорежиссер Тимур Бекмамбетов столкнулся с неприятной ситуацией: YouTube стал блокировать его контент. Он обратился в Google, где ему ответили: «Мы не знаем, почему алгоритм отключает вас…»

Общения становится больше — через социальные сети, мессенджеры, но люди все чаще чувствуют себя одинокими. Многие из нас остаются один на один с алгоритмами, с огромным информационным потоком, который обрушивается подобно водопаду. И тут важно объединиться с теми, кому доверяешь, с кем можешь общаться регулярно и что-то делать вместе. Это могут быть небольшие сообщества людей из разных областей деятельности. В таких сообществах нет жесткого центра, есть только связанные друг с другом узловые точки. По такому принципу построена работа в пространстве для сообществ Noôdome, в бизнес-клубе «Атланты» и клубе выпускников бизнес-школы «Сколково».

Тратят карманные деньги на благотворительность: как тинейджеры и студенты становятся филантропами

2. Кризис доверия. Доверие, как здоровье: пока оно есть, ты его не замечаешь. Но стоит ему даже не исчезнуть, а ухудшиться, как тут же выступают «острые углы»: в семье и бизнесе, в личном и общественном. Отсутствие доверия замедляет и даже парализует развитие. Первые симптомы кризиса появились давно, а пандемия усугубила ситуацию.

Мы оказались в вакууме: ни семья, ни церковь, ни партии или даже корпорации больше не служат для нас опорой, нравственными ориентирами и регуляторами. Доверие к государству и прочим институтам подорвано — они в кризисе, и многие не верят, что традиционные институты могут нас защитить. И без того чувствительная тема богатства накалилась до предела: несмотря на то что во многих странах деньги обильно вливаются в экономику, в целом недовольство сегодняшним положением дел стремительно растет во всем мире.

Прошло 250 лет с тех пор, как Адам Смит написал, что ни одному обществу не суждено процветание и счастье, пока большинство людей в нем бедны. Что мы видим сейчас? Россия, как и многие развитые страны, демонстрирует увеличение разрыва в доходах разных слоев населения. Частному капиталу в новой России уже не менее 30 лет, но отголоски 1990-х все еще сильны: состоятельных людей нередко называют олигархами, а богатство — злом. Но что еще хуже — существует жесткое противостояние и внутри различных элит. Разрозненность и недоверие лишают нас возможности создать экосистему, в которой жилось бы комфортно и безопасно всем. Но объединиться придется: невозможно отгородиться от общих проблем, даже создав «золотое гетто» на Рублевке или Остоженке.

В то же время две трети россиян хотят, чтобы богатые люди в нашей стране были. Больше половины жителей страны связывают с образом «богатого человека» интеллект, знания и образованность, считая при этом, что ради достижения своих целей богатые готовы, что называется, идти по головам. Эти и многие другие любопытные противоречия вскрыло исследование «Портрет владельца капитала в России», проведенное Центром управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы «Сколково» (SWTC). Я уверен, что все эти непростые темы важно открыто обсуждать.

Игра в помощь: как геймеры и стримеры собирают миллионы на благотворительность

3. Смена элит. Термин «элиты» во всех странах воспринимается негативно. На конференции «Частное благосостояние в России», которая прошла в марте в бизнес-школе «Сколково», была предпринята попытка найти другое определение группам, имеющим ресурсы и рычаги влияния на принятие судьбоносных решений. Однако профессор Томас Касас заявил, что отрицать элиты — заблуждение, равно как и демонизировать их. Элиты есть в каждой стране, и они выполняют роль координаторов — «без них не бывает ни Tesla, ни «Спутника V».

В 2020 году команда Касаса выпустила первый глобальный рейтинг качества элит по 32 странам. Перед его создателями стояла задача выяснить, какие элиты увеличивают «общий пирог» (создают новые бизнес-­модели, внедряют инновации), а какие — наращивают «собственный кусок» в пироге (за счет монополизации, рентного поведения). Россия занимает в рейтинге 23-е место с преобладанием второго сценария. Касас призвал наших сограждан взращивать более качественные элиты, давая развиваться новому бизнесу.

Согласно библейскому преданию, смена поколений происходит за 40 лет. Примерно через десятилетие нас ждет «концентрированная» смена элит современной России. Произойдет полная ротация не только касты политиков и бюрократов, но и бизнес-элиты. Поколение предпринимателей, пришедшее из СССР и 1990-х и владеющее более 70% состояния нашей страны, уйдет, и обществу предстоит непростой процесс перехода к новой реальности.

Социальный предприниматель Рубен Варданян (No116, $1 млрд) считает, что рейтинг Forbes, которому почти 40 лет, морально устарел·Арсений Несходимов для Forbes

В России, по оценке нашего центра, свыше 250 000 семей владеют капиталом в $1 млн. Передачу активов следующему поколению владельцев существенно осложняют разрывы внутри самой элиты, и эти противоречия нужно не консервировать, а аккуратно разрешать, снижая их конфликтный потенциал. Передать созданное богатство и работающие бизнесы, а главное, семейные ценности и традиции нужно максимально деликатно и продуманно.

Совокупный портрет владельцев капитала будет усложняться. Помимо наследников и преемников, важную часть предпринимательского сообщества составят новые «селфмейдеры». Новая генерация бизнесменов даст беспрецедентные истории успеха, и это может привести к радикальным изменениям всего бизнес-ландшафта, а главное, изменить отношение к богатым в обществе.

Кто из миллиардеров раздал больше всего денег за свою жизнь. Рейтинг Forbes USA

4. Другое измерение успеха. Первое поколение владельцев капитала, сформированное в 1990-х, зарабатывало деньги, чтобы выжить. Второе — преемники и новые предприниматели — обеспокоено иными вопросами: интерес к делу, самореализация, забота об окружающей среде, социальное воздействие бизнеса. Количество денег отныне не доминанта. Происходит трансформация оценки успеха — от количественной к качественной.

Первый рейтинг Forbes появился почти 40 лет назад, когда журнал посчитал доходы 400 богатейших американских бизнесменов. С тех пор этот рейтинг стал одним из наиболее популярных в мире, но к нынешнему времени морально устарел, перестал соответствовать трендам. На мой взгляд, деньги — самый простой механизм оценки. Но они не могут считаться универсальным мерилом, поскольку ими невозможно измерить культуру, духовность и многие другие вещи. Меня регулярно включают в «список Forbes», оценивая примерный размер материального состояния. Но как оценить международную гуманитарную премию «Аврора», соучредителем которой я являюсь, или бизнес-школу «Сколково»?

Прибыль любой ценой уже не успех, а проблема. Подход «я даю людям работу, плачу налоги — ко мне не приставайте» больше не эффективен. Сегодня, помимо материального капитала, важен и социальный, который создается принципиально другим отношением к бизнесу. Нельзя выделять деньги на защиту окружающей среды и при этом выпускать напитки в пластиковых бутылках. Нельзя «компенсировать» колоссальный урон, наносимый природе старыми производственными мощностями и технологиями, увелечением бюджета на благотворительность.

В мире назрел запрос на способ подсчета «валюты добра». Если деньги — это «здесь и сейчас», то социально ориентированные проекты требуют другого уровня, времени и накопительного эффекта. В случае с социальными изменениями дать быструю оценку, что есть хорошо, что плохо, крайне сложно. Тем не менее я убежден, что без принципиально новой, правильной системы измерения успеха нам не удастся произвести столь необходимых изменений в общественном сознании.

Без надрыва, но с опытом: как женщины из бизнеса строят системную благотворительность

5. Слияние бизнеса и филантропии. Я часто задаю вопрос: бизнес-школа «Сколково» — благотворительный или коммерческий проект? Для тех, кто давал деньги на проект, благотворительный. Но обучение в школе платное, а это коммерческая деятельность. Восприятие школы «Сколково» как и коммерческого и филантропического проекта вызывает диссонанс, взрыв мозга.

Последние несколько лет я анализирую свои проекты. Есть коммерческие, есть благотворительные, но все больше тех, которые находятся между этими двумя полюсами — проекты с социальным воздействием и смешанным типом финансирования. Понятия «импакт-­инвестирование» и «социальное предпринимательство» еще молоды. Термин impact investments появился на Западе чуть больше 10 лет назад, а в России вошел в обиход еще позже. Но уже сегодня накопленный объем импакт-инвестиций в мире, по оценке глобальной сети GIIN, составляет $715 млрд.

Сообщество Noôdome, команда SWTC и компания PwC совместно разработали классификатор социальных проектов. В его основе лежит градация инициатив, начиная от классической филантропии (пожертвования) до традиционного бизнеса (получение прибыли), а между ними существует множество промежуточных и гибридных форм. Польза классификатора в том, что он помогает разложить портфель проектов и оценить эффективность каждого по соответствующим ему критериям, чтобы не сравнивать между собой несопоставимые вещи. К тому же он дает инвесторам возможность измерять свою деятельность.

Однако классификатор лишь инструмент. Прежде чем взяться за него, важно ответить себе на ряд вопросов.

Вопрос № 1: зачем ты живешь, как измеряешь свой успех и успех своих проектов? Моя философия с раннего возраста заключалась в том, чтобы пытаться максимально честно ответить на эти вопросы самому себе.

Вопрос № 2: что ты хочешь оставить после себя? У нас с женой Вероникой четверо детей, и для нас это не праздный вопрос. Кто-то размышляет так: «После меня хоть потоп». Кто-то оставляет все своей семье, а кто-то создает механизмы, чтобы мир стал хоть чуть-чуть лучше. Хороший пример — Павел Третьяков. Какое место он занимал в списке богатейших россиян своего времени, не имеет значения. А вот Третьяковскую галерею знают все. По мне, выбор очевиден.

20 лучших благотворительных фондов российских бизнесменов. Рейтинг Forbes

20 фото

Как наслаждаться современным искусством: метод Лэнса Эсплунда

16 Ноября / 2021

Современное искусство для человека непосвященного часто служит источником фрустрации. Эта фрустрация вызывает отторжение — которое, в свою очередь, мешает многим людям наслаждаться новейшим искусством. Всего этого легко избежать, считает автор книги «Искусство видеть», художественный критик и куратор Лэнс Эсплунд. Главное — сфокусироваться на правильных вещах и помнить, что даже эксперты часто не имеют ответов на вопросы, которые мучают всех нас. Рассказываем об «Искусстве видеть» и методе Эсплунда. 

«Искусство видеть» задевает важный нерв в современном искусствознании. Книга Эсплунда исследует фрустрацию, неизбежно возникающую от осмысления современного искусства — такого непонятного, элитарного, хаотичного. В своем исследовании Эсплунд находит в себе силы откровенно поставить ребром актуальные и наболевшие вопросы — и отвечает на них. 

Действительно, а что вообще такое современное искусство? А чем оно отличается от несовременного? А постимпрессионизм, фовизм, дадаизм — это тоже современное искусство? А Пикассо? Где тут грань? Если я не понимаю, с этим можно что-то сделать? Правда, что новейшее искусство — это только про провокацию? А почему раньше художники занимались изображением объектов, а сегодня — сплошь перформансами? Современное искусство рассчитано только на художественную элиту? 

Эсплунд разбирает основные принципы искусства: как оно функционирует и благодаря чему существует. Автор книги отвечает на главный немой вопрос: почему так велика пропасть между современным искусством и массами? Из этого исследования может стать понятно, почему многие воспринимают само это словосочетание как ругательное. 

«Искусство видеть» несет в себе истинно терапевтический смысл — оно способно избавить от тревожности любого читателя, которому кажется, что он не понимает новейшее искусство. Книга показывает, что на самом деле все достаточно просто. 

Опыт знакомства с искусством модернизма и постмодернизма.

Метод Эсплунда основан на нескольких аспектах. Во-первых — преемственность. Автор отмечает, что сегодня все еще модно называть все непонятное и новое словом «постмодернизм». Оправдать им можно практически все что угодно. Между тем, постмодернизм — всего лишь художественное направление, которое стало неизбежным продолжением модернизма, переиначило и переработало его принципы, стало ответом на модернизм, который, казалось бы, изжил себя. В свою очередь, модернизм был реакцией на титанические сдвиги в общественной жизни XIX века. Эсплунд замечает, что даже полноценно судить о модернизме нам пока рано, ведь мы все еще «находимся в его тисках»: модернизм, увы, никуда не ушел, и сбрасывать со счетов его рановато. 

«»Искусство видеть» учитывает взаимосвязь между искусством прошлого и искусством настоящего. Эта книга признает тот факт, что представители современного и новейшего искусства состоят в диалоге с искусством прошлого, перерабатывают и переосмысляют его», — говорит Эсплунд.

Эсплунд напоминает нам, что сегодняшнее искусство, пожалуй, вызывает такую же реакцию, как «современное искусство» прошлого (то есть, по сути, любое искусство).

Новаторское изображение пространства, возникшее в XIV веке, ошеломляло не привыкших к подобному зрителей. То же самое делал кубизм шестью столетиями позже — но уже по-другому, антинатуралистично, унитожая ренессансный подход. То же самое делает концептуальное искусство конца XX века, с его беспредметностью, обескураживающей зрителя. 

Эсплунд формулирует чрезвычайно важный принцип для изучения современного искусства: «Важно понимать, что искусство, несмотря на его отношения с современностью, само по себе является языком — языком, который существует вне времени». 

Окей, а с какого момента тогда оно вообще стало называться современным? И кого считать современными художниками? 

На первый вопрос автор книги отвечает однозначно — новейшее искусство возникает после выхода «Завтрака на траве» Эдуарда Мане. Именно в этот момент прошло радикальное прощание с традицией, после которого стало возможно все. А вот во втором случае единого ответа нет. Эсплунд вспоминает, как однажды стал участником диспута экспертов, у каждого из которых было свое мнение на счет того, кто может сегодня считаться современным художником: то ли все, кто моложе 30 лет, то ли все, кто родился после 1950 года… 

Подобные разногласия и вызывают фрустрацию у рядового зрителя. А это, уверяет Эсплунд, лишнее. И не стоит волноваться из-за вопросов, приведенных выше. Ведь, как становится ясно, даже у экспертов-искусствоведов зачастую нет на них ответов. Для понимания современного искусства важны другие аспекты — и поможет в этом искусство прошлого, с анализом которого у нас не возникает проблем.

«Несмотря на разные философские подходы и ключевые идеи, искусство настоящего и искусство прошлого имеют много общих элементов и говорят практически на одном языке», — уверен автор.

Итак, книга Эсплунда поделена на две части.  

В первой — под названием «Основы» — автор рассказывает о личном опыте знакомства с искусством. Эта часть — исследование основных принципов искусства, его природы. 

Во втором разделе — под названием «Близкие контакты» — начинается «вдумчивое прочтение» произведений современного искусства: живописи, скульптуры, видео-арта, инсталляций и перформансов. 

Наконец, третья часть — под названием «Взгляд в будущее» — осмысляет накопленный материал и содержит рассуждения о природе музеев, роли художника и взаимодействии технологий с искусством. 

И напоследок — сформулированная Эсплундом мысль, которая хорошо характеризует общую направленность книги:

«Когда провокация в искусстве становится привычной, она теряет пикантность, художники и искусство в целом начинают восприниматься как источник издевательств. Подрыв статус-кво сам становится статус-кво, и прошлогоднюю «революционность» каждый раз сбрасывают с пьедестала, чтобы освободить место для новой. Если мы слепо принимаем новейшее искусство как лучшее и более актуальное, чем предшествующее ему, то каждый раз, когда мы одобряем очередную модную вещь, мы отказываемся от части чего-то, что прежде было для нас значимо».

Понравился материал? Расскажи другим

Подписывайтесь на рассылки Ad Marginem и А+А!

В рассылке Ad Marginem рассказываем о новинках и акциях, дарим промокоды и делимся материалами:

Чтобы получать специальную рассылку от издательского проекта А+А,
заполните форму по ссылке

Спасибо за подписку!

Между современным, актуальным и контемпоральным

Между современным, актуальным и контемпоральным | Артгид

У вас отключено выполнение сценариев Java Script. Измените, пожалуйста, настройки браузера.

Процесс

ПрактикаСобытияАрт-сообщество

28.07.2017   29198

19 июля 2017 года «Артгид» опубликовал циркуляр, разосланный Министерством культуры в его «подведомственные организации», а также в «органы управления культурой исполнительной власти субъектов» Российской Федерации. Суть документа — изменение смыслового содержания хорошо всем знакомых терминов «современное искусство» и «актуальное искусство» в «целях соответствия Основам государственной культурной политики» РФ.

Мы узнали у представителей художественного сообщества, что они думают по поводу одиозной инициативы Минкульта.

Пьетро Лонги. Носорог. Фрагмент. Около 1751. Холст, масло. Ка’ Реццонико, Венеция

Представитель федерального учреждения культуры. Комментарий публикуется на условиях анонимности

Волна (жен.) — водяной гребень, гряда, долгий бугор, поднявшийся при всколыхании вод ветром или иною силою.

(Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля)

 

Представьте, что нашим физикам, которые занимаются, например, гиротронами, предписывают использовать слово «волна» на основе строгого следования традиции русского языка, а значит, распространять его лишь на явления водной стихии. Далеко ли наши ученые продвинутся в прикладной физике?

Примерно так специалистам по современному искусству руководство Министерства культуры РФ предписывает использовать устоявшийся термин «современное искусство» — как слово в его бытовом значении. В качестве доказательства прикладывает лингвистическую (!!!), а не искусствоведческую экспертизу. Делается это, скорее всего, затем, чтобы нивелировать различия между современным (актуальным) искусством и художественной продукцией, в больших количествах изготавливаемой теми авторами, которые свое творчество называют, как правило, «традиционное искусство». Нивелировка эта нужна министерству, чтобы решить сразу несколько проблем: перераспределить финансовые потоки, подыграть «ревнителям художественного благочестия», жестче контролировать международные связи подведомственных институций, продвинуть (в первую очередь на рынок) огромную армию изготовителей хенд-мейда и — главное — перестать утруждать себя рассмотрением малопонятного для них явления, которое до сих пор было принято называть «современным», а теперь предлагается определять как «контемпоральное искусство». Хочется спросить — это по-русски? Лингвисты не напряглись?

Было бы здорово, если бы сотрудники МК РФ занимались своей непосредственной работой — управлением. Тогда специалисты в области искусства (как современного, так и не очень) сами определят терминологию своей сферы и в соответствии с ней будут качественно представлять страну на международной арене, формируя образ интеллектуально адекватной и современной страны.

Екатерина Иноземцева. Фото: Сергей Иванютин

Екатерина Иноземцева, старший куратор Музея современного искусства «Гараж», кандидат филологических наук

Этот циркуляр продолжает бесконечное умножение документооборота. Наш бюрократический аппарат разросся настолько сильно, что стал похож на странное существо, которое почти целиком состоит из папок-отсеков и бесконечно плодит бумажки, циркуляры, предписания и указания. Но все же для меня появление этого документа, с одной стороны, стало довольно неожиданным, а с другой — с момента слияния ГЦСИ с РОСИЗО было понятно, что дело идет к размыванию того, что называется современным искусством, в котором чиновникам видится потенциальная опасность, энергия, которая вот-вот разрушит все «традиционные ценности». И на протяжении двух последних лет шла кропотливая и довольно осознанная работа по нейтрализации того, что мы понимаем под современными визуальными практиками.

К тому же для меня — как для человека с филологическим прошлым — текст этих циркуляров имеет довольно ощутимое значение. Во-первых, интересен автор одной из экспертиз — заместитель директора Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева Евгений Бахревский — востоковед, тюрколог, занимающийся разными аспектами социально-политической жизни государств Закавказья и сопредельных стран. И вдруг господин Бахревский в ответ на запрос заместителя министра культуры Владимира Аристархова издает удивительный документ, речь в котором идет не столько о словоупотреблении, сколько о расставлении точек над i в вопросе, что же вообще такое современное искусство. Конечно, надо было давно с этим разобраться, да и историю искусства немножко переписать, потому что с ней явно что-то не так. Впрочем, количество фактических ошибок и недоразумений в этом чудесном документе меня повергло в некоторое оцепенение. Цитирую: «…с развитием искусства и креативных практик в конце XIX — начале XXI века в российской науке и практической деятельности заимствовались…» или: «… для обозначения основных образов и направлений, таких как Art nouveau (новое искусство), Moderne (современность), Modernism (модернизм), Avant-garde (авангард), Postmodernism (постсовременность)…». Искренне хочется понять, что такое «креативная практика» — особенно применительно к концу XIX века (уж не импрессионисты ли?), — а также почему всем знакомое слово рostmodernism не переводится по аналогии с модернизмом, а предстает перед нами некоей «постсовременностью». Что такое moderne? При чем тут art nouveau и чем оно в этом контексте отличается от модерна. Почему в тексте упорно фигурирует существительное «модерн», когда автор рассуждает о модернизме. И так далее, и тому подобное. Но по мере чтения становится понятно, где скрывается главная опасность, — это современное искусство «как разного рода эпатажные и провокативные художественные практики». Таким образом, современное искусство клеймится как эпатажное, провокативное и вообще как нечто, чего нельзя показывать людям. Чтобы отделить правильное, хорошее современное искусство от плохого и провокативного, нам предлагают использовать «заимствованные слова» — «модерн» (что бы ни имелось в виду, я запуталась окончательно), «постмодерн», — словосочетание «новые нетрадиционные формы искусства», а также неологизм «контемпоральное искусство».

Изучив циркуляр Министерства культуры и впечатлившись экспертизой Бахревского, я сразу же захотела узнать о других достижениях Института им. Лихачева. На его сайте я обнаружила план научно-организационной работы на 2016 год, где среди прочего были заявлены такие исследования, как «Фундаментальные культурно-психологические механизмы наследования в современном российском обществе, их нейрофизиологические и генетические корреляты», что является «исследованием культурных, психологических, нейрофизиологических и генетических предпосылок форм и механизмов наследования в современном российском обществе», а также «изучение и психологии и физиологии механизмов наследования информации и культурной памяти в современной российской цивилизации». Представьте только, что целый НИИ с первого по четвертый квартал 2016 года занимался тем, что изучал «механизмы наследования культурных, психологических и нейрофизиологических особенностей»! Понимаете, в каком мире мы находимся?! Культура этими прекрасными людьми, то есть чиновниками, мыслится как вещь абсолютно стабильная, громоздкая, неподвижная. Между тем культура — феномен весьма динамичный. И нашу культуру, нашу современную российскую культуру, не жалея денег и прочих ресурсов, накачивают бронзой. Насильно насаждают представления о том, что культура — замкнутая система, которая обязана наследовать, но не развивать, хранить и преумножать несметные духовные богатства, а не производить новые смыслы и исследовать новые состояния человека и социума. И мне кажется, что именно в этом заключается опасность, хотя реальность все равно распорядится так, как захочет, потому что она более изобретательна, чем Министерство культуры.

Леонид Бажанов. Фото: courtesy Центр аудиовизуального искусства МАРС Абрау

Леонид Бажанов, искусствовед, до 1 ноября 2016 года художественный руководитель Государственного центра современного искусства

Этот документ вызывает недоумение своей неграмотностью, а также тревогу за последствия его применения. Сама лексическая конструкция «современное искусство» в этом документе используется не как искусствоведческий термин, а как обывательское понятие. В этом отчасти виноваты критики и искусствоведы, не уделившие в свое время должного внимания разъяснению, что такое современное искусство, не прояснившие терминологию, принятую в мировом профессиональном сообществе. Но что печальнее — появление этого документа обусловлено существованием управленческой вертикали, которая допускает руководство непрофессиональными, малограмотными людьми, занятыми лишь разработкой бесконечных инструкций, приказов, распоряжений и т. п. В результате появляется циркуляр, основанный на экспертизе специалистов из другого профессионального цеха — не имеющего прямого отношения к сфере визуального искусства, искусства изобразительного. Логика этого циркуляра, на мой взгляд, предопределена управленческой ажитацией, примитивным стремлением упростить структуру художественных явлений. Это чем-то напоминает управленческую практику начала 1930-х, когда художественные группировки были согнаны в единый Союз художников. Что касается практических последствий этого документа, я могу лишь предположить, во что все это может вылиться. Например, Московская биеннале современного искусства (исходя из этого документа) автоматически становится не выставкой современного искусства, какой она изначально задумывалась, а показом всяческого искусства, которое создается сегодня, то есть содержательная специфика художественного проекта принципиально смещается. Управленцы получают дополнительную возможность вмешиваться в кураторскую деятельность и отслеживать, исходя из своих представлений об искусстве, на что они дают деньги. То же самое касается деятельности Государственного центра современного искусства, который, будучи включенным в РОСИЗО, к сегодняшнему дню уже в значительной степени парализован. А теперь это положение вещей еще и обосновано директивно: современное искусство — это вообще все искусство нашего времени, а не только те художественные практики, которыми занимался ГЦСИ и его филиалы до определенного времени. Но если говорить откровенно, и раньше Министерство культуры в своей политике не обращалось к осознанному делению на современное искусство и искусство, ориентированное на традиции реализма, модернизма и иные традиции. Была единая закупочная комиссия при Министерстве культуры. Покупали для разных музеев то, что эти музеи хотели купить. Диапазон был широченный: от Ильи Глазунова до Ирины Наховой. Так что этот документ — лишь фиксация, бюрократическая формализация внекультурной политики Министерства культуры.

Юрий Альберт. Фото: Екатерина Алленова/Артгид

Юрий Альберт, художник

Во-первых, поражает полная бессмысленность этого текста и неприменимость предлагаемых критериев. Потому что современное искусство — это отдельная и специфическая область деятельности, сложившаяся за последние 100 лет. Со своими законами и критериями. Поэтому давно умерший Дюшан — современное искусство, а какой-нибудь ныне живущий честный пейзажист — нет.

Во-вторых, в каких художественных смыслах нуждается современное общество выясняется как раз в процессе демократической конкуренции между идеями современных художников. Эти смыслы не известны заранее — и уж тем более Министерству культуры. Поэтому проверять искусство на соответствие каким-то заранее заданным смыслам — бессмысленно.

В-третьих, удивляет то, что экспертизу заказали вот этим институтам, не имеющим ничего общего с современным искусством. Могли бы заказать и Ветеринарной академии.

Подозреваю, что это даже не кампания против современного искусства, а обычные идиотизм и безграмотность. Проблема в том, что при нынешнем положении дел только такая глупость и имеет шанс стать официальной бумагой. Отрицательный отбор касается ведь не только чиновников, но и производимых ими идей. Вот и все.

Валентин Дьяконов. Фото: Алексей Шевцов / Волго-Вятский филиал Государственного центра современного искусства в составе РОСИЗО

Валентин Дьяконов, куратор отдела «Исследования» Музея современного искусства «Гараж»

С определением экспертов Министерства культуры можно кое в чем согласиться. Действительно, у современного искусства нет медиаспецифики (это «искусство, созданное нашими современниками» вне зависимости от течения и направления, которого придерживается художник»). И да, есть разница между актуальным и современным, хотя силлогизм «то, что является актуальным, обязательно современно» не кажется логически точным: актуальность того или иного произведения искусства может расти с годами в зависимости от контекста.

Кое-что очевидно неверно. Российскому обществу не было «навязано однозначное понимание термина» «как разного рода эпатажных, провокативных художественных практик». Ровно наоборот: редкие примеры действительно эпатажных практик, вызывая медийную реакцию, вынуждали художников, критиков и кураторов защищать право радикальных по форме и/или смыслу художников на употребление определенного художественного языка и объяснять, почему такие практики являются частью современного искусства, не ограничивая поле современного искусства исключительно осознанными или бессознательными провокациями. Знак равенства между эпатажем и современным искусством ставят СМИ с целью выудить из интеллектуально богатой субкультуры хоть какое-нибудь забавное чучело или пугало.

Что совершенно не учитывается в записках экспертов, так это социальный и политический контекст термина. «Современное искусство» отнюдь не противостоит «традиционным ценностям». Наоборот, какую работу ни ставь точкой отсчета для современного искусства, речь всегда идет о борьбе или как минимум сомнении в претензиях определенного класса (аристократии, буржуа, партии, интеллектуалов) на власть над умами. Этот класс всегда наполняет словосочетание «традиционные ценности» содержанием, позволяющим контролировать рабочую силу с помощью готовых решений тех или иных социальных проблем. Против этого содержания и стоящего за ним контроля и выступают художники, причем в открытии новых выразительных средств они следуют за изменениями структуры власти. Эти изменения на данный момент привели к патовой ситуации для всех практик, обозначающих себя как часть «современного искусства», поскольку обнажение технологического скелета многочисленных модернизмов и ретромодернизмов резко упростило понятие современности, сведя его, попросту говоря, к глобальному насилию над локальными экономиками.

Но «современное искусство» как высшее достижение западной цивилизации представляет собой храм, на фасаде которого высечена фраза Казимира Малевича: «Идите и останавливайте прогресс». Поэтому современные художники используют схемы локальных экономик, традиционные медиа, немонетизируемые социальные практики, и при этом, поскольку все это никак не назовешь современным, сам термин лишается какого-либо отчетливого смысла. Для стран, которые после 1991 года выстраивали взаимоотношения с Западом на базе общих экономических и культурных интересов, фраза «У нас есть современное искусство» равна фразе «Мы цивилизованные люди». Чем больше сомнений в том, что цивилизация, стремительно превращающаяся в пространство тотального маркетинга, управляемого аналитиками big data и эффективными менеджерами разной политической принадлежности, справедлива, тем резче мы убеждаемся в неуместности слова «современный». Современность — это просто ружье, а ружьями художники не пользуются. И вместо того чтобы защищать суверенность термина «современное искусство» от людей, которые в искусстве вообще не разбираются, следовало бы задуматься о поиске альтернатив.

Дмитрий Потемкин, главный редактор V-A-C press. Фото из личного архива

Дмитрий Потемкин, главный редактор V-A-C press

Документ, безусловно, является определенным симптомом. Вопрос в том, симптомом чего. На мой взгляд, здесь есть две стороны: одна, условно говоря, законодательная, вторая — идеологическая.

Первая заключается в том, что текущее законодательное определение понятия культурной ценности прописано довольно специфическим образом. На практике это создает правовую неопределенность в отношении статуса любых произведений моложе 50 лет. Получается, что художественный объект, созданный, скажем, в середине 1990-х годов, автоматом такого статуса не получает (в отличие от какой-нибудь антикварной книги начала XX века, изданной громадным тиражом и по факту никакой ценности не имеющей) и юридически приравнивается к материалу, из которого он создан. И тогда приходится вводить дополнительные юридические сущности типа «современного» или «актуального» искусства. А в законах никакого деления на современность и традицию нет (и быть не может). Поэтому время от времени приходится вот в таких странных документах, как этот «циркуляр», просто для того, чтобы упростить себе жизнь, собирать из подручного материала определение того, что такое «современное» искусство и что такое искусство «актуальное». Так вопрос, который должен лежать исключительно в плоскости общегуманитарных рассуждений, попадает в ведение государственных органов, чья основная задача — регулирование и правоприменение, а не спекуляции на тему сущности произведения искусства. Художественная ценность вещи должна определяться не годом или местом ее создания, а в первую очередь (хотя и не только) ее провенансом. В таком случае вопрос о том, какое искусство современно и актуально, будут решать уже не чиновники (а они, подозреваю, такими высокими материями в большинстве своем заниматься не хотят) и (как в нашем случае) не сотрудники аффилированных с Минкультом институтов. В идеале этой сложной задачей было бы логично заниматься крупным частным музеям современного искусства (как это в свое время в США делал MoMA), которые в этом самым прямым образом заинтересованы. То есть ее будут решать не чиновники, а граждане — посредством публичных дискуссий и продуктивной деятельности. И это будет уже вопросом не государственного контроля, а скорее «борьбы идей».

И здесь мы как раз переходим ко второй стороне — идеологии. Идеологический сюжет, на который все преимущественно и обращают внимание, здесь довольно простой. Он предельно наглядно раскрыт в заключении Российского научно-исследовательского института природного и культурного наследия им. Д.С. Лихачева: сформировавшееся на сегодняшний день в обществе представление о современном искусстве (заместитель директора Института Евгения Бахревский считает его «навязанным») неправомерно узко, и его надо расширить. Сейчас под современным искусством все якобы понимают некий набор по преимуществу «провокативных» и «эпатажных» художественных практик, из-за чего в стороне оказываются все художники, которые не хотят никого эпатировать и провоцировать. И получается, что их действительно надо защищать. В том числе на уровне законодательном, например, через вот такие документы, которые государственными учреждениями культуры воспринимаются как директивные.

Интерес к «провокативному» у института им. Лихачева, кстати, очень живой. Вот одна из недавних новостей с сайта: институт оценил современные театральные постановки по произведениям Пушкина и Гоголя. Говорит доктор филологических наук Капитолина Кокшенёва (цитируется с сохранением орфографии и пунктуации оригинала): «Задачи научного экспертного семинара — увидеть взаимосвязь между свободой творчества и современными способами интерпретации классики; между мировоззрением режиссеров и их режиссерским почерком; между литературным и сценическим языком. Ученые, участвующие в семинарах, отвечают так же на вопросы: есть ли разница между интерпретацией и пониманием? Нацелен ли современный режиссер на понимание? Почему большая часть провокативных спектаклей ставится именно по классике?». Опять классическую культуру надо защищать от всего «провокативного»! При беглом чтении разных материалов со страницы института становится очевиден специфический консервативный мотив его деятельности. Повсюду сотрудники и соратники института видят наступление агрессивных бесновато-«провокационных» любителей всего актуального и современного, непременно желающих устроить жестокую публичную расправу над классическим наследием.

Говорить о том, что провокация, шок и отрицание не являются неотъемлемой частью наследия современности, было бы глупо. Достаточно непредвзято почитать сочинения Бодлера, Лотреамона или Батая. Без этих и многих других авторов проект модернизации, очевидно, никогда бы не состоялся (здесь достаточно обратиться к работе Вальтера Беньямина «Шарль Бодлер, поэт эпохи зрелого капитализма»). Но не видеть в истории современности явного действия сил явно противоположных было бы точно такой же глупостью. Столь глубокого и мощного погружения в традицию человечество до модернизма никогда не знало (попробуйте вспомнить более увлеченного классикой и традицией художника, чем Сай Твомбли). И тем, что мы сегодня располагаем громадным богатством исторического наследия (охрана и осмысление которого и являются основной задачей Института им. Лихачева), мы обязаны именно порождениям современности — музейному делу, археологии, истории искусств. Причем существенный вклад в развитие этих дисциплин нередко вносили именно те самые провокаторы. Раньше это называли диалектикой. И вроде бы более удачного слова пока не придумали.

Здесь мы переходим ко второму вашему вопросу: какие интеллектуальные проблемы этот циркуляр перед нами ставит? На мой взгляд, проблем этих тоже две. Одна — условно говоря, социально-культурная, вторая — академическая.

Первая заключается в том, что все якобы культурные люди в нашем обществе более или менее едины в своей неприязни к «мракобесным» консервативным взглядам вроде тех, что были проанализированы выше: к тому, что все современное искусство воспринимается исключительно через призму богоборчества и эпатажа. И именно потому, что люди умеренных взглядов в этой поляризирующей борьбе вынуждены — зачастую вопреки собственным личным интуициям — встать на сторону (порой довольно агрессивных) либеральных борцов с мракобесием, те, кто имеет взгляды чуть более правые, но вполне приемлемые и не мракобесные, оказываются оттесненными в сторону реальных маргиналов, которые в силу целого комплекса причин в этом движении оказываются наиболее заметными. В итоге мы, как в США, получаем тотальную поляризацию общества, «культурные войны» и президента Трампа. Следовательно, с консервативно-охранительными силами вроде представителей Российского научно-исследовательского института природного и культурного наследия им. Д.С. Лихачева (здесь, конечно, в связи с именем Лихачева появляется дополнительный интеллектуальный вызов, который мог бы заключаться во внимательном пересмотре наследия диссидентства; но это уже тема для отдельного разбора) надо входить не в открытую конфронтацию, а в осмысленную коммуникацию. Эти люди ведь уже даже рассуждают про авангард, модернизм, постмодернизм и т. д. Они, консерваторы, уже говорят на нашем языке. Более того, предлагают использовать такие дикие кальки («контемпоральное»), которые даже у самого ярого современного «западника» язык не повернется произнести. А мы их, образно говоря, стыдим за то, что их смущает начальная сцена в «Горе Олимп» Яна Фабра! И тем самым не даем им никакого иного шанса, кроме как объединяться с фриками.

Если же мы будем говорить с ними осмысленно, то они не пойдут по пути маргинализации и усиления фрикового элемента, а займут уже несколько десятилетий пустующую нишу интеллектуальной правизны, которой так не хватает в нашей интеллектуальной среде, где ничего среднего между левыми и либералами практически нету.

Вторая же сторона вопроса — академическая — связана сразу с двумя линиями современных интеллектуальных дебатов. С одной стороны, это линия интернациональная — оживившиеся к концу 2000-х дебаты о различии между modern и contemporary. И здесь любого заинтересованного русскоязычного читателя можно отослать к третьей главе небольшой, но довольно полезной книги Клэр Бишоп «Радикальная музеология», где она очень доходчиво пытается суммировать итоги дискуссий последних лет, а также к статьям Дэвида Джослита «Об агрегаторах» и Питера Осборна «Постконцептуальное состояние», русский перевод которых был опубликован в 93-м номере «Художественного журнала». Пытаться даже сжато пересказать суть этой дискуссии не позволяет формат предложенного «Артгидом» опроса, так что перейдем ко второму, локальному срезу этой проблемы.

Это разделение на «современное» и «актуальное». Слово «актуальный» современному молодому человеку непроизвольно режет ухо. Ощущение, что оно откуда-то из 1990–2000-х — оттуда же, откуда и «эпатажный» с «провокативным». Все уже давно знают, что есть только modern и contemporary, а «актуальность» — интеллектуальный казус 1990-х, уродливое порождение трудностей перевода. От него хочется отмахнуться так же, как он занудного нытья поборников традиции. Но мне кажется (это, конечно, не более чем гипотеза), что если мы начнем более внимательно осмыслять наследие 1990-х и 2000-х со всеми его кажущимися сегодня наивными и дилетантскими ошибками и прозрениями, то нам станет лучше понятна наша собственная эпоха. Один из главных памятников этой иллюзии «актуального» — книга Валерия Подороги «Kairos, критический момент. Актуальное произведение искусства на марше». Думаю, именно с ее прочтения сегодня должен начинаться любой серьезный локальный разговор об универсальных «западных» различиях.

Понравился материал? Поддержи искусство и «Артгид»!

Публикации
  • Есть мнение

    Текст о современном искусстве

    Историк искусства Сергей Попов о циркуляре Минкульта, разъясняющем понятия современного и актуального искусства.

  • С места событий

    Современное искусство по Минкульту

    Минкульт издал документ, раскрывающий содержание терминов «современное искусство» и «актуальное искусство».

Читайте также


Книги

Владислав Софронов. Положение мертвых. Ревизионистская история «русского космизма»

Раз в неделю

Выставки недели в Москве: выбор «Артгида». Сентябрь 2022

Спецпроект

Что нужно знать: Кристиан Болтански

Книги

Женщина модерна. Гендер в русской культуре 1890–1930-х годов

Показать еще

Где следить за современным искусством: 7 Instagram-аккаунтов

Советы

Художница Анастасия Копытцева

Наши подписки в Instagram — (запрещенная в России экстремистская организация) это та репрезентативная группа, к которой мы себя причисляем. Лично мне социальная сеть дает сильный визуальный толчок, своеобразную подпитку образами и предлагает иные модели восприятия реальности.

Дизайн и современное искусство неразрывно связаны, одно влияет на другое, поэтому нельзя, на мой взгляд, подбирать картину в интерьер просто по цветовой гамме, не понимая культурного подтекста, который заложен в работу конкретного художника.

Для того чтобы ориентироваться в современном искусстве, знать наиболее ярких его представителей, а также понимать тенденции его развития, я советую следить за этими аккаунтами.

Sotheby’s

Этот аукционный дом не нуждается в представлении. Он является своего рода маркером того, что сейчас происходит на рынке современного искусства и антиквариата. За несколько столетий Sotheby’s переживал разные периоды, в том числе и банкротство, но всегда оставался верным своему скорпулезному подходу в области искусства. В Instagram (запрещенная в России экстремистская организация) вы можете следить за мероприятиями, выставленными на продажу новинками популярных ныне импрессионистов и экспрессионистов.

Art Basel

Art Basel — самая крупная международная ярмарка современного искусства, которая проходит в Майами, Гонконге и Базеле. Сюда попадают художники, прошедшие многоступенчатый отбор, поскольку сотрудничает только с лучшими галереями и кураторами. Чтобы физически обойти выставку целиком, потребуется несколько дней, зато вы гарантированно увидите работы самых востребованных художников. Благодаря этому аккаунту можно понять, какие тенденции искусства сейчас есть, увидеть экспозиции самых модных художников и быть в курсе последних событий.

Nilufar Gallery

Это аккаунт миланской галереи, которой владеет легендарный дизайн-дилер Нина Яшар (Nina Yashar). Здесь дизайн и современное искусство образуют прекрасное и неделимое единство. Тут вы найдете интересные декораторские приемы, ультрамодный предметный дизайн и много свежих и вдохновляющих идей.

Frieze Art Fair

Frieze Art Fair — международная ярмарка, которая проходит в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Лондоне. За почти 30 лет с момента основания на базе журнала о современном искусстве она стала одним из самых масштабных событий в мире искусства, который задает тренды. В феврале этого года ярмарка в Лос-Анджелесе собрала более 30 000 художников, дизайнеров, кураторов и коллекционеров со всей планеты в пространстве киностудии Paramount Pictures. Павильон для мероприятия спроектировал тайский архитектор Кулапат Янтрасаст (Kulapat Yantrasast) из бюро wHY Architecture.

Gagosian

Одна из самых известных галерей современного искусства, созданная известным американским арт-дилером Ларри Гагосяном (Larry Gagosian). С момента основания в 1980 году сеть разрослась практически по всему миру. За этой страницей нужно следить, чтобы быть в курсе работ самых признанных авторов и модных выставок. Именно Гагосяну мы обязаны открытием таких звезд как Джефф Кунс (Jeff Koons), Такаси Мураками (Takashi Murakami), Георг Базелиц (Georg Baselitz) и многих других.

Saatchi Art

Крупнейшая онлайн-галерея Saatchi Art была создана братьями Саатчи, известными на весь мир своим рекламным бизнесом. Она работает по принципам социальной сети, объединяя художников, коллекционеров и других представителей арт-рынка. В Instagram (запрещенная в России экстремистская организация) галерея публикует только самые лучшие работы, которые прошли многочисленный отбор у заинтересованной публики и профессионального сообщества. Многие картины представлены уже с ценами, поэтому дизайнеру-декоратору будет несложно подобрать нужную работу в проект.

Наталия Елисеева

Страница консультанта по современному искусству Наталии Елисеевой, откуда можно узнать о наиболее актуальных выставках Москвы и где можно увидеть мастерские известных художников. Она много пишет о том, как правильно выбрать арт-объект, какое искусство сейчас популярно, какие книги помогут декоратору лучше ориентироваться в арт-мире. Блог прежде всего полезен с практической точки зрения и помогает дизайнеру наладить диалог с современным искусством и художниками.

Художница Анастасия Копытцева, т. +7 917 571-47-01, [email protected], www.kopittseva.com, @anastasia_kopittseva

Теги

  • Art Basel
  • Нина Яшар (Nina Yashar)
  • Sotheby’s
  • Такаси Мураками (Takashi Murakami)
  • Ларри Гагосян (Larry Gagosian)
  • Джефф Кунс (Jeff Koons)
  • wHY Architecture
  • Инстаграм недели
  • Георг Базелиц (Georg Baselitz)

MODERN Синонимы: 42 синонима и антонима к слову MODERN

См. определение modern на Dictionary.com

  • прил. Новый, современный

Синонимы для современного

  • Современный
  • Current
  • Модернизированный
  • СВЕТИ
  • СТИЛИЛЯ
  • сопутствующий
  • последний
  • роман
  • now
  • present
  • recent
  • today
  • coincident
  • concurrent
  • contempo
  • cutting edge
  • fresh
  • futuristic
  • last word
  • late
  • latter-day
  • leading-edge
  • модернистский
  • модный
  • неотеричный
  • новомодный
  • новомодный
  • господствующий
  • распространенный
  • twenty-first century
  • up-to-the-minute
  • with it

antonyms for modern

MOST RELEVANT

  • old
  • old-fashioned
  • past
  • ancient
  • antiquated
  • obsolete
  • устарело
  • устарело

Тезаурус 21 века Роже, третье издание Copyright © 2013, Philip Lief Group.

ПОПРОБУЙТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ современный

Посмотрите, как выглядит ваше предложение с разными синонимами.

Символы: 0/140

ВИКТОРИНА

Проверьте себя на готовность против воли

НАЧАТЬ ВИКТОРИНУ

Как использовать слово Modern в предложении

ПАМЯТКА: ИНСТРУМЕНТЫ ТОРГОВОГО ХЕЗЕРА ЛЭНДИ 10 ФЕВРАЛЯ 2021QUARTZ

Другими словами, карьера Брэди скрывает внутри себя не одного, а двух из 20 лучших квотербеков в современной истории!

ВСЕ ПУТИ, ЧТО ТОМ БРЭЙДИ — ФУТБОЛЬНАЯ КОЗЛА НИЛ ПЕЙН ([email protected]) 9 ФЕВРАЛЯ 2021 FIVETHIRTYEIGHT

В то время как Zeta выходит на рынок в качестве инструмента для пар, Шекар считает лунный выстрел стартапа перспективным. оперативный учет для любого современного домохозяйства.

КАК ДОЛЖНЫ ВЫГЛЯДИТЬ БАНКОВСКИЕ УСЛУГИ ДЛЯ СОВРЕМЕННЫХ ПАР? НАТАША МАСКАРЕНХАСФ 9 февраля 2021 г.

«ТЫСЯЧА КОРАБЛЕЙ» НАТАЛИ ХЕЙНС БЛЕСТЯЩЕ ПЕРЕРАМАТЫВАЕТ ТРОЯНСКОГО УОРКАРОЛА МЕММОТФЕВРАЛЯ 8, 2021WASHINGTON POST

Тем временем Deuteronilus Mensae является домом для современных ледников и существует между покрытыми кратерами нагорьями на юге и низкими равнинами на севере.

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ЛУЧШИМ МЕСТОМ ДЛЯ БУДУЩИХ КОЛОНИСТОВ МАРСА, ЧТОБЫ ИСКАТЬ ICENEEL PATELФЕВРАЛЬ 8, 2021MIT TECHNOLOGY REVIEW

Победа укрепит Канзас-Сити как выдающуюся современную династию НФЛ.

ЧТО ВАМ НУЖНО ЗНАТЬ О SUPER BOWL LVSAM FORTIERФЕВРАЛЬ 7, 2021WASHINGTON POST

Нам нравятся яркие современные цвета и кивок в сторону землистых «олдскульных» ингредиентов в обновленном дизайне, и мы надеемся, что вы согласитесь, что наши новые контейнеры выделяются на полка и экран.

ИЗМЕНЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ПИЩЕВОЙ ПРОДУКЦИИ ПО ОДНОЙ ЛОЖКЕ ЗА ТИМЕТРЕЙЧЕЛ КИНГ 7 ФЕВРАЛЯ 2021FORTUNE

Современным работникам во всем мире, Современным работникам во всем мире, Руководители, столкнувшиеся с массовыми технологическими сдвигами в своем бизнесе, имеют два выхода: сделать ставку на следующую эру, или собирать деньги в сокращающейся отрасли, прежде чем повесить шпоры.

ПАМЯТКА: ЛИДЕРСТВО ПРОТИВ WALLHEATHER LANDY3 ФЕВРАЛЯ 2021QUARTZ

Современным работникам во всем мире, Современным работникам во всем мире, В 2017 году чуть более трети работодателей США предложили работникам ту или иную форму обучения осознанности.

ПАМЯТКА: МЕДИТИРУЙТЕ О ТЕАТЕ ЛЭНДИИ 27 ЯНВАРЯ 2021QUARTZ

Современным работникам повсюду, Современным работникам повсюду, В Quartz at Work мы часто думаем о рабочем месте как об еще одной арене, на которой происходит жизнь.

THE MEMO: WORK AS A CHANGE AGENTHEATHER LANDYJANUARY 20, 2021QUARTZ

WORDS RELATED TO MODERN

  • Bohemian
  • advanced
  • ahead of its time
  • cutting-edge
  • daring
  • experimental
  • forward-looking
  • дальновидный
  • новаторский
  • модный
  • инновационный
  • инновационный
  • изобретательный
  • последнее слово
  • leading-edge
  • modern
  • new
  • new-wave
  • nonconformist
  • off the beaten path
  • offbeat
  • original
  • pioneering
  • progressive
  • radical
  • revolutionary
  • state-of-the-art
  • новаторский
  • ультрасовременный
  • нетрадиционный
  • незнакомый
  • неортодоксальный
  • неортодоксальный
  • нетрадиционный
  • way-out
  • chichi
  • clean
  • current
  • dap
  • dapper
  • dashing
  • elegant
  • exclusive
  • faddish
  • last-word
  • latest thing
  • mod
  • modern
  • 100012
  • accepted
  • accustomed
  • afoot
  • circulating
  • common knowledge
  • customary
  • cutting-edge
  • doing
  • existent
  • extant
  • fad
  • fashionable
  • general
  • going around
  • горячий
  • в
  • в обращении
  • в процессе
  • в мейнстриме
  • в новостях
  • in use
  • in vogue
  • instant
  • leading-edge
  • mod
  • modern
  • now
  • on the front burner
  • ongoing
  • popular
  • present
  • present-day
  • prevailing
  • prevalent
  • безудержный
  • царствующий
  • буйный
  • правящий
  • ультрасовременный
  • раскачивающийся
  • актуальный
  • модный
  • up-to-date
  • widespread
  • advanced
  • current
  • groundbreaking
  • high-tech
  • innovative
  • latter-day
  • modern
  • new
  • ultramodern
  • avant-garde
  • богемный
  • современный
  • крутой
  • глубокий
  • заводной
  • хиппи
  • модный
  • современный
  • модернистский
  • off the wall
  • offbeat
  • out of this world
  • rad
  • radical
  • ultramodern
  • unconventional
  • unorthodox
  • way out
  • weird
  • wild
  • a go-go
  • самая модная
  • шикарная
  • чичи
  • современная
  • актуальная
  • обычная
  • лихая
  • модная
  • любимая
  • fly
  • genteel
  • hot
  • in style
  • in vogue
  • last word
  • latest
  • latest thing
  • mod
  • modern
  • modish
  • natty
  • new
  • newfangled
  • now
  • популярный
  • преобладающий
  • лихой
  • умный
  • стильный
  • шикарный
  • задающий тренд
  • модный
  • актуальная
  • актуальная
  • высококлассная
  • обычная
  • качественная
  • с ней
  • а-ля мод

Филип Лиф Групп.

Психиатрическая помощь для ваших сотрудников

В мире, который никогда не останавливается, каждый день возникают неожиданные проблемы. Modern Health поддерживает людей по всему миру с помощью единой платформы, которая адаптируется к любым условиям их психического здоровья.

Начало работы

Узнать больше

Наша цель

Программа Modern Health разработана с учетом уникальных потребностей вашей организации. Мы направляем ваших сотрудников на клинически обоснованную и конфиденциальную поддержку для решения всех жизненных проблем.

Стандартизируйте качество психиатрической помощи для ваших сотрудников по всему миру

Мы признаем, что культурные факторы играют большую роль в стигматизации психического здоровья. Мы включили глобальные культурные нюансы в каждый шаг нашего подхода — в то, как мы построили нашу сеть поставщиков услуг, как мы персонализируем услуги по уходу и даже в то, как мы сотрудничаем с вами, чтобы продвигать Modern Health среди ваших людей.

Более 7 из 10 работодателей выбирают Modern Health вместо аналогичных решений

*Работодатели с количеством сотрудников до 5 тыс., которые оценили Modern Health в сравнении с альтернативным цифровым решением для психического здоровья

Начало работы

Отзывы

Узнайте, почему наши участники выбрали Modern Здоровье для удовлетворения постоянно меняющихся потребностей своих команд в области психического здоровья.

Высокая работоспособность во всех сферах жизни часто сопровождается элементами стресса и различными другими факторами, влияющими на наше общее состояние здоровья. Замечательно работать бок о бок с Modern Health, чтобы мы могли помочь устранить любую стигму в отношении психического здоровья, и мы хотим убедиться, что как можно больше людей берут под свой контроль то, что имеет основополагающее значение для самой жизни.

Что действительно заставило меня выбрать Modern Health, так это возможность иметь как коучинг, так и терапию, потому что, хотя сейчас о поведенческом здоровье говорят гораздо больше, для некоторых людей все еще существует стигматизация и непонимание.

Бет Стейнберг

Вице-президент по персоналу и талантам в Chime

Для оказания поддержки в рамках всей организации требовался партнер, способный связаться со всеми, независимо от местонахождения, языковых предпочтений или уровня потребностей. Подход Modern Health к психическому здоровью позволил нам сделать этот ресурс доступным для всех.

Бет Стейнберг

Начальник отдела персонала Nextdoor

Мы хотим, чтобы наши сотрудники чувствовали поддержку, поскольку мы все приспосабливаемся к этому новому способу работы.

Венди Масиас

Директор по глобальным льготам в Dropbox

Сейчас больше, чем когда-либо, люди нуждаются в [поддержке психического здоровья], и я думаю, что работодатели будут все больше и больше заниматься деятельностью, которая действительно заботится о своих сотрудниках.

Ариэль Коэн

Генеральный директор и соучредитель TripActions

«Вдохновляло то, что наша программа Modern Health Benefit способствует повышению осведомленности о психическом здоровье не только на индивидуальном уровне, но и во всей нашей организации».

Сотрудник

Ведущая игровая компания

Методология

Каждый сотрудник уникален. Таков и наш подход.

Modern Health предоставляет работодателям полностью интегрированную экосистему решений в области психического здоровья, предназначенных для достижения клинических результатов и организационного воздействия на сотрудников по всему миру.

Мы поддерживаем работодателей с помощью вспомогательных инструментов, отчетов и службы «белых перчаток» для масштабной поддержки глобальной рабочей силы.

Мы сотрудничаем с консультантами по льготам для разработки стратегий льгот для психического здоровья, которые поддерживают цели клиентов и бизнес-потребности.

Мы предлагаем участникам самостоятельную, общественную и индивидуальную поддержку в области психического здоровья — и все это на одной платформе.

Реальные люди, реальные результаты

Modern Health обеспечивает персонализированный опыт для участников, клинически обоснованный и культурно ориентированный.

< 1 дня

Быстрый доступ

Менее 1 дня в среднем до первого доступного сеанса связи с провайдером в глобальном масштабе 80%

Эффективные результаты

Более 80% участников улучшают или поддерживают благополучие

5,5%

Воздействие на организацию

5,5% более высокое удержание среди сотрудников, использующих Modern Health

Что мы предлагаем

Отличительные особенности современного здравоохранения

Потребности в благополучии уникальны для каждого человека и каждой компании. Вот почему мы предлагаем ряд продуктов и услуг, которые приносят реальные результаты и обеспечивают высокое качество обслуживания для работодателей, участников и их семей.

Посмотреть все предложения

Индивидуальный уход

Связь участников со всего мира с клиническими терапевтами и сертифицированными тренерами

Как это работает

Самостоятельный уход

Курсы, упражнения и медитации для выработки здоровых привычек ухода за собой, разработанные клиническими терапевтами

Browse care

Для работодателей

Ресурсный центр выявляет группы риска и расширяет адресную поддержку в режиме реального времени

Просмотр ресурсов

Решения для людей

Стратегические услуги, включая кампании и закрытые круги, настроенные в соответствии с вашими потребностями

Узнать больше

Вебинары

Вебинары в прямом эфире и по запросу, которые охватывают темы, наиболее важные для руководителей

Просмотр веб-семинара

Электронные книги

Улучшите самочувствие сотрудников и сократите расходы с помощью полезных электронных книг, пособий и руководств

Прочтите электронную книгу

Блог

Получите доступ к основным тенденциям в отрасли, последним глобальным аналитическим данным и ресурсам для работодателей

Просмотрите наш блог

Dropbox

Dropbox достигает 40% использования Modern Health при переходе на виртуальную рабочую силу во всем мире.

Workiva

После запуска Modern Health Workiva отмечает 10-кратное улучшение вовлеченности сотрудников по сравнению с предыдущим решением для психического здоровья.

Lyft

Lyft предоставляет равные преимущества по всему миру, повышает заинтересованность и снижает расходы благодаря партнерству с Modern Health.

События

События

Хотите учиться у лучших умов в области психического здоровья и общаться с другими лидерами? Просмотрите наши предстоящие события.

Просмотреть все мероприятия

Конференция

Мастер-класс: Тенденции в области управления персоналом

Узнайте о главных тенденциях в области управления персоналом: от талантов и найма до гибридных стратегий работы и благополучия

18 октября 2022 г.

Конференция

Мастер-класс: Вовлечение сотрудников

Найдите инструменты, необходимые для повышения вовлеченности, производительности и удержания сотрудников.

14 сентября 2022 г.

Конференция

Мастер-класс: Благополучие и психическое здоровье

Глубокое погружение в стратегии по дестигматизации психического здоровья и развитию культуры поддержки, в основе которой лежит благополучие.

2 ноября 2022 г.

Присоединяйтесь к нашему сообществу

Присоединяйтесь к нашему сообществу

Добавьте Modern Health в качестве поставщика услуг по охране психического здоровья и наблюдайте, как ваши сотрудники процветают.

Начало работы

MTG Современный формат | Магия: Сбор

Размер колоды

60+

Количество игроков

2

Продолжительность игры

20 минут

Зачем играть в этом формате?

  • Формат не вращается
  • Разнообразие метагейма
  • Со временем освойте свою любимую колоду

Различные способы игры

Настольный

Соберись с друзьями и играй лично! Tabletop — это ваш шанс увидеть физические карты, такие как эксклюзивное искусство, фольга и тематические рамки.

Учить больше

SpellTable

Используйте свою веб-камеру, чтобы играть в Magic с друзьями в частной игре или соревнуйтесь с игроками со всего мира! Теперь доступно с современной технологией сканирования карт.

Учить больше

MTGO

Празднование двадцатилетия! Magic: The Gathering Online позволяет собирать карты, создавать колоды и сражаться с другими игроками, используя широчайший выбор карт и форматов.

Учить больше

Правила игры/модификаторы

Это игры один на один с минимумом 60 карт для основной колоды (до 15 карт в дополнительной колоде). Современные игры должны длиться средней продолжительности игры (около 20 минут).

За исключением базовых земель (Равнины, Острова, Болота, Горы, Леса и Пустоши), ваша объединенная колода и дополнительная колода не могут содержать более четырех любых отдельных карт, считая по английскому эквиваленту названия карты. Этот формат включает в себя мощные карты и стратегии из последних двух десятилетий Magic.

Какие наборы разрешены в Modern?
  •  Доминария Юнайтед
     
  •  Улицы Новой Капенны
     
  •  Камигава: Неоновая династия
     
  •  Иннистрад: Багровый обет
     
  •  Иннистрад: Полуночная охота
     
  •  Приключения в Забытых Королевствах
     
  •  Современные горизонты 2
     
  •  Стриксхейвен
     
  •  Калдхейм
     
  •  Расцвет Зендикара
     
  •  Ядро 2021
     
  •  Икория: Логово Исполинов
     
  •  Терос за гранью смерти
     
  •  Трон Элдраина
     
  •  Базовый набор 2020
     
  •  Современные горизонты
     
  •  Война Искры
     
  •  Верность Равнике
     
  •  Гильдии Равники
     
  •  Базовый набор 2019
     
  •  Доминария
     
  •  Соперники Иксалана
     
  •  Иксалан
     
  •  Час Разрушения
     
  •  Амонхет
     
  •  Эфирный бунт
     
  •  Каладеш
     
  •  Жуткая Луна
     
  •  Тени над Иннистрадом
     
  •  Клятва Стражей
     
  •  Битва за Зендикар
     
  •  Волшебное происхождение
     
  •  Драконы Таркира
     
  •  Перекованная судьба
     
  •  Ханы Таркира
     
  •  Магия 2015
     
  •  Путешествие в Никс
     
  •  Рожденный богами
     
  •  Терос
     
  •  Магия 2014
     
  •  Лабиринт Дракона
     
  •  Несчастный случай
     
  •  Возвращение в Равнику
     
  •  Магия 2013
     
  •  Авацина восстановлена
     
  •  Темное Вознесение
     
  •  Иннистрад
     
  •  Магия 2012
     
  •  Новая Фирексия
     
  •  Мирродин в осаде
     
  •  Шрамы Мирродина
     
  •  Магия 2011
     
  •  Восстание Эльдрази
     
  •  Пробуждение мира
     
  •  Зендикар
     
  •  Магия 2010
     
  •  Возрождение Алары
     
  •  Слияние
     
  •  Осколки Алары
     
  •  Вечерняя ночь
     
  •  Шэдоумур
     
  •  Утро
     
  •  Лорвин
     
  •  Десятое издание
     
  •  Взгляд в будущее
     
  •  Планарный Хаос
     
  •  Спираль времени
     
  •  Похолодание
     
  •  Разногласия
     
  •  Договор Гильдий
     
  •  Равника: Город гильдий
     
  •  Девятое издание
     
  •  Спасители Камигавы
     
  •  Восьмое издание
     
  •  Предатели Камигавы
     
  •  Чемпионы Камигавы
     
  •  Пятая заря
     
  •  Темная сталь
     
  •  Мирродин
     

Узнайте больше

Последние продукты

8 июля 2022 г.

Double Masters 2022

Поднимите свою игру с Double Masters 2022! Создавайте и сражайтесь с Magic: The Gathering переизданиями и любимыми коллекционерами. Мощные карты еще никогда не выглядели так хорошо!

Учить больше

10 июня 2022 г.

Commander Legends: Battle for Baldur’s Gate

Повествование D&D встречается с самым социальным форматом Magic в новом перекрестном многопользовательском режиме на века. Превратите каждую игру Commander в приключение с легендарными персонажами и заклинаниями D&D. И создайте своего собственного мощного персонажа с нуля с возвращением Commander Draft.

Учить больше

29 апреля 2022 г.

Улицы Нью-Капенны

Улицы Нью-Капенны сияют джекпотом всей жизни… если ты обанкротишься морально. Пять преступных кланов контролируют ореол, который питает город на этом совершенно новом плане, а коррупция процветает под блеском и гламуром фасада в стиле ар-деко.

Учить больше

18 февраля 2022 г.

Kamigawa: Neon Dynasty

Добро пожаловать в светлое будущее Kamigawa: Neon Dynasty, первого научно-фантастического набора Magic! Мир, пропитанный традициями, включает в себя невероятные технологии с множеством высокотехнологичных карт ниндзя и самураев. Улучшите свою игру с помощью механики Channel и Reconfigure и выразите свою эстетику с помощью большего количества демонстрационных обработок, чем когда-либо.

Учить больше

19 ноября 2021 г.

Иннистрад: Багровый обет

Вы приглашены на свадьбу вампиров на века с Иннистрад: Багровый обет . Присоединяйтесь к зловещему празднику и продемонстрируйте свою силу с новой линейкой карт вампиров, мощной механикой и специальными альтернативными изображениями с изображением культовых персонажей из мира Дракулы.

Учить больше

Keeping It Modern (Фонд Getty)

  • Текущие инициативы
  • Прошлые инициативы

 


Современность


Современная архитектура — одна из определяющих художественных форм ХХ века. Освободившись от традиционных структурных требований, архитекторы и инженеры использовали экспериментальные материалы и новые методы строительства для создания инновационных форм и продвижения новых философских подходов к архитектуре.

Ганди Бхаван в Чандигархе, Индия. Фото: Ваника Арора, младший архитектор, DRONAH

 

Сегодня это современное архитектурное наследие находится в опасности. Передовые строительные материалы и конструкционные системы, которые определяют современное движение, часто не были испытаны и не всегда хорошо себя зарекомендовали с течением времени. Специалисты по наследию не всегда располагают достаточным количеством научных данных о природе и поведении этих материалов и систем для разработки необходимых протоколов консервации.

Чтобы решить эти проблемы, Фонд разработал программу Keeping It Modern, международную грантовую инициативу, которая подтверждает нашу глубокую приверженность сохранению архитектуры с акцентом на важных зданиях двадцатого века.

С 2014 года Keeping It Modern поддержала 77 грантовых проектов выдающегося архитектурного значения, которые способствуют развитию практики сохранения. Текущие активные гранты направлены на создание планов управления консервацией, которые определяют долгосрочную политику обслуживания и консервации, тщательное исследование условий строительства, а также тестирование и анализ современных материалов. Программные группы, участвующие в этих проектах, также распространяют информацию о необходимости планирования современных зданий на основе исследований и сами формируют новые международные сети с помощью ежегодных семинаров в Лондоне, которые стали возможными благодаря грантам Гетти для Общества двадцатого века.

Финальные гранты на сохранение современной архитектуры для прямой поддержки проектов были присуждены летом 2020 года. Из 77 грантов на проекты, присужденных на сегодняшний день, пять были направлены на реализацию. Благодаря превосходству в предварительном планировании и качестве реализации эти проекты имеют большой потенциал для использования в качестве моделей для сохранения других зданий 20-го века.

В качестве услуги на местах технические отчеты по грантовым проектам размещаются в свободном доступе в Интернете через библиотеку отчетов Keeping It Modern. Библиотека периодически пополняется новыми отчетами по мере их завершения.

Фонд создал Keep It Modern в дополнение к инициативе Getty Conservation Institute по сохранению современной архитектуры (CMAI). Два здания, поддерживаемые на сегодняшний день Keeping It Modern, напрямую связаны с CMAI.

Просмотр проектов Keeping It Modern по годам

Присуждены гранты 2020 г.

Присуждены гранты 2019 г.

Присуждены гранты 2018 г.

Присуждены гранты 2017 г.

Присуждены гранты 2016 г.

Присуждены гранты 2015 г.

Присуждены гранты 2014 г.

Вверху: Луис Кан, Институт Солка, , 1965. Фото: Джо Белковсон для Института биологических исследований Солка. Вверху: Сиднейский оперный театр. Фото: Джек Этли, предоставлено фондом Sydney Opera House Trust

Пресс-релизы

Новости

31 июля 2017 г. : Баухаус среди 12 современных зданий, получивших гранты на сохранение от Фонда Гетти

31 июля 2017 г.: Фонд Гетти «Сохранение современности» выделяет гранты на сохранение двенадцати основных произведений архитектуры 20-го века

26 июля 2016 г .: Фонд Гетти объявляет получателей гранта Keeping It Modern 2016

28 июля 2015 г .: Как Ганни Харбо восстанавливает самые известные произведения Фрэнка Ллойда Райта

3 июля 2015 г .: Грант для помощи в восстановлении будущего павильона 9 NCC.0005

1 июля 2015 г.: PU получает 1,3 лакха на восстановление Ганди Бхавана

24 июня 2015 г.: Спасение 20-го века, грант New Getty Foundation на современную архитектуру

24 июня 2015 г.: 14 культовых современных зданий, которые будут спасены с помощью Фонда Гетти

25 ноября 2014 г.: план спасения заброшенного стадиона в Майами

8 октября 2014 г.: грант Prestiżowy для Hali Stulecia

20 сентября 2014 г .: Два этажа для двух домов Райт в Чикаго

19 сентября 2014 г . : Фонд Гетти объявляет о новых грантах на сохранение современной архитектуры

. 19 сентября 2014 г .: Конкретные вопросы: Сиднейский оперный театр получил грант на сохранение культовой архитектуры

18 сентября 2014 г .: Стадион Майами Марин получает грант на сохранение

17 сентября 2014 г .: Фонд Гетти начинает работу по сохранению жемчужин современной архитектуры

17 сентября 2014 г .: Фонд Гетти объявляет о грантах для зданий 20-го века

Узнать больше


Как подать заявку

Часто задаваемые вопросы

Библиотека отчетов

Присуждены гранты 2020 г.

Присуждены гранты 2019 г.

Присуждены гранты 2018 г.

Присуждены гранты 2017

Присуждены гранты 2016 г.

Присуждены гранты 2015 г.

Присуждены гранты 2014 г.

Связанная работа в GCI: CMAI

Что такое современный стиль декора?

Форма следует за функцией

По

Тоня Ли

Тоня Ли

Тоня Ли — эксперт по домашнему декору с 20-летним стажем, специализирующаяся на написании статей об декорировании с ограниченным бюджетом. Ее опыт в области домашнего декора начался, когда она устроила витрины для бутика домашнего декора, получив двойную степень бакалавра в области керамики и визуальных коммуникаций. На протяжении многих лет она и ее муж-архитектор реконструировали каждый из принадлежащих им домов.

Узнайте больше о The Spruce’s Редакционный процесс

Обновлено 24.02.22

Факт проверен

Джессика Врубель

Факт проверен Джессика Врубель

Джессика Врубель имеет богатый опыт работы писателем и редактором, работая в различных изданиях, газетах и ​​публичных библиотеках, помогая со справками, исследованиями и специальными проектами. В дополнение к своему опыту журналистики, она более 15 лет занимается просветительской деятельностью на темы здоровья и хорошего самочувствия как в классе, так и за его пределами.

Узнайте больше о The Spruce’s Редакционный процесс

Ель / Кристофер Ли Фото

Слово «современный» — одно из самых неправильно используемых словосочетаний в декорировании. Современный стиль, который часто путают с современным стилем, основан на дизайнерском движении, зародившемся на рубеже 20-го века. В мебели и декоре в современном стиле преобладают натуральные материалы, нейтральные или землистые цвета и устранение ненужных деталей. В то время как вы можете увидеть ряд цветов в современном стиле, современные стили будут иметь монохроматические цвета.

История современного стиля декора

Уходящий корнями в немецкую и скандинавскую архитектуру и дизайн, современный стиль прост и неприукрашен. Он связан с эпохой махинаций и часто упоминается как период с 1920-х по 1950-е годы. Движение стиля модерн продолжало набирать популярность в первой половине 20-го века, а более поздние производные этого стиля известны как модерн и постмодерн середины века.

Что включает в себя скандинавская архитектура?

Скандинавская архитектура и дизайн предполагают яркие, нейтральные цвета; открытые пространства; и большие окна, все предназначено для максимального увеличения количества света в пространстве. Акцент делается на четких линиях и натуральных материалах, которые создают ощущение простоты и комфорта.

Одним из ключевых убеждений современного дизайнерского движения является идея о том, что «форма следует за функцией». Другими словами, конструкция всех предметов обстановки и декора должна отражать их прямое назначение, а если какая-либо деталь обстановки, декора или украшения не имеет практического назначения, то ее можно исключить.

Типичные характеристики современного пространства

Эта философия, лежащая в основе современного стиля, делает его идеальным выбором для тех, кто любит простые, лаконичные пространства с четкими линиями и отсутствием вычурных украшений. Он хорошо сочетается с открытыми планами этажей, которые сопровождали развитие этого стиля.

Если вы думаете об оформлении помещения в современном стиле, вот несколько вещей, которые вы должны знать:

  • Структурные элементы (такие как бетон или балки), которые часто оставляют открытыми
  • Акцент на горизонтальных и вертикальных линиях с меньшим количеством кривых
  • Отсутствие суетливости или пушистости
  • Низкая горизонтальная мебель с четкими линиями
  • Торжество естественного света и некрашеных окон
  • Натуральные материалы, такие как неокрашенное дерево, металлы, кожа и натуральные волокна
  • Нейтральная или «естественная» цветовая палитра
  • Отражающие поверхности, такие как сталь, хром или стекло
  • Натуральная древесина и шпон

Современный и современный стиль

Современный стиль не рождается из определенной эпохи. Он меняется с течением времени и может включать в себя современные элементы. Например, еще через несколько десятилетий новый стиль будет называться современным, потому что он в моде. Современная мебель имеет более характерные формы и часто может включать изогнутую мебель.

Начиная с 1990-х годов современный декор следовал минималистской тенденции и может включать в себя резко контрастирующие цвета с черным и белым, в то время как модерн основан на нейтральных тонах, а не на резком и холодном. Современные предметы могут быть просто декоративными, в то время как современные предметы должны иметь функцию.

Битва за определение современного стиля, вероятно, продолжится, поскольку она широко обсуждается. Но в своей основе современный стиль отражает определенную эпоху. Тем не менее, многие люди включают элементы современного стиля в свои дома и офисы из-за его простого и функционального характера. Поскольку многие люди стремятся к простоте в жизни — а упор делается на расхламление — возможно, их привлечет современный стиль, потому что он, кажется, все упрощает. Это согласуется с тенденцией дизайна пространств с открытой концепцией.

Статья Источники

The Spruce использует только высококачественные источники, в том числе рецензируемые исследования, для подтверждения фактов в наших статьях. Прочтите наш редакционный процесс, чтобы узнать больше о том, как мы проверяем факты и делаем наш контент точным, надежным и заслуживающим доверия.

  1. Мигдол, Эрин. Что такое современная архитектура? Центр Гетти . 2020. 

проверить

Просмотреть иллюстрации и найти похожие совпадения

Попробуйте визуальный поиск

Категория

AllPaintingSphotographyDrawingSnew-MediasculptureCollagePrintmakingDigitalinStallationVideo


Фильтр (1)

Сорт

Рекомендуется

Рекомендованные. От высокого к низкому


Ищете ли вы оригинальную картину в стиле модерн или высококачественную репродукцию, Saatchi Art предлагает более 691 022 оригинальных картин в стиле модерн от начинающих художников со всего мира. Подробнее



Filter

Category

AllPaintingsPhotographyDrawingsNew-MediaSculptureCollagePrintmakingDigitalInstallationVideo


Modern

Abstract

Fine Art

Abstract Expressionism

Expressionism

Figurative

Minimalism

Impressionism

Conceptual

Pop Art

Реализм

Портрет

Арт-деко

Surrealism

Illustration

Street Art

Cubism

Photorealism

Folk

Documentary

Dada

Show More

Subject

Abstract

Landscape

Portrait

Floral

Animal

People

Женщины

Природа

Натюрморт

Морской пейзаж

Ню

Города

Фэнтези

Architecture

Cartoon

Body

Geometric

Botanic

Celebrity

Beach

Love

Pop Culture/Celebrity

Erotic

Culture

Men

Music

Popular culture

Interiors

Дерево

Вода

Автомобиль

Мировая культура

Граффити

Дети

Мода

Сад

Лошадь

Classical mythology

Food

Religious

Outer Space

Boat

Fish

Religion

Calligraphy

Places

Political

Mortality

Aerial

Cats

Home

Food & Drink

Семья

Собаки

Узоры

Театральное искусство

Свет

Путешествия

Юмор

Парусник

Sport

Время

Автомобиль

сезоны

Cinema

Комиксы

Сельская жизнь

Дети

Наука

Sports

Science

Наука

.

Техника

Корабль

Бизнес

Велосипед

Коровы

Кухня

Стена

Самолет

Kitchen

Aeroplane

Yacht

Transportation

Train

Education

Motorcycle

Bike

Motorbike

Motor

Show More

Medium

Acrylic

Oil

Ink

Watercolor

Краска

Аэрозольная краска

Gesso

Digital

Color

Pastel

Paper

Pencil

Gouache

Marker

Charcoal

Enamel

Graphite

Tempera

Resin

Household

Airbrush

Wood

Fabric

Wax

Plaster

Black & White

Metal

Chalk

Текстиль

Фото

Шариковая ручка

Латекс

Манипуляция

Найденные предметы

Конте

Пластик

Stencil

Glass

Full spectrum

Fiber

Vector

3D Sculpting

Neon

Screenprinting

Stone

Clay

Environmental

Monotype

Encaustic

Paper mache

Gelatin

Мозаика

C-тип

Ксилография

Перенос краски

Мрамор

Алгоритмическое искусство

Карандаш

Бронза

Lights

Silverpoint

Timber

Steel

Ceramic

Photogram

Interactive

Engraving

Fractal

Leather

LED

Aquatint

Rubber

Fiberglass

Etching

Linocuts

Платина

Полароид

Звук

Кинетик

Робототехника

Литография

Гранит

Drypoint

Pottery

Giclée

Lenticular

Taxidermy

Pinhole

Mezzotint

Pen and Ink

Decoupage

Show More

Material

Canvas

Paper

Wood

Other

Картон

Мягкий (пряжа, хлопок, ткань)

Пластик

Алюминий

Стекло

Сталь

Углеродное волокно

Стоун

Бронза

Ceramic

Мрамор

Железо

НЕПРАВИТЕЛЬНА деревянная панель

Чернила

панель

Акрил на холсте с галерейной натяжкой

Лак

Сусальное золото

акрил на холсте

Штукатурка

thread

MDF

Gesso

watercolor

Oil on Canvas

sand

Plywood

linen canvas

Nails

Plexiglass

canvas panel

sheet music

vintage page

Fiberboard

Мастихин

уголь

полиэстер

смешанная техника

холст на подрамнике

шелк

акрил

меловая пастель

Digital

Brushes

Layered translucent textiles and polymers

Oil paints

newspaper

Pastel

texture

cradled wood panel

sintra panel

Leinwand

Oil pastel

Pencil

frame

графит

пигменты

необработанный холст

аэрозольная краска

оргалит

маркер

деревянная рама

глянцевый лак

Japanese paper

collage

gold

metal

enamel

wax

Epoxy

My Old Notebooks

Plexiglas

Synthetic paper

Wool

mdf wood panel

priming

wooden panel

Матовый лак

Деревянная рама

Бумага Yupo

Акрил и цветной карандаш на доске

Клей

Поталь

Мазонит

Текстурная впадка

Аквалор

Показ больше

до 500 долл. США

$ 500 — 1000

.

Большой

Большой

Выбрать нестандартный размер

Ориентация

Горизонтальная

Вертикальная

Квадратная



Artist Country

United States

United Kingdom

Russia

Germany

Ukraine

Canada

Spain

Italy

France

Netherlands

Poland

Australia

India

Turkey

Сербия

Румыния

Венгрия

Болгария

Южная Корея

Австрия

Португалия

Словакия

Czech Republic

Switzerland

Greece

Israel

Mexico

Brazil

China

Belgium

Japan

Argentina

Belarus

Georgia

Croatia

Lithuania

Latvia

South Africa

Вьетнам

Индонезия

Армения

Ирландия

Швеция

Молдова

Норвегия

Slovenia

Denmark

Pakistan

Chile

New Zealand

United Arab Emirates

Macedonia

Cyprus

Finland

Kazakhstan

Thailand

Colombia

Estonia

Egypt

Singapore

Hong Конг

Нигерия

Азербайджан

Малайзия

Шри-Ланка

Уругвай

Филиппины

Бангладеш

Venezuela

Taiwan

Luxembourg

Montenegro

Kenya

Kyrgyzstan

Ghana

Lebanon

Qatar

Costa Rica

Bosnia and Herzegovina

Malta

Albania

Ecuador

Uzbekistan

Мозамбик

Перу

Марокко

Пуэрто-Рико

Иордания

Ямайка

Боливия

Исландия

Kosovo

Dominican Republic

Monaco

Saudi Arabia

Uganda

Bahrain

Panama

Mauritius

Oman

Show More

Featured Artist

Saatchi Art Catalog

Inside The Studio

Rising Stars

One To Watch

The Other Art Fair


Поиск Ограниченное издание и открытые издания
Репродукции для продажи

Природа 36

картины, 35,4 Вт x 35,4 H x 1,6 D в

$ 3210

MindStream #157

, 15,6 Вт X 21,5 H x 0 D в

$ 710

PRINTS PRINTS $ 600005

$ 710 9000

PRINTS $ 600005

$ 710

PRINTS $ 600005

. , 54 Вт X 28 H x 0,1 D в

$ 2600

Отпечатки от 80

Alebrije №16

, 74,8 Вт X 74,8 H x 2 D в

$ 8410

(100-100C).

Картины, 39,4 Ш x 39,4 В x 1,2 Г в

3 394 $

Печать от 134 $

Символы 150 x 100 см.

картины, 39,4 Вт x 59,1 H x 0,8 D в

$ 1 520

Отпечатки от 40

бананы

, 39,4 W x 55,1 H x 0,8 D в

$ 2110579

. Ш x 47,2 В x 1,6 Г в

4950 $

Репродукции от 70 $

Краш

Картины, 39,4 Ш x 39,4 В x 1,6 Г в

1070 $

Sun King

картин, 20 Вт x 20 H x 1,5 D в

Linger

картины, 11 Вт x 15 H x 0,1 D в

$ 240

Отпечатки от 40

The Perfect Sorm Картины, 60 Вт x 22 H x 0 D в

$ 1 200

Черная красота с серьгой

, 23,6 Вт x 31,5 ч x 1,4 D в

$ 2 210

Отпечатки от 61

. Ш x 78,7 В x 1,2 Г в

$ 1 900

Счастье для Evermore

картин, 58,3 W x 78,1 H x 0,1 D в

$ 8,701

Цветочный огонь

  • 67878, 45 Вт x 30 H. 0,1 D в

    7776 $ 292878.28805757575757575757805780578057805780578057805780578057802802802802888028028802802880288028028028н. , 30 Вт x 40 H x 1,5 D в

    $ 4550

    Отпечатки от $ 100

    Ваша сладкая улыбка 2

    , 11 Вт x 15 H x 0 D в

    $ 710

    отпечатки от $ 100

    776 Place

    77577777888 $ 100

    776 Place

    77777777777888. Картины, 31,5 Ш x 31,5 В x 0,8 Г в

    $ 1 710

    Друзья с преимуществами

    картин, 40 Вт x 50 H x 1,3 D в

    $ 5000

    Van Gogh с фруктами

    , 23,6 W x 23,6 H x 0,6 D.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.