Разное

Девушки под водой без воздуха и одежды: Сколько можно продержаться без воздуха?

14.08.2021

Содержание

Сколько можно продержаться без воздуха?

  • Фрэнк Суэйн
  • BBC Future

Автор фото, Getty

<span >Некоторые люди способны задержать дыхание очень надолго. Постоянный автор BBC Future задался вопросом: как они это делают?

Ноябрь 2013 года. 32-летний Николас Меволи лежит на спине на поверхности океана, глубоко вдыхая воздух, насыщая кровь кислородом. Потом с легким всплеском он опускается под воду и начинает погружение в Голубую Дыру Дина – глубокую карстовую воронку на Багамах. Меволи намерен нырнуть на глубину более 70 метров на одном вдохе. Его попытка завершится трагедией.

Как долго можно находиться под водой, не всплывая на поверхность? Как долго можно не дышать? Человечество сейчас штурмует два своих последних рубежа – глубокий космос и глубокий океан, и для этого нам уж точно не помешают знания о том, как ведет себя организм в безвоздушной среде.

В космической пустоте быстро наступает потеря сознания. В 1965 году у одного из сотрудников космического центра НАСА в Хьюстоне порвался скафандр в испытательной камере, и мужчина оказался в условиях практически полного вакуума. Он потерял сознание через 15 секунд. Вопреки распространенному мифу, организм в таких условиях не может лопнуть под внутренним давлением, однако его жидкости в вакууме закипают при комнатной температуре. Последнее, что запомнил выживший счастливчик – это то, как на его языке кипела слюна.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Фридайверам помогает нырятельный рефлекс млекопитающих

Ныряльщики-фридайверы, опускающиеся на глубину на пределе возможностей своего организма, могут продержаться дольше – они часто проводят под водой более трех минут. Обладатель рекорда в дисциплине “Без ограничений”, австриец Герберт Ницш, опустился на глубину 214 метров на специальном устройстве — следе — и не всплывал четыре с половиной минуты. Фридайверам помогает нырятельный рефлекс млекопитающих – при погружении тела в воду замедляется сердцебиение. Рефлекс срабатывает, даже если просто опустить лицо в холодную воду.

Фридайверы достигают немыслимых глубин, но в менее экстремальных условиях человеческий организм способен продержаться без воздуха еще дольше. Датский ныряльщик Стиг Северинсен в 2012 году не дышал 22 минуты, плавая на небольшой глубине в лондонском бассейне. Этот рекорд до сих пор не побит. Обычные люди едва способны задержать дыхание на минуту – профессионалам же, устанавливающим поражающие воображение рекорды, приходится долго готовиться, тренироваться и внимательно изучать человеческую физиологию.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Если перед погружением надышаться как следует кислорода в барокамере, то под водой можно пробыть дольше

Прежде чем приступить к своей рекордной попытке, Северинсен почти 20 минут активно дышал чистым кислородом. Ткани его тела насытились животворящим газом, а из легких ушла углекислота – оба этих фактора имеют большое значение для длительной задержки дыхания. Всем известно, что нехватка кислорода может привести к гибели, но не все помнят, что рост концентрации углекислого газа не менее опасен. Если организм не имеет возможности избавиться от углекислоты через легкие, то начинает расти ее концентрация в крови. За этим могут следовать дезориентация и мышечные спазмы, ускоренное сердцебиение и, возможно, потеря сознания и смерть.

В организме профессиональных фридайверов и чемпионов по задержке дыхания зачастую происходят физиологические изменения, помогающие им долгое время не дышать. Исследование, которое проводилось среди бразильских рыбаков, показало: те из них, кто ныряет за добычей, имеют гораздо больший объем легких, чем рыбачащие с поверхности моря. Знаменитые корейские и японские ныряльщики за жемчугом при погружении имеют в крови на 10% больше красных кровяных телец, чем обычно.

Верхний предел

Предел задержки дыхания диктуется тем, насколько низкую концентрацию кислорода и насколько высокое содержание углекислого газа способен перенести ваш организм.

И тот, и другой фактор зависят от скорости обмена веществ. Ныряльщик, опускающийся в глубину океана, расходует кислород и производит углекислоту быстрее, чем неподвижно лежащий в воде. Чемпионы-фридайверы нередко говорят о важности медитативного подхода к этому спорту – чтобы сердце замедлялось, голова освобождалась от мыслей и наступало состояние глубокой релаксации. Есть и другие способы замедлить обмен веществ. В 1986 году, упав в ледяной ручей, двухлетняя американская малышка Мишель Фанк, по некоторым оценкам, провела без дыхания 66 минут – серьезное переохлаждение почти остановило обмен веществ в ее организме.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Один из чемпионов по задержке дыхания: синий кит

Но безусловные чемпионы по задержке дыхания – не люди, а морские млекопитающие, к примеру, тюлени и киты. Они могут по часу не подниматься на поверхность воды. Они легче переносят высокую концентрацию углекислого газа в организме, а их мышечная ткань богата миоглобином – белком, который связывает кислород и постепенно высвобождает его при длительных погружениях. Миоглобин окрашивает ткани в красный цвет – и в китовом мясе его так много, что оно почти черное.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Ныряльщики за жемчугом достигают хороших результатов в задержке дыхания

К сожалению, даже самые упорные тренировки не позволят вам соперничать с китом, который приспособлен к жизни в воде долгой эволюцией. Есть ли какие-то еще способы прожить без воздуха? В принципе, да: можно, например, дышать жидкостью. Но ни в коем случае не жидким кислородом – его температура минус 200 градусов по Цельсию, он попросту превратит легкие в ледышку, которая рассыпется при попытке вдохнуть. Вместо этого используются жидкости, богатые растворенным в них кислородом. Особые химические соединения – перфторуглеводороды – способны очень хорошо растворять кислород и углекислый газ, и некоторые из них остаются в жидком состоянии при нормальных температурах. Жидкостное дыхание на первый взгляд кажется плодом фантастического вымысла – оно было показано, к примеру, в не самом близком к реальности фильме Джеймса Кэмерона “Бездна” — но на самом деле основа у этого вполне научная.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Тренировки помогают спортсменам развить возможности своих легких

Перфторуглеводороды привлекают специалистов тем, что они бесцветны, не имеют запаха и не токсичны – почти как воздух – и могут пригодиться, к примеру, для спасения подводников с аварийных субмарин. В ходе экспериментов в 1960-х годах мыши и кошки, погруженные в насыщенную кислородом перфторуглеводородную жидкость, выживали в течение нескольких дней. Эти жидкости удерживают гораздо большее, чем воздух, количество кислорода на единицу объема – то есть, в теории, на одном вдохе можно продержаться гораздо дольше. Другое дело, что нежные легкие млекопитающих плохо приспособлены к тому, чтобы постоянно вкачивать и выкачивать четыре литра жидкости – поэтому заменять ей воздух можно только на не очень продолжительное время. Тем не менее, именно такие жидкости применяют при выхаживании родившихся до срока младенцев, чьи легкие еще не могут работать самостоятельно.

Но если не использовать технологические достижения, а уповать лишь на свою подготовку, то всегда есть риск печального исхода. Николас Меволи, с которого начинался этот рассказ, вынырнул на поверхность через три с половиной минуты после погружения, достигнув рекордной глубины в 72 метра. Почти сразу он потерял сознание и, несмотря на оказанную на месте медицинскую помощь, вскоре скончался. Его смерть навсегда останется напоминанием о том, какими опасностями чревата жизнь на грани человеческих возможностей.

Об авторе. Фрэнк Суэйн заведует отделом соцсетей в New Scientist . Он автор книги “Как создать зомби” и сотрудничает с Mosaic, Wired, Slate и BBC Radio 4.

Ученые доказали, что под водой можно дышать водой — Российская газета

Российский фонд перспективных исследований начал испытывать на собаках технологию жидкостного дыхания для подводников.

Об этом рассказал заместитель гендиректора Фонда Виталий Давыдов. По его словам, уже идут натурные испытания.

— В одной из его лабораторий ведутся работы по жидкостному дыханию. Пока эксперименты проводят над собаками. При нас рыжую таксу погрузили в большую колбу с водой мордой вниз. Казалось бы, зачем над животным издеваться, сейчас захлебнется же. Ан нет. Она просидела под водой 15 минут. А рекорд — 30 минут. Невероятно. Оказывается, легкие собаки заполнились жидкостью, насыщенной кислородом, что дало ей возможность дышать под водой. Когда ее вытащили, она была немного вялая — говорят, из-за переохлаждения (а я думаю, кому понравится под водой в банке у всех на глазах торчать), но через несколько минут стала вполне себе. Скоро опыты будут проводить на людях, — рассказывает журналист «Российской газеты» Игорь Черняк, ставший очевидцем необычных испытаний.

Все это было похоже на фантастический сюжет знаменитого фильма «Бездна», где на огромную глубину человек мог спуститься в скафандре, шлем которого был заполнен жидкостью. Ею подводник и дышал. Теперь это уже не фантастика.

Технология жидкостного дыхания предполагает заполнение легких специальной жидкостью, насыщенной кислородом, который проникает в кровь. Фонд перспективных исследований одобрил реализацию уникального проекта, работы ведет НИИ медицины труда. Планируется создать специальный скафандр, который пригодится не только подводникам, но и летчикам, а также космонавтам.

Как рассказал корреспонденту ТАСС Виталий Давыдов, для собак создали специальную капсулу, которую погружали в гидрокамеру с повышенным давлением. На данный момент собаки могут без последствий для здоровья более получаса дышать на глубине до 500 метров. «Все собаки-испытатели выжили и чувствуют себя после длительного жидкостного дыхания хорошо», — заверил замглавы ФПИ.

Мало кто знает, что опыты по жидкостному дыханию на людях в нашей стране уже проводились. Дали потрясающие результаты. Акванавты дышали жидкостью на глубине в полкилометра и больше. Вот только народ о своих героях так и не узнал.

В 1980-х годах в СССР разработали и стали осуществлять серьезную программу по спасению людей на глубине.

Проектировались и даже вводились в строй специальные спасательные подводные лодки. Изучались возможности адаптации человека к глубинам в сотни метров. Причем находиться на такой глубине акванавт должен был не в тяжелом водолазном скафандре, а в легком утепленном гидрокостюме с аквалангами за спиной, движения его не были ничем стеснены.

Поскольку человеческий организм состоит почти целиком из воды, то ему не опасно страшное давление на глубине само по себе. Организм надо просто готовить к нему, повышая в барокамере давление до необходимого значения. Главная проблема в другом. Чем дышать при давлении в десятки атмосфер? Чистый воздух для организма становится ядом. Его необходимо разбавлять в специально подготовленных газовых смесях, как правило азотно-гелиево-кислородных.

Их рецептура — пропорции различных газов — самая большая тайна во всех странах, где идут аналогичные исследования. Но на очень большой глубине и гелиевые смеси не спасают. Легкие, чтобы их не разорвало, должны заполняться жидкостью. Что из себя представляет жидкость, которая, попав в легкие, не приводит к удушью, а передает через альвеолы кислород в организм — тайна из тайн.

Поэтому-то все работы с акванавтами в СССР, а затем и в России велись под грифом «совершенно секретно».

Тем не менее есть вполне достоверная информация о том, в конце 1980-х на Черном море существовала глубоководная аквастанция, в которой жили и работали подводники-испытатели. Они выходили в море, облаченные лишь в гидрокостюмы, с аквалангами за спиной, и работали на глубинах от 300 до 500 метров. В их легкие под давлением подавалась специальная газовая смесь.

Предполагалось, что если подлодка терпит бедствие и легла на дно, то к ней направят субмарину-спасатель. Акванавтов заранее подготовят к работам на соответствующей глубине.

Самое тяжелое — суметь выдержать наполнение легких жидкостью и просто не умереть со страха

И когда спасательная субмарина подойдет к месту бедствия, водолазы в легком снаряжении выйдут в океан, обследуют аварийную лодку и помогут эвакуировать экипаж с помощью специальных глубоководных аппаратов.

До конца те работы довести не удалось из-за распада СССР. Впрочем, тех, кто работал на глубине, все-таки успели наградить звездами Героев Советского Союза.

Наверное, даже более интересные исследования были продолжены уже в наше время под Санкт-Петербургом на базе одного из НИИ ВМФ.

Там тоже велись опыты по газовым смесям для глубоководных исследований. Но, самое главное, может быть, впервые в мире люди там научились дышать жидкостью.

По своей уникальности те работы были гораздо более сложными, чем, предположим, подготовка астронавтов к полетам на Луну. Испытатели подвергались огромным физическим и психологическим нагрузкам.

Сначала организм акванавтов в воздушной барокамере адаптировали к глубине в несколько сот метров. Затем они перемещались в камеру, заполненную жидкостью, где погружение продолжалось до глубин, говорят, почти в километр.

Самое тяжелое, как рассказывают те, кому все-таки довелось пообщаться с акванавтами, по их словам, было выдержать наполнение легких жидкостью и просто не умереть от страха. Это не говорит о трусости. Страх захлебнуться — естественная реакция организма. Могло случиться все. Спазм легких или сосудов головного мозга, даже инфаркт.

Когда же человек понимал, что жидкость в легких не несет смерть, а дарует жизнь на огромной глубине, возникали совершенно особые поистине фантастические ощущения. Но о них знают лишь те, кто такое погружение пережил.

Увы, потрясающие по своей значимости работы были прекращены по элементарной причине — из-за нехватки финансов. Героям-акванавтам дали звание Героев России и отправили на пенсию. Имена подводников засекречены по сей день.

Хотя чествовать их надо бы было как первых космонавтов, ведь они проложили путь в глубинный гидрокосмос Земли.

Сейчас эксперименты по жидкостному дыханию возобновили, проводят их на собаках, преимущественно таксах. Они тоже испытывают стресс.

Но исследователи их жалеют. Как правило, после подводных экспериментов забирают жить к себе домой, где кормят вкуснятиной, окружают лаской и заботой.

Американский иллюзионист провел 17,4 мин. под водой без воздуха :: Общество :: РБК

В программе «Шоу Опры Уинфри» иллюзионист Дэвид Блэйн достиг своей мечты, установив новый рекорд по задержке дыхания под водой — 17 мин. и 4 сек., передает Би-би-си. По словам Д. Блэйна, он просто пытался показать возможности человеческого тела.

Иллюзиониста поместили в стеклянную сферу, наполненную 8200 литрами воды. Перед погружением он вдохнул чистый кислород, чтобы вывести из крови углекислый газ.

Д. Блэйн мечтал установить рекорд в 23 мин., но быстро понял, что его цель просто побить предыдущий рекорд, установленный в феврале 2008г. И он достиг этой цели, продержавшись без дыхания на 32 сек. дольше. Когда иллюзиониста вытащили из воды, он признался, что его пульс был очень высок. По словам Д. Блэйна, установить рекорд ему удалось только благодаря медитации, в состоянии которой он находился сразу после погружения. Среди других рекордов иллюзиониста — 2,5 дня, проведенные во льду; 44 дня без еды в стеклянном ящике, а также неделя в гробу, погребенном под землей.

Следующей целью иллюзиониста является установление другого мирового рекорда — в этот раз по количеству времени, проведенному без сна. На сегодняшний день, рекорд составляет 11,5 суток. Однако Книга рекордов Гиннеса прекратила регистрацию таких рекордов, объясняя это тем, что подобные испытания слишком опасны для здоровья.

Утопление. Первая помощь при утоплении

Утопление – терминальное состояние или наступление смерти вследствие аспирации (проникновения) жидкости в дыхательные пути, рефлекторной остановки сердца в холодной воде либо спазма голосовой щели, что в результате приводит к снижению или прекращению газообмена в легких.

Утопление — вид механической асфиксии (удушья) в результате попадания воды в дыхательные пути.

Различают следующие виды утопления:

  • Истинное («мокрое», или первичное)
  • Асфиктическое («сухое»)
  • Синкопальное
  • Вторичное утопление («смерть на воде»)

Истинное утопление

Состояние, сопровождающееся проникновением жидкости в легкие, возникающее примерно в 75 – 95% гибели на воде. Характерная длительная борьба за жизнь.

Примерами истинного утопления является утопление в пресной и морской воде.

Утопление в пресной воде.

При проникновении в лёгкие пресная вода быстро всасывается в кровь, так как концентрация солей в пресной воде намного ниже, чем в крови. Это приводит к разжижению крови, увеличению её объёма и разрушению эритроцитов. Иногда развивается отёк лёгкого. Образуется большое количество устойчивой розовой пены, что ещё больше нарушает газообмен. Функция кровообращения прекращается в результате нарушения сократимости желудочков сердца.

Утопление в морской воде.

Вследствие того, что концентрация растворённых веществ в морской воде выше, чем в крови, при попадании морской воды в лёгкие жидкая часть крови вместе с белками проникает из кровеносных сосудов в альвеолы. Это приводит к сгущению крови, увеличению в ней концентрации ионов калия, натрия, кальция, магния и хлора. В альвеолах накаливается большое количество жидкости, что ведёт к их растяжению вплоть до разрыва. Как правило, при утоплении в морской воде развивается отёк лёгких. То небольшое количество воздуха, которое находится в альвеолах, способствует во время дыхательных движений взбиванию жидкости с образованием стойкой белковой пены. Резко нарушается газообмен, возникает остановка сердца.

При истинном утоплении существует три клинических периода:

Начальный период.

Пострадавший в сознании и ещё способен задерживать дыхание при повторных погружениях под воду. Спасенные неадекватно реагируют на обстановку (одни могут находиться в депрессии, другие – чрезмерно активны и возбуждены). Кожные покровы и видимые слизистые синюшны. Дыхание частое, шумное, может прерываться приступами кашля. Первичная тахикардия и артериальная гипертензия вскоре сменяются брадикардией и последующим снижением артериального давления. Верхний отдел живота, как правило, вздут в связи с поступлением большого количества воды в желудок. Может наблюдаться рвота заглоченной водой и желудочным содержимым. Острые клинические проявления утопления быстро проходят, восстанавливается ориентация, но слабость, головная боль и кашель сохраняются несколько дней.

Агональный период.

Пострадавший находится без сознания. Пульс и дыхательные движения сохранены. Сердечные сокращения слабые, глухие. Пульс может определяться исключительно на сонных и бедренных артериях. Кожные покровы синюшные, холодные на ощупь. Изо рта и носа выделяется пенистая жидкость розового цвета.

Период клинической смерти.

Внешний вид пострадавшего при данном периоде истинного утопления такой же, как в агональном. Единственным отличием является отсутствие пульса и дыхательных движений. При осмотре зрачки расширены, на свет не реагируют. В этом периоде реанимационные мероприятия редко являются успешными.

Асфиктическое утопление

Происходит вследствие раздражения жидкостью верхних дыхательных путей (без аспирации воды в легкие, в результате ларингоспазма) и наблюдается у 5—20% всех утонувших. В большинстве случаев, асфиктическому утоплению предшествует предварительное угнетение ЦНС, состояние алкогольного опьянения, удар о поверхность воды. Как правило, начальный период диагностировать не удается. В агонии наблюдается редкий лабильный пульс на магистральных артериях. Дыхание может иметь вид «ложнореспираторного» (при чистых дыхательных путях). Со временем наступает угнетение дыхания и кровообращения и переход в период клинической смерти, который при асфиктическом утоплении длится дольше (4-6 минут). При реанимационных мероприятиях, как правило, трудно преодолеть тризм жевательных мышц и ларингоспазм.

Синкопальное утопление

Характеризуется первичной рефлекторной остановкой сердца и дыхания, вызываемой попаданием даже незначительного количества воды в верхние дыхательные пути. При данном виде утопления первоочередным является наступление клинической смерти. Пульс и дыхание отсутствуют, зрачки расширены(на свет не реагируют). Кожные покровы бледные. Сходный механизм развития имеет, так называемый «ледяной шок», или синдром погружения, развивающийся вследствие рефлекторной остановки сердца при резком погружении в холодную воду.

Вторичное утопление («смерть на воде»)

Происходит в результате первичной остановки кровообращения и дыхания (инфаркт миокарда, приступ эпилепсии и.т.д). Особенностью данного вида утопления является то, что попадание воды в дыхательные пути происходит вторично и беспрепятственно (когда человек уже находится в периоде клинической смерти).

Изменения, происходящие в организме при утоплении, в частности, сроки умирания под водой, зависят от ряда факторов: от характера воды (пресная, солёная, хлорированная пресная вода в бассейнах), от её температуры (ледяная, холодная, тёплая), от наличия примесей (ил, тина и т. д.), от состояния организма пострадавшего в момент утопления (переутомление, возбуждение, алкогольное опьянение и пр. ).

При проведении реанимационных мероприятий крайне важное значение имеет фактор времени. Чем раньше начато оживление, тем больше шансов на успех. Исходя из этого, искусственное дыхание желательно начинать уже на воде. Для этого осуществляют периодическое вдувание воздуха в рот или в нос пострадавшего во время его транспортировки к берегу или к лодке. На берегу производят осмотр потерпевшего. Если пострадавший не терял сознания или находится в состоянии лёгкого обморока, то, чтобы устранить последствия утопления, достаточно дать понюхать нашатырный спирт и согреть пострадавшего.

Если функция кровообращения сохранена (пульсация на сонных артериях), на нет дыхания, полость рта освобождают от инородных тел. Для этого её очищают пальцем, обёрнутым бинтом, удаляют съёмные зубные протезы. Нередко рот пострадавшего невозможно открыть из-за спазма жевательных мышц. В этих случаях проводят искусственное дыхание «рот в нос»; при неэффективности этого метода используют роторасширитель, а если его нет, то применяют какой-либо плоский металлический предмет (не сломать зубы!). Что касается освобождения верхних дыхательных путей от воды и пены, то лучше всего для этих целей применить отсос. Если его нет, пострадавшего укладывают животом вниз на бедро спасателя, согнутое в коленном суставе. Затем резко, энергично сжимают его грудную клетку. Эти манипуляции необходимы в тех случаях реанимации, когда проводить искусственную вентиляцию лёгких невозможно из-за перекрытия дыхательных путей водой или пеной. Проводить эту процедуру надо быстро и энергично. Если в течение нескольких секунд эффекта нет, надо приступать к искусственной вентиляции лёгких. Если кожные покровы бледные, то надо переходить непосредственно к искусственной вентиляции лёгких после очищения полости рта.

Пострадавшего укладывают на спину, освобождают от стесняющей одежды, голову запрокидывают назад, помещая одну руку под шею, а другую накладывают на лоб. Затем выдвигают нижнюю челюсть пострадавшего вперёд и вверх так, чтобы нижние резцы оказались впереди верхних. Эти приёмы выполняют с целью восстановления проходимости верхних дыхательных путей. После этого спасатель делает глубокий вдох, немного задерживает дыхание и, плотно прижимаясь губами ко рту (или к носу) пострадавшего, делает выдох. При этом рекомендуется зажимать пальцами нос (при дыхании рот в рот) или рот (при дыхании рот в нос) оживляемого. Выдох проводится пассивно, при этом дыхательные пути должны быть открыты.

Если при искусственной вентиляции лёгких из дыхательных путей пострадавшего выделяется вода, которая затрудняет вентиляцию лёгких, надо повернуть голову в сторону и приподнять противоположное плечо; при этом рот утонувшего окажется ниже грудной клетки и жидкость выльется наружу. После этого можно продолжать искусственную вентиляцию лёгких. Ни в коем случае нельзя прекращать искусственную вентиляцию лёгких при появлении самостоятельных дыхательных движений у пострадавшего, если его сознание ещё не восстановилось или нарушен или резко учащен ритм дыхания, что свидетельствует о неполном восстановлении дыхательной функции.

В том случае, если отсутствует эффективное кровообращение (нет пульса на крупных артериях, не выслушиваются удары сердца, не определяется артериальное давление, кожные покровы бледные или синюшные), одновременно с искусственной вентиляцией лёгких проводят непрямой массаж сердца. Оказывающий помощь становится сбоку от пострадавшего так, чтобы его руки были перпендикулярны к поверхности грудной клетки утонувшего. Одну руку реаниматор помещает перпендикулярно грудине в её нижней трети, а другую кладёт поверх первой руки, параллельно плоскости грудины. Сущность непрямого массажа сердца заключается в резком сдавлении между грудиной и позвоночником; при этом кровь из желудочков сердца попадает в большой и малый круг кровообращения. Массаж должен выполняться в виде резких толчков: не надо напрягать мышцы рук, а следует как бы «сбрасывать» массу своего тела вниз — ведёт к прогибанию грудины на 3-4 см и соответствует сокращению сердца. В промежутках между толчками руки от грудины отрывать нельзя, но давления при этом не должно быть — этот период соответствует расслаблению сердца. Движения реаниматора должны быть ритмичными с частотой толчков около 100 в минуту.

Массаж является эффективным, если начинает определяться пульсация сонных артерий, сужаются до того расширенные зрачки, уменьшается синюшность. При появлении этих первых признаков жизни непрямой массаж сердца следует продолжать до тех пор, пока не начнёт выслушиваться сердцебиение.

Если реанимация проводится одним человеком, то рекомендуется чередовать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание следующим образом: на 4-5 надавливаний на грудину производится 1 вдувание воздуха. Если спасателей двое, то один занимается непрямым массажем сердца, а другой — искусственной вентиляцией лёгких. При этом 1 вдувание воздуха чередуют с 5 массажными движениями.

Следует учитывать, что желудок пострадавшего может быть заполнен водой, пищевыми массами; это затрудняет проведение искусственной вентиляции лёгких, непрямого массажа сердца, провоцирует рвоту.

После выведения пострадавшего из состояния клинической смерти его согревают (завёртывают в одеяло, обкладывают тёплыми грелками) и делают массаж верхних и нижних конечностей от периферии к центру.

При утоплении время, в течение которого возможно оживление человека после извлечения из воды, составляет 3-6 минут.

Большое значение на сроки возвращения к жизни пострадавшего оказывает температура воды. При утоплении в ледяной воде, когда температура тела снижается, оживление возможно и через 30 минут после несчастного случая.

Как бы быстро спасённый человек ни пришёл в сознание, каким бы благополучным ни казалось его состояние, помещение пострадавшего в стационар является непременным условием.

Транспортировку проводят на носилках — пострадавшего укладывают на живот или на бок с опущенной головой. При развитии отёка лёгких положение тела на носилках горизонтальное с поднятым головным концом. Во время транспортировки продолжают искусственнуювентиляцию лёгких.

Краткий алгоритм действий:

  • Убедись, что тебе ничто не угрожает. Извлеки пострадавшего из воды. (При подозрении на перелом позвоночника — вытаскивай пострадавшего на доске или щите.) 
  • Уложи пострадавшего животом на свое колено, дай воде стечь из дыхательных путей. Обеспечь проходимость верхних дыхательных путей. Очисти полость рта от посторонних предметов (слизь, рвотные массы и т.п.).
  • Вызови (самостоятельно или с помощью окружающих) «скорую помощь».
  • Определи наличие пульса на сонных артериях, реакции зрачков на свет, самостоятельного дыхания.
  • Если пульс, дыхание и реакция зрачков на свет отсутствуют — немедленно приступай к сердечно-легочной реанимации. Продолжай реанимацию до прибытия медицинского персонала или до восстановления самостоятельного дыхания и сердцебиения
  • После восстановления дыхания и сердечной деятельности придай пострадавшему устойчивое боковое положение. Укрой и согрей его. Обеспечь постоянный контроль за состоянием!

Каваленок П.П., врач отделения анестезиологии и реанимации
УЗ «Могилевская областная детская больница»

Как правильно выбрать одежду для бега — советы по подбору беговой одежды

Одна из самых полезных привычек — регулярные утренние или вечерние пробежки. Бег повышает тонус организма, улучшает настроение и физическую форму. Для того, чтобы пробежки приносили максимум пользы и удовольствия, нужно не только грамотно рассчитать нагрузки, но и правильно подобрать экипировку.

Принципы выбора

Для пробежек всегда используйте одежду по сезону. В теплое время года стоит выбирать модели, которые хорошо отводят влагу и охлаждают

a

. В холодную погоду нужно подбирать экипировку так, чтобы она обеспечивала не только влагоотвод, но и
терморегуляцию

b

.

Беговая экипировка должна быть легкой, эластичной, не ограничивать в движениях и подходить по размеру.

Также для нее характерно наличие плоских швов , которые меньше натирают и не вызывают раздражения на коже.

Модели для тренировок на улице рекомендуется выбирать со светоотражающими вставками. Этот элемент обезопасит вас во время пробежек в плохую погоду с низкой видимостью или при недостаточном освещении.

Материалы и ткани

Одежда из натуральных материалов не подходит для спорта. Мокрая одежда прилипает к телу, приносит дискомфорт, а в холодное время года в ней легко простудиться. Спортивная одежда изготавливается из особых синтетических тканей, которые хорошо отводят влагу летом и сохраняют тепло в холодное время года.

Натуральные ткани

Хорошо впитывают влагу.

При интенсивном потоотделении материал становится мокрым, что причиняет дискомфорт, а в холодную погоду может привести к переохлаждению.

Синтетические ткани

Высокотехнологичные «дышащие» материалы, используемые в одежде для бега, разработаны специально для интенсивных нагрузок. Одежда из таких тканей создает микроклимат: способствует испарению пота и в то же время сохраняет тепло в холодное время, а в жаркое — не дает перегреваться.

впитывают и отводят влагу, обеспечивают комфорт;

не нарушают естественный теплообмен;

сохраняют форму;

устойчивы к световому и тепловому воздействию.

Компрессионная одежда

Во время пробежки большая нагрузка приходится на мышцы и суставы

a

. Для того, чтобы снизить риск развития отеков и вегетососудистой дистонии, рекомендуется использовать компрессионную одежду («компрессия» — сжатие, давление). Принцип работы такой одежды основан на том, что она сжимает конечности в разной степени давления в зависимости от группы
мышц

b

.

Снижает боль в конечностях;

способствует быстрому восстановлению;

профилактика заболеваний сосудов;

отводит влагу;

способствует нормальной терморегуляции.

Компрессия усиливает обменные процессы в мышцах:

повышается кислородный обмен,

поступает больше питательных веществ,

углекислый газ и продукты распада выводятся в разы быстрее.

Благодаря этому усталость в мышцах наступает гораздо позднее.

Давление компрессионного белья также уменьшает вибрации от удара во время бега и, как следствие, снижает риск травм. За счет дополнительной поддержки мышц, связок и сухожилий уменьшается риск возникновения микронадрывов, которые могут привести к более серьезным травмам. Особенно это важно во время длительных нагрузок.

У некоторых брендов компрессионного белья есть специальная линия для восстановления — recovery. Большая степень компрессии этой экипировки способствует выводу продуктов распада и поступлению питательных веществ в мышцы. Это позволяет мышцам восстанавливаться быстрее без сокращения интенсивности нагрузок.

В университете Мейси в Окленде проводили исследования среди бегунов. Спортсмены должны были пробежать дистанцию в 10 км. Испытуемых разделили на две группы: одна из них бежала в компрессионных носках. Результаты показали эффективность использования такого белья для физических нагрузок:

93% участников эксперимента, которые бежали без компрессионных носков, на следующий день испытывали болезненные ощущения в голени;

во второй группе отсроченная мышечная боль наблюдалась только у 14%.

Давление, которое обеспечивает компрессионная одежда, улучшает проприоцепцию — ощущение тела в пространстве. Благодаря этому проще контролировать свое тело и следить за техникой бега, особенно постановку стопы.

Летняя одежда для бега

Летом одежда для пробежки должна быть легкой, дышащей и хорошо отводить влагу.

Оптимальный летний комплект:

Майка/футболка

Бейсболка (в солнечную погоду)

Летом лучше выбирать комплекты из тканей с технологиями влагоотвода и сетчатыми вставками. Такая одежда хорошо пропускает воздух, отводит влагу, способствует лучшей вентиляции. Для защиты от ультрафиолета спортивная одежда обработана особой пропиткой от УФ излучения.

Тайтсы — облегающие брюки для тренировок. Летний вариант позволяет заниматься даже в самую жаркую погоду. Особый крой и материал повышают аэродинамические свойства. Можно подобрать модели до щиколотки, середины голени или до колена.

При пробежке в солнечную погоду надевайте легкую бейсболку, которая защитит от прямого воздействия лучей и солнечного удара.

Бегаем весной и осенью

Весной и осенью погода очень быстро меняется. В это время часто трудно понять: на пробежке будет жарко или холодно, что надеть, чтобы было комфортно и не простудиться. В это время года нужно использовать принцип трехслойности (или принцип многослойности). От холодного ветра вас не защитит один джемпер или куртка, но это могут сделать несколько слоев одежды из высокотехнологичного материала. При этом одежда должна отводить влагу и не сковывать движений.

Оптимальный комплект для весны и осени:

Футболка (с длинными или короткими рукавами)

Ветровка (для дождливой и ветреной погоды)

Первый слой

Термобелье — нижний слой. Не стоит надевать белье из хлопка, так как оно хорошо впитывает влагу, но плохо отводит ее, из-за чего вы будете быстрее замерзать. В термобелье из высокотехнологичного материала даже при наиболее интенсивных нагрузках будет сухо и тепло.

Футболка. Ранней осенью достаточно свободной футболки с короткими рукавами. При погоде от +5˚С до +10˚С футболку лучше выбирать с длинным рукавом (лонгслив). Футболка должна быть эластичной с плоскими швами, которые не будут натирать при движении. Она может как плотно прилегать к телу, так и быть прямого кроя.

Шорты, легинсы. В шортах можно бегать вплоть до снижения температуры воздуха до + 15˚С. Альтернативный вариант для такой погоды — легкие тайтсы. При температуре ниже 0˚С лучше надеть утепленные варианты тайтсов или беговых брюк. Большинство легинсов имеют плотную посадку, что позволяет поддерживать мышцы в тонусе во время тренировок.

Второй слой

Джемпер, толстовка. Второй слой должен обладать хорошей терморегуляцией. Спортивный джемпер— удобный элемент для тренировок под открытым небом. Для холодной погоды можно подобрать модели из нескольких слоев с утеплителями.

Третий слой

Ветровка – легкая спортивная куртка защищает от дождя и ветра. Обычно ветровки изготавливаются из мембранных материалов, которые позволяют телу «дышать». В районе груди ветровка оснащается непродуваемыми вставками

a

. На спине и подмышках специальные вставки

b

обеспечивают дополнительную вентиляцию и не дают телу перегреваться.

Поздней осенью и зимой быстро темнеет, поэтому на куртке желательно наличие светоотражающих элементов.

Шапка, перчатки и носки. Обязательно надевайте перчатки

c

,
шапку

d

и теплые носки

e

в холодную погоду. Сохраняя руки и ноги в тепле, вы будете чувствовать себя комфортнее. При первых заморозках используйте перчатки для бега из легкого синтетического материала и гетры

f

, которые закрывают щиколотку и голень.

Зимняя беговая экипировка

В зимнее время года комплект для бега должен состоять из всех трех слоев и термобелья. Одежда должна согревать в мороз и быть удобной для бега.

Оптимальный зимний сет:

Осенний комплект

Шапка, шарф\(бафф)

Джемпер под куртку (при температуре — 5о С)

Комфортнее заниматься в утепленных тайтсах, внутренний слой которых изготавливается из мягкого и теплого материала

a

, что защитит от ветра и мороза. Дополнительные вставки

b

делают такую одежду одновременно непродуваемой и дышащей. Поверх тайтсов также рекомендуется надевать шорты, для дополнительной термозащиты.

В сильные морозы (ниже –25оС) стоит заниматься только подготовленным спортсменам. Под утепленную куртку лучше надеть спортивную кофту или утепленный лонгослив, футболку и термобелье.

Носки и перчатки

c

защитят руки от обморожения, а для защиты головы и шеи обязательно используйте шарф, шапку или балаклаву

d

.

Особености мужской и женской беговой экипировки

Мужское тело отличается большей интенсивностью потоотделения, поэтому мужские спортивные комплекты оснащаются большим количеством специальных вентиляционных вставок

a

в зависимости от сезона.

Основным элементом беговой экипировки для женщин и девочек является спортивный бра. Он должен быть эластичным, при этом фиксировать грудь и не сковывать движений, не пережимать сосуды.

Спортивные бра бывают трех степеней поддержки: легкой

a

,
средней

b

и высокой

c

. Для бега стоит выбирать бра со средней и высокой степенью поддержки. Обычно такие модели оснащаются широкими бретельками.

Белье для бега изготавливается без швов или с плоскими швами, поэтому оно не натирает и не давит при движении.

Уход за одеждой для бега

Перед первой стиркой обратите внимание на ярлык на изделии. Если машинная стирка разрешена, стирайте при температуре 30–40˚С.

Используйте моющие составы без отбеливателей. Стирайте без добавления кондиционера для белья.

Выбирайте деликатную стирку и другие умеренные программы на стиральной машине.

Спортивную одежду желательно сушить естественным способом. Если на изделии нет знака, запрещающего сушку в машине, помните о том, что одежда может слегка подсесть после сушки.

Храните свои комплекты чистыми в расправленном виде.

12 популярных мифов о Мальдивах

1. Мальдивы — это дорого

Действительно, недорогими отели на Мальдивах назвать нельзя, хотя в последнее время появляется все больше островов, рассчитанных на экономных туристов. Главной особенностью Мальдив является то, что это островное государство, и за трансфер до нужного острова все равно придется платить. Поэтому цена отдыха там состоит из перелета, проживания в гостинице и трансфера до нее. Добраться до острова-отеля можно тремя способами: на гидросамолете (от $200 на человека), трансфером от отеля (от $100 на человека, в зависимости от удаленности от аэропорта), или же общественным транспортом — паромом (всего $2 с человека). Но паромы ходят только на «жилые» острова, то есть острова, где проживает местное население. Хотя и там в последнее время все чаще открываются гостиницы.

Если вы собираетесь отдыхать на настоящем острове-курорте, можно заметно сэкономить на трансфере, добравшись на пароме до ближайшего к отелю «жилого» острова, и там уже взять катер-такси, которое обойдется в $30–50 за поездку.

На Мальдивах есть отели в том же ценовом диапазоне, что и в Юго-Восточной Азии, а билет стоит приблизительно столько же, как и на Пхукет. Острова находятся на экваторе, что обеспечивает круглогодичный сезон, а виза гражданам РФ не нужна.

  1. 1

    Мальдивы — строгая мусульманская страна, и на острова, населенные местными жителями, лучше не соваться Да, официальная религия Мальдив — ислам. Женщины здесь ходят в традиционной одежде и на общественных, не отельных, пляжах запрещено купаться в бикини. Но Мальдивские острова — государство с очень мягкой формой ислама. И хиджаб здесь — скорее дань традиции, а многие девушки даже носят мини-юбки. Местные жители очень открытые и отзывчивые люди, знающие, что живут только за счет отдыхающих.

3. На Мальдивах абсолютно нечего делать

Самый распространенный миф о Мальдивах — это то, что здесь скучно. Так обычно говорят либо те, кто на островах не был, либо очень взыскательные отдыхающие. Потому что солнце, пальмы, лазурная вода и белый песок — это не все достоинства Мальдив.

Почти половина туристов едет сюда за лучшим в мире дайвингом, снорклингом, серфингом и кайтингом, а не за белым песком с пальмами, которые можно найти и в Азии, и в Америке. Для тех, кто никогда не занимался водными видами спорта, во всех отелях есть квалифицированные инструкторы, а во многих даже работают школы подводного плавания, где можно получить международный сертификат PADI. Обучение проводят опытные дайверы, которые съезжаются на Мальдивы со всего мира.

  1. 1

    Водные бунгало — это круто Кажется, поселись в водные бунгало — и отдых удался. Но нет: эти домики намного дороже обычных вилл, и у них есть несколько заметных минусов.

Во-первых, в водных бунгало неудобно купаться. Обычно их строят прямо на рифе, поэтому ступеньки ведут не к пляжу с мягким песком, а к острым кораллам. Пляжные виллы среди зелени с выходом на пляж намного дешевле и удобнее.

Интересные бунгало, к которым можно добраться только на лодке, есть в отеле Adaaran Prestige Vadoo 5* — если вы остановились там и, уходя, что-то забыли в номере, проще не возвращаться.

Во-вторых, там очень шумно. А плеск волн приятен, только когда нет дождя или шторма.

5. В Мале можно хорошо отдохнуть

Несмотря на то что остров Мале — все те же Мальдивы и вокруг него лучшие волны для серфинга и бирюзовая вода, отдохнуть там нельзя. Обычно в самую маленькую и густонаселенную столицу мира все приезжают на экскурсии, поэтому для знакового мальдивского релакса там не хватает тишины, уединенности и нормальных пляжей.

  1. 1

    Мальдивская экзотика есть только на отдаленных островах Даже на ближайших к столице островах есть живые рифы, наклонные пальмы и прозрачная бирюзовая вода. Единственным их минусом является вид на столицу. Впрочем, если вы хотите, чтобы глазу не за что было зацепиться, — просто обойдите остров и устройтесь на пляже с противоположной от Мале стороны.

  2. 2

    На островах всегда хорошая погода и яркое солнце Мальдивские острова расположены посреди Индийского океана и возвышаются над уровнем моря всего на полтора-два метра. Поэтому, несмотря на то что они находятся на самом экваторе, они ничем не защищены от океанических ветров и очень слабо прикрыты от штормов барьерными или домашними, как их здесь называют, рифами. А в океане по определению не может быть стабильно хорошей или плохой погоды.

Однако даже плохая погода (чаще всего это тропические ливни или штормы) не может помешать отдыху. Потому что дождь здесь обычно кратковременный (даже в сезон дождей) и начинается так же внезапно, как и заканчивается, а вода остается идеально прозрачной даже при сильном шторме и волнах.

8. На Мальдивах непереносимая жара и испепеляющее солнце

Безусловно, мальдивское тропическое солнце действительно очень опасно, особенно в полдень. Однако все острова покрыты густыми тропическими зарослями, так что в их тени круглогодичные +30 воспринимаются как +25, а постоянный океанский бриз создает самые комфортные условия для пребывания на пляже.

Температура же воды стабильна круглый год, вне зависимости от сезона дождей. И зачастую выше, чем температура воздуха: +23…+26.

9. Флора и фауна Мальдив очень опасна

Да, многие рыбы кусаются, а вокруг всех островов водятся рифовые акулы и акулы-няньки. Однако угрозы они не представляют, а избежать ожогов кораллов и укусов рыб можно, просто ничего не трогая под водой. Помните, чем красивее и необычнее рыба с плавниками в виде иголок и колючек, тем она ядовитее. И ни в коем случае не прикасайтесь к камням, ведь морской голыш может оказаться одним из самых опасных существ в мире. «Поцелуй» рыбы-камня может вызвать ожог, который смертелен в 90% случаев. Об этом инструкторы предупреждают новичков при каждом погружении. К счастью, рыба эта встречается крайне редко и только на большой глубине.

10. На Мальдивах опасные течения

Внутри домашних рифов течения практически нет — начинается оно только за пределами домашнего рифа, на стыке бирюзовой и темно-синей воды. Кстати, дайверы часто используют его на манер горнолыжного подъемника.

11. Ночное купание очень опасно

Действительно, администрация всех отелей категорически запрещает купаться в темное время суток: ночью океан «оживает», подводные обитатели выходят на охоту, а кораллы «распускаются». При этом практически все отели предлагают гостям ночной дайвинг с фонариками и снорклинг с профессиональными инструкторами. Потому что ночное купание не так опасно, как о нем говорят, если строго следовать технике безопасности и находиться рядом с инструктором.

12. На Мальдивах чаевые не приняты.

Официально это так, потому что 10% чаевых уже включены в счет за любое обслуживание. Однако неофициально вознаграждение в размере любой суммы приветствуется во всех отелях.

Фото: Flickr

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Как правильно заниматься в тренажерном зале начинающим? – Дон-Спорт

Тренажерный зал – сердце фитнес-клуба. Для одних занятия в зале являются хобби, другие работают здесь над собой, а кого-то тренировки просто наполняют энергией или помогают исполнить мечту. Результаты измеряются не только сантиметрами и килограммами, но и шириной улыбки.

Нам хотелось бы, чтобы с каждым, кто попадает в тренажерный зал, случалась любовь с первого взгляда. Именно поэтому мы и написали для вас эту статью.

Обратитесь за помощью к инструктору

Большинство посетителей, попадающих в зал, предпочитают заниматься самостоятельно, однако лучше обратиться за помощью к инструктору, если вы не имеете опыта в работе с тренажерами. Оснащение фитнес-клубов пестрит разнообразием марок и оборудования, но каждый тренажер имеет свои особенности и требует настройки под вашу физиологию.

Можно посмотреть в интернете, как выполняются те или иные упражнения, скачать интересующие вас схемы тренировочного процесса, но принесут ли они вам пользу и не причинят ли вреда? Ведь каждая тренировка составляется индивидуально. Более того, никто не отменял и знания техники, о котором говорят всегда и везде. Именно правильная техника выполнения упражнений – от постановки носка до уровня подбородка – влияет на качество их выполнения. Иными словами, можно сделать на одном и том же тренажере вроде бы одинаковое упражнение, но с разной техникой, получив в итоге отклик разных мышечных волокон, то есть задействовать разные группы мышц с помощью одного упражнения, используя разные техники.

Если вы все же предпочитаете тренироваться самостоятельно, то следует рассмотреть основные моменты: как заниматься в тренажерном зале и как заниматься в тренажерном зале правильно.

Советы тренеров: как заниматься правильно

Мы подобрали для вас советы тренеров, проверенные временем и их личным опытом. Давайте разберем их по пунктам, а также расставим акценты, которые помогут понять, как заниматься в тренажерном зале девушкам и как заниматься в тренажерном зале мужчинам.

Начнем с простого: какие вещи необходимо брать с собой на тренировку?


  • Полотенце. В большинстве клубов их выдают клиентам, но маленькое полотенце можно взять с собой, оно пригодится для удобства.
  • Принадлежности для душа, средства личной гигиены.
  • Бутылка с водой.
  • Перчатки для тренажерного зала пригодятся любителям жима и в работе с гантельным рядом.
  • Монитор пульса. Функциональная вещь, с помощью которой можно наглядно отслеживать результат и держать под контролем сердечно-сосудистую систему.

Что же с выбором одежды для тренировок?

На самом деле, каких-то жестких рамок или дресс-кода для тренажерного зала не существует. Самое главное, на что стоит обращать внимание при выборе любой спортивной одежды – это комфорт и подходящий размер. Будь то трико, толстовка для утренних пробежек в парковых зонах или шорты с борцовками для занятий боксом, одежда не должна сковывать движения и препятствовать циркуляции воздуха. Выбирайте удобную одежду из приятной для тела ткани.

Спортивную одежду лучше выбирать в специализированных магазинах или отделах, так вы получите высокое качество и широкий ассортимент.

Стандартный гардероб для зала включает в себя:

  • майки, футболки
  • шорты, брюки, лосины, леггинсы, велосипедки (на выбор)
  • перчатки
  • носки, гольфы
  • кроссовки

Выбирая одежду для занятий в тренажерном зале, не нужно останавливаться на чересчур свободных моделях, потому что свисающие края могут цепляться за тренажеры и прочее оборудование. Откажитесь также от одежды с объемными деталями и фурнитурой. Если вы выбираете шорты для занятий со штангой, отдайте свое предпочтение длине выше колена, тем самым вы избавитесь от дискомфорта при выполнении таких упражнений, как приседания.

Основной составляющей комфорта является выбор материала, из которого сшита ваша спортивная одежда. Он должен быть влаго- и воздухопроницаемым, хорошего качества. Для этого подойдет специальная «дышащая» ткань, в составе которой превалирует полиэстер. Хлопок гигроскопичен, но контакт с мокрой майкой – не только ощущение не из приятных, но и может привести к простудным заболеваниям. К тому же, хлопок прекрасно впитывает запахи.

Специальные синтетические ткани обладают влагоотталкивающими свойствами, они не впитывают пот, а выводят его наружу. Большой популярностью пользуется спортивная одежда, изготовленная из так называемой «мембраны». Главное ее преимущество в том, что она пропускает воздух внутрь, а влагу выводит наружу, тем самым регулируя уровень влажности и температуры тела во время активных физических нагрузок.

Обратите внимание на брюки с компрессионными свойствами, они поддерживают мышцы во время работы с большим весом. В них значительно легче контролировать правильность техники выполнения упражнений.

Удобная обувь

Основным элементом гардероба спортсмена, новичок он или профи, является обувь, от нее зависит эффективность и безопасность. Правильные кроссовки с хорошей поддержкой, с центровкой суставов и жесткой, эластичной, рифленой подошвой, обладающей амортизирующим эффектом, составляют основу осанки и успешных тренировок. Обращайте внимание на жесткий задник, он необходим для надежности фиксации стопы. Кроссовки должны хорошо вентилироваться, для этого используются сетчатые вставки.

Зачастую новый комплект удобной спортивной одежды становится прекрасным стимулом для начала регулярных занятий спортом. Самое главное – не останавливайтесь, тогда результат не заставит себя ждать!

Занятия

Одежду мы выбрали, теперь поговорим об этапах тренировки и узнаем, из чего состоит структура каждого занятия.

Разминка


Любая физическая активность должна начинаться с разминки. Упражнения, направленные на разогрев мышц, подготавливают их к предстоящей нагрузке и уменьшают вероятность получения травмы. Мышцы после разминки становятся более эластичными, лучше откликаются на движения в упражнениях. Один из самых популярных способов разминки — кардионагрузка. Для ее проведения нужно не менее пяти минут поработать на одном из тренажеров на выбор: беговая дорожка, велосипед, степпер.

Подготовка суставов к работе

После разминки на кардиотренажере нужно разогреть свои суставы. Начинать следует с головы, опускаясь вниз, до ступней. Наклоняйте голову и поворачивайте ее в разные стороны, но не запрокидывайте назад. Вращать ею тоже не стоит из-за большого риска травмы. После этого потяните плечи вверх и вниз. Выполните махи руками, начинать махать и вращать следует в плечевых суставах, затем в локтях. Спускайтесь ниже и вращайте корпус и таз. Заканчиватьподготовку суставов к тренировке нужно коленными и голеностопными суставами.

Перед тем, как приступить к работе на тренажерах, проконсультируйтесь с тренером в зале, чтобы узнать, как их включать, как регулировать скорость и нагрузку. При выборе веса отягощения на тренажерах нужно выставить его по силам, на несколько подходов. Новичкам лучше оставить в стороне инвентарь свободных весов.

Заминка

Для того, чтобы правильно снизить темп физической активности, нужна заминка. Это может быть пробежка на низкой скорости или поездка на велотренажере в течение как минимум пяти минут. Заминка ускорит восстановительные процессы в мышечных тканях.

Режим тренировок


Для здорового человека достаточно посещать тренажерный зал два-три раза в неделю. Это самый гармоничный вариант, так как после силовых тренировок мышцам нужен отдых и время на восстановление, на это требуется до двух суток. Если вы поставили перед собой высокие спортивные цели, то количество тренировочных дней можно увеличивать, обязательно согласовав решение с тренером. В конце каждого занятия рекомендуется делать растяжку – это позволит мышцам расслабиться.
Время занятий в спортзале Многие считают, что если долго и интенсивно тренироваться, то лишние килограммы уйдут сразу, а мышцы станут накачанными и рельефными. Но такой подход может навредить. Если вы новичок, не переусердствуйте: достаточно уделять занятиям в зале не более одного часа. Также нужно делать перерыв между подходами, чтобы восстановить дыхание и пульс, обязательно правильно дышать. Со временем ваше тело привыкнет к регулярным физическим нагрузкам, тогда время занятия можно будет увеличить. Помните, что спорт должен приносить удовольствие от процесса, поэтому грамотно оценивайте свои возможности и распределяйте силы.

Питание до и после тренировки

Повысить эффективность своих тренировок можно только при соблюдении правильного питания. Тренеры и диетологи рекомендуют принимать пищу за два часа до тренировки. Меню должно состоять из сложных углеводов и белков, чтобы обеспечить организм необходимой энергией. Во время занятий в зале обязательно пейте воду, не дожидаясь жажды, так вы избежите обезвоживания. После тренировки желательно приступить к приему пищи в течении первых двадцати минут, если ваша цель – набор мышечной массы. В этот период рекомендуется употреблять продукты, содержащие белок и медленные углеводы. Все съеденное в этот момент пойдет на восстановление и рост мышц. Если хотите избавиться от лишних килограммов, достаточно выпить протеиновый коктейль в течение пятнадцати-двадцати минут по окончании тренировки. В это время белок будет наиболее полезен, ни одна калория не уйдет в жировые отложения, все пойдет на увеличение массы мышц и их восстановление.

Не забывайте постоянно пить воду, она ускоряет метаболические процессы и очищает организм.

Базовые упражнения в тренажерном зале для новичков

Перед новичками в тренажерном зале стоит непростой выбор: какие упражнения выполнять, особенно если они занимаются без тренера? Чаще всего новички делают упор на кардио и изолирующие упражнения на каждую группу мышц, забывая о более эффективном методе – выполнении основных базовых упражнений. Напрасно, ведь базовые упражнения помогают нам в создании идеальной фигуры с низким процентом жира и хорошим качеством рельефных мышц.

Что такое базовые упражнения?

Это упражнения, которые задействуют сразу несколько мышечных групп. Они имеют спектр преимуществ, среди которых можно особо выделить:

  • ускорение обмена веществ
  • повышение силы и выносливости
  • равномерная работа на всем теле
  • возможность создания красивого рельефа мышц
  • жиросжигание
Благодаря своей технике и большому количеству затрачиваемой энергии, базовые упражнения помогают наращивать мышцы и сжигать жир в зависимости от количества и состава потребляемой вами пищи. Поэтому их важно включать в свою тренировку и новичку, и профи.

Правила занятий в тренажерном зале

  1. Как мы уже писали, тренировка всегда начинается с разминки.
  2. Затем можно выполнить легкие упражнения с собственным весом на все группы мышц или сделать кардио на дорожке или эллипсе на средней скорости продолжительностью от пяти до пятнадцати минут. Мышцы будут разогреты и подготовлены к более интенсивной работе.
  3. После выполнения разминки приступаем к базовым упражнениям.
  4. Лучше сделать два-три базовых упражнения и пару изолирующих за одну тренировку, больше делать не стоит.
  5. Сконцентрируйтесь на качестве выполняемых упражнений, а не на количестве. Важно следить за техникой, чтобы не травмировать суставы и связки.
  6. Заканчивается тренировка заминкой и растяжкой. Этот способ поможет вам плавно вывести мышцы из работы и снизить до минимума болевые ощущения в мышцах на следующий день после тренировки.

Базовые упражнения по группам мышц

Вначале нужно определить, с какой группой мышц вы будете сегодня работать. Исходя из этого, подберите базу и стройте план тренировочного процесса.

Упражнения для спины


Становая тяга – одно из наиболее популярных базовых упражнений. Хорошо прорабатывает мышцы спины, ягодичные, бицепс бедра, укрепляет поясницу и задействует руки. Оно позволяет пропорционально развивать все мышечные группы.

Для выполнения становой тяги примите ровное положение корпуса, возьмите двумя руками гриф, можно с отягощением, ноги поставьте узко, спина прямая, колени чуть согнуты. Медленно наклонитесь вперед, штангу ведите по ногам, соблюдайте прогиб в поясничном отделе. Достигнув низшей возможной точки, задержитесь в ней на пару счетов и снова поднимайте корпус вверх.

Облегченный вариант – когда упражнение выполняется с гантелями. Эта техника подобна предшествующему варианту, но вместо штанги вы используете гантели.

Тяга штанги в наклоне помогает вычертить красивые мышцы плеч и спины. Для выполнения тяги сгибаете колени под углом десять градусов и выставляете ноги на ширине плеч. Гриф берете на вытянутые вниз руки, затем наклоняетесь под углом примерно в тридцать градусов. Обратите внимание на положение головы: подбородок ровный, взгляд вперед. На вдохе подтяните штангу к животу, на выдохе опустите ее на вытянутые руки. Обратите внимание, что тянется гриф только за счет широчайшей мышцей спины, руки старайтесь отключить. Локти должны быть четко зафиксированы, спину не сгибаете.

Упражнение на грудные мышцы


Отжимания могут производиться с одинаковой эффективностью везде, но в зале их делать приятнее. Принимаете положение лежа, руки выставлены широким хватом и согнуты в локтях.

Вес тела удерживается на стопах и согнутых руках, а спина, голова и ноги составляют между собой одну прямую линию. Поднимитесь вверх, выпрямляя при этом руки, спина остается прямой, затем опускаетесь в исходное положение. Девушки могут выбрать для себя более легкий вид отжиманий – отжимания с колен.

Жим штанги лежа широким хватом станет весьма полезным упражнением для развития широчайшей мышцы спины, груди, плеч и бицепса. Примите положение лежа на горизонтальной скамейке, плотно прижмите ступни к полу. Широким хватом возьмитесь за штангу и не спеша снимите ее с опоры на вытянутые руки. Затем медленно опустите гриф параллельно груди, при этом ваши локти должны двигаться по четко заданной траектории. На выдохе выжмите вес обратно и задержите его на несколько секунд в верхней точке.

Преимуществом жима штанги лежа является возможность воздействовать по необходимости на верх или низ груди. Для большей работы верха грудной мышцы выбираете скамейку с небольшим наклоном, горизонтальная скамейка будет задействовать грудь целиком.

Упражнение на бицепс


Подтягивания узким хватом задействуют сразу несколько мышечных групп: мышцы спины и бицепс. Для выполнения возьмитесь прямым хватом за перекладину, руки расположены на расстоянии трех-четырех сантиметров друг от друга.

Подтянитесь вверх, включая руки и спину в работу, согнитн локти до тех пор, пока голова не окажется над перекладиной. Затем так же опускаетесь вниз. Упражнение можно облегчить, если выполнять его в гравитроне, там выставляется противовес.

Упражнения на трицепс


Обратные отжимания: становитесь спиной к скамье, упираетесь в нее ладонями прямых рук, ноги упираются в пол, остальная часть тела находится в воздухе. Сгибаете руки в локтях и опускаете бедра вниз, начинаете возвращаться к исходному положению. Обратные отжимания влияют также на верхнюю часть грудных мышц.

Французский жим лежа выполняется лежа на горизонтальной скамейке, стопы упираются в пол, а ягодицы и лопатки прижаты к поверхности. Штанга находится вверху на вытянутых руках над уровнем груди. Затем на вдохе опустите снаряд за голову, согнув руки в локтях. Вы должны чувствовать, как работает и растягивается ваш трицепс.

Упражнения на плечи


Армейский жим – очень хорошее упражнение! Садитесь на горизонтальную скамейку, спина принимает ровное положение, стопы упираются в пол. Берете гантели в руки, сгибаете локти и поднимаете гантели до уровня плеч. На выдохе выжимаете гантели вверх до упора, затем возвращаетесь в исходное положение.

Обратите внимание, что при выполнении упражнения спина должны быть прямой, а траектория локтей оставаться неизменной. В высшей точке гантели сводятся друг к другу.

Разведение гантелей в стороны выполняется стоя, ноги вместе, гантели берутся в руки. На выдохе слегка сгибаете локти и начинаете разводить руки в стороны, пока они не станут параллельны полу. Задержитесь в верхней точке и опустите гантели вниз. Контролируйте положение поясничного отдела и спины.

Упражнения на мышцы пресса


Планка – это одно из наиболее эффективных упражнений, идеально прорабатывающее мышцы пресса, спины и заднюю поверхность бедра. Принимаете положение лежа, сгибаете руки в локтях. Вес тела переносится на согнутые руки и стопы ног, спина, голова и ноги находятся в прямой линии. Другие варианты упражнения: планка на одной руке, планка с переменой рук, планка с одной поднятой ногой.

Боковые скручивания выполняются из положения лежа, ноги согнуты в коленях, руки за голову. Начинаете соединять противоположные руки и ноги, делая при этом скручивания. Упражнение выполняется в ускоренном темпе – так лучше ощущаются мышцы пресса.

Упражнения на мышцы ног


Жим ногами является лучшим базовым упражнением, прорабатывающим все мышцы низа. Настройте под себя тренажер для жима, спина и голова прижаты к опоре, ноги согнуты в коленях, стопы стоят на платформе. На выдохе выжмите платформу до упора, затем снова согните колени и опустите платформу. Если вы хотите сделать акцент на ягодичных мышцах, то поставьте ноги на верхний край платформы, а если на квадрицепсах – на нижний.

Приседания равномерно задействуют мышцы спины, ягодичные, ноги и пресс. Поставьте ноги примерно на ширине плеч носками наружу, спина прямая. Возьмите гриф с блинами и положите его на плечи, придерживая его руками, начинаете приседать. Во время приседа колени не выходят за носки, спина остается прямой. Также следите, чтобы приседать до параллели с полом или чуть ниже.

Программа тренировок для начинающих в тренажерном зале на неделю может быть достаточно разнообразной. В начале каждой тренировки необходимо делать разминку, а в конце – растяжку или заминку. Новичкам рекомендуется тренироваться три-четыре раза в неделю, прорабатывая все группы мышц за одну тренировку.

Не гонитесь за большим весом, поставьте сначала правильную технику выполнения, научитесь чувствовать мышцы, которые должны включаться в работу. За одну тренировку выполняйте пару базовых и пару изолирующих упражнений.

Подбирайте такой вес снаряда, чтобы последние несколько повторений в подходе давались вам с усилием. И, что самое главное, не забывайте о полноценном и здоровом питании. Про питание у нас есть отдельная статья, советуем также ознакомиться и с ней.

Хороших вам тренировок!

В чем секрет задержки дыхания? | Биология человека

Как долго вы можете задерживать дыхание? Я пробую прямо сейчас. Первые 30 секунд легко. Я готов сдаться через 45 секунд, но я продолжаю, и на какое-то время мне становится легче. Но по мере того, как секундная стрелка тикает минутку, я понимаю, что у меня занято время. Мое сердце бьется. Я слегка вздохнул, и это помогает. В конце концов я сдаюсь, выталкивая отработанный воздух из легких и тяжело вздыхаю. (И продолжаю задыхаться, делая еще несколько вдохов, побуждая моего мужа спросить, что я делаю, черт возьми).У меня получается одна минута и 12 секунд. Я очень впечатлен собой.

Способность задерживать дыхание становится чрезвычайно важной в некоторых видах спорта, особенно в фридайвинге. В 2006 году я снимал программу об анатомии и физиологии легких для сериала BBC, названного, как ни странно, Don’t Die Young . Мне посчастливилось встретить Сэма Кирби (теперь Сэма Ампса), который был капитаном британской команды по фридайвингу. В бассейне в Бристоле она научила меня нескольким простым упражнениям, которые помогли мне дольше задерживать дыхание во время плавания под водой.К концу занятия у меня не получилось взломать фридайвинг — я сломал одну из драгоценных моноластов Сэма на дне бассейна, и, думаю, мне удалось на удивительные 90 секунд задержать дыхание, достаточно, чтобы позволить мне плавать. ширина. Сэм легко проплыл три ширины. Она могла задерживать дыхание на пять минут во время плавания. Пять!

Я спросил, как ей это удается: очень медленное дыхание в течение нескольких минут перед каждым погружением, затем большой, глубокий вдох перед погружением. Она также сказала, что тренировки помогли ей сопротивляться желанию дышать гораздо дольше, чем у большинства людей.

Некоторые предполагают, что способность добровольно задерживать дыхание является свидетельством водянистого эпизода в эволюции человека. Было даже сказано, что люди обладают способностью снижать частоту сердечных сокращений и скорость метаболизма, чтобы задерживать дыхание еще дольше. Другие анатомические и физиологические особенности — наша безволосость, распределение нашего подкожного жира и даже наша склонность ходить на двух ногах — были связаны с водной фазой эволюционного развития. К сожалению, сложенная «гипотеза водных обезьян» не выдерживает критики.Это романтическая идея, которая может нам понравиться, но в холодном свете дня, падающем на научные доказательства, оказывается, что это не более чем выдумка.

Глядя на произвольную задержку дыхания, оказывается, что мы, конечно, не уникальны среди неводных млекопитающих в способности задерживать дыхание. (Сказав это, трудно исследовать других млекопитающих, поскольку, в отличие от людей, они, как правило, не подчиняются, когда вы просите их задержать дыхание). И экспериментальные данные показывают, что частота сердечных сокращений не снижается при задержке дыхания.По крайней мере, этого не произойдет, если на суше вы задерживаете дыхание. Другое дело, когда вы погружаетесь в холодную воду: охлаждение лица действительно приводит к замедлению сердечного ритма у большинства людей. Но, опять же, это не свидетельство происхождения водных обезьян, поскольку оказывается очень общей характеристикой дышащих воздухом позвоночных. Это снижение частоты сердечных сокращений — лишь одна из физиологических реакций, которые иногда вместе называют «рефлексом ныряния у млекопитающих». Но физиологические реакции, которые могут быть полезны при нырянии, также — и, возможно, даже более важно — полезны для того, чтобы не утонуть.

Хотя наша способность задерживать дыхание может быть не такой уж особенной, если сравнивать себя с другими животными, теперь она оказывается очень полезной в одной конкретной области медицины. Лучевая терапия при раке груди включает очень точное направление излучения на опухоль. Для этого может потребоваться облучение в течение нескольких минут, поэтому обычно это делается короткими импульсами между вдохами. Но если пациентка может несколько минут держать грудь совершенно неподвижной, это означает, что вся доза может быть доставлена ​​в нужное место за один раз.Проблема, конечно, в том, что большинству людей, как и мне, трудно задержать дыхание дольше минуты. Но врачи из университетской больницы Бирмингема недавно провели тщательные эксперименты, которые показали, что если пациенты вентилируются воздухом, богатым кислородом, перед попыткой задержки дыхания, им удается задерживать дыхание на впечатляющие пять с половиной минут.

Удивительно, но хитрость, похоже, заключается не в том, чтобы обмануть обычные датчики организма на низкий уровень кислорода или высокий уровень углекислого газа в крови, а в обмане диафрагмы.Когда вы вдыхаете, вы сокращаете мышцу диафрагмы, втягивая ее в пол, так что объем груди увеличивается — и воздух втягивается в легкие. Когда вы задерживаете дыхание, вы удерживаете диафрагму в сжатом состоянии. Искусственное повышение уровня кислорода и снижение уровня углекислого газа перед задержкой дыхания, как в экспериментах по лучевой терапии в Бирмингеме, может помочь отсрочить утомление диафрагмы. И — не очень полезно, если вы пытаетесь держать грудь совершенно неподвижно — выдыхание небольшого количества воздуха позволяет диафрагме немного расслабиться и помогает продлить задержку дыхания, как я обнаружил при попытке задержать дыхание.Итак, ваша диафрагма, основная дыхательная мышца, также отвечает за достижение точки останова при задержке дыхания. В конце концов, даже если вы какое-то время дурачились, сигналы от диафрагмы слишком сильны, и вам придется уступить — и сделать вдох.

Как фридайверы взламывают собственные тела, чтобы обойтись без воздуха

С исчезновением и предполагаемой смертью чемпиона по фридайвингу Натальи Молчановой на прошлой неделе, похоже, фридайвинг забрал новую жизнь.Молчанова исчезла во время рекреационного погружения, спустившись всего на 30 или 40 метров — относительно мелко для человека, который был на 91 метр ниже поверхности. Она так и не всплыла.

Фридайвинг — это спорт глубоких погружений без кислорода, и одна из наиболее важных дисциплин во фридайвинге — статическое апноэ (задержка дыхания). Текущий мировой рекорд — 11 минут 54 секунды на один глоток воздуха.

Смерть Молчановой, вероятно, связана с подводным течением, а не с побочными эффектами задержки дыхания.Однако этот вид спорта опасен по своей сути. Хотя кажется совершенно невероятным, что можно прожить так долго без дыхания, есть способы подавить самый мощный инстинкт вашего тела.

Способность человека задерживать дыхание не уникальна среди наземных млекопитающих. Все млекопитающие, дышащие воздухом, обладают «рефлексом ныряния у млекопитающих» — физиологической реакцией, которая вызывается попаданием холодной воды в лицо. Рефлекс предназначен для оптимизации того, какой кислород еще находится в нашей системе в момент удара, за счет замедления частоты сердечных сокращений и сужения кровеносных сосудов в конечностях.Это причина того странного факта, что под водой мы можем выжить без кислорода дольше, чем на суше.

Но мы все еще можем продержаться так долго. Когда мы не выдыхаем, углекислый газ, являющийся побочным продуктом дыхания, циркулирует по нашим венам и начинает подкислять нашу кровь. Больше кислорода преобразуется, чтобы поддерживать работу сердца, и циркулирует больше CO2. Наши спазмы диафрагмы, наши легкие горят, и мы непроизвольно глотаем воздух — а если мы все еще находимся под водой, вместо этого мы набираем полный грудь воды и начинаем тонуть.

Но кровь опытного фридайвера закисляется гораздо медленнее, что позволяет им продержаться дольше, прежде чем их диафрагма начнет схватиться от отчаяния. Чтобы достичь этой способности, они должны иметь возможность резко замедлить скорость метаболизма своего тела и, таким образом, замедлить превращение кислорода в CO2. Фридайверы практикуют медитацию как один из способов буквально успокоить сердце и замедлить его биение. Это простой, но непростой процесс.

Фридайверы также должны подавлять естественный инстинкт паники.В интервью Der Spiegel Гийом Нери рассказывает, как он мысленно готовится к погружению. «Я ввел себя в расслабленное состояние. Это должно быть примерно похоже на то чувство, которое вы испытываете после утреннего пробуждения, когда вы все еще немного устали, но еще не полностью проснулись». Фридайвер Таня Стритер говорит: «Реальность заключается в том, что наша физиологическая схема абсолютно позволяет нам это делать. Но наш разум, знаете ли, служит защитным устройством. И вы либо делаете свой разум оружием, либо своей слабостью.»

Когда дайвер научился побеждать свой страх, он учится управлять своим телом. Гипервентиляция — это, пожалуй, самый прямой способ обмануть процесс преобразования кислорода в СО2. Вдыхая чистый кислород в течение 30 минут перед свободным погружением, участники соревнований провели 22 минуты без дыхания (хотя, конечно, эти выступления с кислородом оцениваются отдельно).

Другой трюк, называемый «буккальное накачивание», практикуется подводными рыбаками гораздо дольше, чем ныряльщики-любители. Это.При буккальном сцеживании вы управляете внутренними мышцами, чтобы удерживать горло закрытым, одновременно нагнетая воздух в легкие, увеличивая объем легких до трех литров. (Буккальное сцеживание также теоретически может вызвать разрыв легких, поэтому, пожалуйста, не пытайтесь делать это дома.)

Хотя можно сдержать естественную реакцию нашего организма на недостаток кислорода, это не рекомендуется, и Молчанова может не первый погибший фридайвер. Николас Меволи умер в 2013 году от отека легких, вызванного особенно глубоким погружением.Есть несколько практических применений к более длительной задержке дыхания — в частности, остановка дыхания позволит больным раком получить большие дозы радиации за один прием вместо того, чтобы просто получать меньшие импульсы между вдохами. (Радиация не может быть безопасно введена в грудную область, если грудная клетка пациента движется.) Но это будет всего лишь несколько минут гипервентиляции с кислородным баллоном под наблюдением медицинского персонала.

Фридайвинг — это относительно небольшое спортивное сообщество, и ему неизбежно уделяется наибольшее внимание, когда он забирает жизнь, что, возможно, несправедливо.Но нет особых причин толкать свое тело так далеко за его пределы, кроме погони за острыми ощущениями. Наши физиологические инстинкты оттачивались тысячелетиями, и они существуют не зря.

«Ад или соленая вода» — это серия статей для материнских плат об исследовании и сохранении наших океанов. Следуйте по , здесь .

Как имитировать подводное фото в Photoshop — Hayley Roberts Photography

Как имитировать подводное фото в Photoshop

Как давно я хотел снимать под водой! Когда девушки в красивых платьях сочетаются с невесомостью воды, результат получается элегантным и воздушным.Но съемка под водой обходится дорого, поскольку требует дорогостоящего специализированного корпуса камеры (около 2 тысяч долларов) или подводной точки и снимает, что дешевле (около 500 долларов), но обеспечивает меньший контроль. Вы можете арендовать оборудование, но я слышал слишком много ужасных историй, и одна компания по аренде, с которой я разговаривал, сказала, что не может позволить себе страховку. Это также требует больших физических усилий как для модели, так и для фотографа. Все это И я единственный человек на своей улице без бассейна (что я, к сожалению, обнаружил, просматривая Google Планета Земля).Так что я хотел бы когда-нибудь сделать подводную съемку, но пока мои возможности ограничены Photoshop.

Имейте в виду, что это расширенное руководство.

Как сфотографировать поддельное подводное фото

Во-первых, найдите пустой фон, на котором можно сфотографировать свою модель, чтобы можно было легко вырезать их в Photoshop. Я установил черный лист, потому что знал, что он будет примерно соответствовать цвету воды, в которую я буду составлять композицию. Подводный свет непредсказуем, но на нем точно не будет ярких солнечных пятен, поэтому снимайте модель при рассеянном свете.Я снимал на заднем дворе в затененном месте, когда садилось солнце.

Тестирование камеры произвело сильное впечатление

Установите достаточно узкую диафрагму, чтобы вся ваша модель была в фокусе (вы можете размыть их позже, если потребуется), и выберите выдержку, которая дает минимальное размытие при движении, но не слишком большое, иначе вашего человека будет трудно вырезать вне. (Мои настройки были 1/160 секунды при f / 9, ISO 800.)

Не поддавайтесь искушению намочить модель, если только часть из них не выйдет из воды, а затем намочить только открытую часть.

Для своей позы я сначала начал с того, что откинулся на спинку стула так же, как я бы позировал для фотографии с левитацией, но только когда я попытался прыгнуть и позировать в воздухе, мне начали нравиться снимки, потому что движение было похож на плавающий. Я также отдельно снимал клипы с волосами и платьями, которые я не использовал, но хотел иметь возможность композитинга.

Лежа

Прыжки

Для воды у вас есть несколько вариантов, в том числе создание ее в посте или с использованием стокового изображения, но я хотел сфотографировать свои собственные элементы.Я снова установил черный фон, чтобы можно было легко отделить пузыри с помощью режима наложения, наполовину наполнил вазу водой, убедившись, что поверхность вазы не отражает слишком много света, и сфотографировал ватерлинию, а затем пузырьки как Я налил в вазу еще воды.

Пузыри

Как отредактировать поддельное подводное фото в Photoshop

Прежде чем начать, я изучил множество подводных фотографий, чтобы попытаться воспроизвести их в Photoshop.Я решил, что мне нужны следующие элементы:

  • Пузыри
  • Водопровод / верх воды
  • Световые лучи
  • Отражение девушки
  • Мерцание света на ее одежде и коже
  • Синяя тонировка и матовые блики
  • Текстуры для глубины воды

Следующий процесс представляет собой объединение советов из этого видео, других подводных руководств, найденных в Интернете, и моих собственных экспериментов в Photoshop.

  1. Создайте фон. Для этого я нашел подводную фотографию с понравившимися мне цветами и открыл ее в своем основном документе. Нажмите g, чтобы активировать инструмент градиента, и щелкните полосу градиента. В параметрах градиента выберите первую предустановку «Foregound to Background», а затем дважды щелкните левую нижнюю вкладку («стоп»), чтобы открыть палитру цветов. Alt / Opt щелкните цвет выделения на образце фотографии, чтобы выбрать его, и нажмите OK, затем дважды щелкните правую нижнюю вкладку и выберите цвет тени.Продолжайте нажимать ОК, пока не выйдете из редактора градиентов, затем проведите вертикальную линию вниз по холсту, чтобы более светлый цвет оказался наверху. (Если вы обнаружите, что это не так, убедитесь, что флажок «Обратный» не установлен.)

Градиентная полоса

Параметры градиента

Палитра цветов градиента

Базовое изображение воды

  1. Теперь вам нужно создать верхнюю часть воды. Вы можете сделать это, используя стоковые фотографии (например, волны на пляже), перейдя в Edit> Transform> Distort и поигравшись с маркерами перспективы, но я нашел руководство о том, как создать воду с нуля, которое я хотел пытаться.

Для этого создайте новый слой и с помощью инструмента выделения (m) нарисуйте прямоугольник размером примерно 2/3 размера вашего основного документа. Нажмите d, чтобы для вашего образца цвета были установлены цвета по умолчанию, и перейдите в Filter> Render> Clouds. Нажмите Ctrl / Cmd t, чтобы вызвать свободные маркеры трансформации, и перетащите края рамки к краям документа.

Прямоугольная область

Фильтр> Визуализация> Облака

Перетащите маркеры к краям

Теперь перейдите в Фильтр> Галерея фильтров> Художественный> Пластиковая пленка (если Галерея фильтров неактивна, вам может потребоваться изменить изображение с 16 на 8 бит с помощью Image> Mode и выбрать 8 бит / канал) и установите ползунки на 14, 3 и 11.Щелкните ОК. Затем перейдите в Edit> Transform> Distort и установите ручки на место, как показано. Измените режим наложения на Linear Dodge. Добавьте маску к слою и с помощью мягкой кисти удалите резкие края. Добавьте корректирующий слой кривых над слоем с водяной линией и соедините их вместе, нажав Alt / Opt и щелкнув между двумя слоями. Используйте кривые, чтобы затемнить слой, чтобы он соответствовал вашему фону.

Эффект пластиковой пленки

Потяните ручки воды на место

Измените режим наложения на линейное осветление

Используйте мягкую кисть на маске слоя, чтобы стереть резкие края и кривые в соответствии с цветами

Преобразуйте слой с водным эффектом в смарт-объект (щелкните правой кнопкой мыши слой в пустой области и выберите «Преобразовать в смарт-объект»), затем перейдите в «Фильтр»> «Рендеринг»> «Эффекты освещения» и добавьте небольшой прожектор на участок воды.Поиграйте с ползунками, чтобы получить эффект, который вам нравится, и ручками источника света, чтобы придать ему форму. По завершении нажмите ОК. Иногда сложно представить себе, как будет выглядеть окончательный эффект, пока он не будет применен, поэтому рекомендуется применять световые эффекты в качестве интеллектуального фильтра, чтобы вы могли изменять эффект, пока он вам не понравится.

Диалоговое окно добавления светового эффекта

Эффект освещения применен

  1. На этом этапе я убедился, что мой объект идеально вырезан, и поместил ее поверх этих эффектов.

После того, как долго выбирали одну

Девушка вырезана

  1. Создайте лучи света, создав новый слой и используя инструмент выделения, чтобы выделить верхнюю половину изображения. Нажмите d, чтобы установить образец цвета по умолчанию, а затем снова перейдите в меню «Фильтр»> «Рендеринг»> «Облака». Затем перейдите в Image> Adjustments> Threshold и используйте настройку по умолчанию, нажмите OK. Нажмите Ctrl / Cmd D, чтобы избавиться от выделения. Теперь перейдите в Filter> Blur> Radial Blur.Доведите до 100. Выберите «Масштаб» и «Наилучший» и перетащите центральную точку в верхнюю часть поля. Щелкните ОК. Нажмите Ctrl / Cmd F несколько раз, чтобы повторить эффект. Измените режим наложения на мягкий свет и непрозрачность примерно до 50%. Используйте Ctrl / Cmd T и переместите лучи так, чтобы они выглядели так, как будто они исходят от созданного вами ранее прожектора. Добавьте маску и мягкой кистью закрасьте лучи там, где они вам не нужны.

Верхняя половина области

Фильтр> Рендеринг> Облака

Изображение> Коррекция> Порог

Параметры радиального размытия

Применено радиальное размытие

Режим наложения изменен, лучи перемещены и замаскированы мягкой кистью

  1. Я понятия не имел, как создать отражение девушки, поэтому придумал несколько собственных трюков.Сначала я продублировал свой предметный слой и преобразовал его в смарт-объект с помощью «Фильтр»> «Преобразовать для смарт-фильтров». Затем я перешел в Edit> Transform> Flip Vertical и использовал Edit> Transform, чтобы переместить отражение туда, где я хотел, и перетащил верхний средний маркер, чтобы сделать его довольно приземленным. Поигравшись со всеми фильтрами Photoshop, я обнаружил, что получил лучший результат с помощью Filter> Distort> Wave, и поигрался с ползунками, пока не получил результат, который мне понравился. Поскольку я применил это как смарт-фильтр, я смог применить и изменить результаты сколько угодно.

Дублирование и преобразование девушки для создания отражения

Применение волнового фильтра

Эффект волнового фильтра

  1. Чтобы создать мерцание света, я создал новый слой и залил его черным цветом. Затем я перешел в «Фильтр»> «Шум»> «Добавить шум». Я выбрал Gaussian и Monochromatic и установил значение около 35%. Теперь я перешел в Filter> Pixelate> Crystallize и установил размер ячейки 160. Это похоже на то, как мы создавали снег в прошлом уроке.Теперь перейдите в Filter> Stylize> Find Edges. Нажмите Ctrl / Cmd i, чтобы инвертировать слой. Выберите «Фильтр»> «Искажение»> «Рябь» и установите значение около 300. Затем «Фильтр»> «Размытие»> «Размытие по Гауссу» и просто примените немного, чтобы края были менее резкими. Измените режим наложения на экран. Уменьшите масштаб документа и нажмите Ctrl / Cmd T, чтобы увеличить этот слой. Обрежьте этот слой по объекту, измените непрозрачность на 60% и замаскируйте его там, где вам это не нужно.

Фильтр> Шум> Добавить шум

Фильтр> Пикселизация> Кристаллизовать

Фильтр> Стилизация> Найти края

Ctrl / Cmd i для инвертирования

Фильтр> Искажение> Пульсация

Фильтр> Размытие> Размытие по Гауссу

Растровое наложение режим

Уменьшить масштаб и увеличить размер слоя

Обрезать слой до девушки, уменьшить непрозрачность и маску

  1. Пузырьки были добавлены с использованием режима наложения экрана, а затем я обрезал слой с уровнями пузырьков, чтобы избавиться от затяжного фона.Вы также можете использовать кисть с пузырьками для создания пузырьков.

Добавлены пузыри

  1. Я использовал несколько слоев с кривыми, обрезанными до слоя с девушкой, чтобы добавить немного сине-зеленого оттенка, а затем затемнил нижнюю часть ее тела. Я также обесцвечиваю тона ее кожи и перетаскиваю блики, чтобы немного их приглушить. Хороший трюк, который я недавно узнал от Глина Дьюиса, — это сделать непрозрачность слоя с объектом 95%, чтобы фон просвечивал сквозь него и тонировал объект в соответствии со сценой.

Цветное тонирование

  1. Добавление текстур необязательно, но я подумал, что без них сцена выглядит слишком плоской. Я добавил различные текстуры боке и общую тонировку цвета, чтобы придать воде глубину.

Финальная тонировка и текстуры

И готово! Это определенно большая работа, но чем больше усилий вы приложите, тем реалистичнее будет ваш конечный результат. И ни одна камера не пострадала.

О «Розуотере» и «Я пытался утопить свои печали»

Позы для обеих фотографий были сфотографированы у меня на заднем дворе в платье за ​​10 долларов, которое я нашла на «гаражной распродаже» в Facebook.Малоизвестный факт, я изучал шесть различных видов танца в детстве и, наконец, смог использовать некоторые из этих тренировок в своих фотографиях. К сожалению, мое тело больше не готово к такой деятельности, и мои ноги болят несколько дней.

В Photoshop я надеялся воссоздать особый вид, использованный на этой фотографии Адама Аттона.

«Я пытался утопить свои печали» начинался с этого в уме, но по счастливой случайности, когда я открыл фотографию вазы, чтобы использовать пузыри, я заметил, как прекрасно девушка выглядела внутри стекла, так что это изображение ожило. собственный и был очень быстро завершен.

Чтобы создать «Розуотер», я начал с видеоурока, опубликованного ранее, чтобы увидеть, понравится ли мне результат, который я сделал, поэтому она оказалась в сине-зеленой сцене, а не в черном, потому что цвета росли. меня. Я всегда планировал, чтобы цветы плавали в воде, поэтому я снял несколько миниатюрных роз в вазе и был очень раздражен, обнаружив, что розы плавают, поэтому мне пришлось ткнуть их в воду садовой вилкой. Несмотря на то, что розы миниатюрны, они по-прежнему выглядят слишком большими для сцены, разрушая все мои убедительные подводные сцены, но мне нравится, как они выглядят, и я доволен финальной фотографией, несмотря ни на что.

Как стать подводной моделью? • Дайв SSI

Быть подводной моделью звучит очень интересно, особенно для многих девушек и молодых людей. Фотографии под водой, с отражением на поверхности воды и бальных платьев, демонстрирующих самые красивые формы под водой. К тому же прическа с развевающимися волосами, которую с трудом укладывала сама, — такие фото серьезно отличаются от типичного инстаграм-селфи.

Каковы основные требования, чтобы стать подводной моделью?

Прежде чем вы даже задумаетесь о том, чтобы стать подводной моделью, требуются определенные базовые требования.Конечно, в первую очередь нужно комфортно чувствовать себя в воде. Вы должны быть опытным пловцом и без проблем нырять под водой с открытыми глазами и не зажимая нос. Если эти основные условия присутствуют, все остальное остается лишь вопросом тренировки, упражнений и опыта.

Другой элемент и все другое

Подводная модель должна уметь управлять своим телом под водой. Опыт подводного плавания с аквалангом, безусловно, полезен для контроля над плавучестью.Также следует практиковать мимику и контроль длинных волос и подводную одежду. Особенно длинные платья могут быстро стать тяжелыми в воде и обернуться вокруг ног. Это может быть очень утомительно, и поэтому каждая подводная модель должна иметь определенную базовую физическую форму.

Существуют разные типы подводного моделирования
В принципе, следует различать два разных типа подводного моделирования.

1. Моделирование на мелководье, например в бассейне, где модель каждый раз возвращается на поверхность воды, чтобы дышать.
2. Снимает там, где модель дышит под водой сжатым воздухом.

При моделировании на мелководье и в контролируемых условиях в принципе достаточно, если модель выучила основы фридайвинга. Если модель может задерживать дыхание примерно на 2 минуты в состоянии покоя, этого должно быть достаточно для подводной съемки.

Если модель дышит сжимает воздух под водой даже на мелководье, все меняется. Этот вид подводного моделирования однозначно относится к категории «каскадерская работа».Модель, работающая в этих условиях, обязательно должна иметь хорошую подготовку по фридайвингу, а также иметь базу не менее 500 погружений с аквалангом.

Нахождение под водой на задержке дыхания, вода в носу, носовых пазухах и глазах, без защиты от холода и без собственного водолазного снаряжения может быстро привести к панической атаке, если модель неопытна. Это очень опасно и может привести к серьезным несчастным случаям.

Безопасность

При каждой подводной съемке всегда есть риск.Чтобы свести к минимуму риск несчастных случаев, важно, чтобы и модель, и другие члены команды имели опыт работы под водой. Важно, чтобы в модели был хотя бы один или несколько аквалангистов, в зависимости от условий.

Перед началом съемки некоторые вещи, такие как жесты руками и другие сигналы связи, а также планы действий в чрезвычайных ситуациях, должны быть четко обсуждены со всей командой.
Соблазнительно, как звучит съемка затонувшего корабля на глубине 15 м — модель, совершившая всего 20 погружений, не подходит для этой работы.Безопасность должна быть превыше всего при любой подводной съемке, и никакая фотография не стоит того, чтобы рисковать своей жизнью или жизнью товарища по команде.

Как можно получить такие отличные фотографии?

После того, как модель завершила обучение апноэ и подводному плаванию и научилась позировать под водой, главная цель теперь — создавать отличные фотографии. Самый простой способ — связаться с подводными фотографами и получить первый опыт съемки в бассейне.

Если вы хотите добиться других, очень особых результатов в дополнение к съемкам в бассейне, вы можете спланировать подводную съемку на открытой воде.Координация не всегда проста. Какая температура воды? Как видимость? Есть ли волны или течения? У какого фотографа есть время и желание? Откуда взять нашего дайвера-спасателя? Множество вопросов, которые не всегда облегчают планирование.

Однако, если вы хотите что-то попроще, вы можете заказать уже организованную поездку подводного моделирования. Все уже настроено, локация, фотограф, охрана, а также основная концепция съемок уже проработаны.Такая подводная модельная поездка, например, состоится на Мальдивах в сентябре 2020 года, подробнее здесь. Автор
DiveSSI Дата
22 августа 2019 г.

Девушка под водой: Роман (9781101983980): Келлс, Клэр: Книги

1

Мне всегда нравилась вода. Мое самое раннее воспоминание — это открыть глаза в бассейне моего соседа и увидеть мир через это другое состояние бытия. Никого не шокировало, когда я попросил уроки плавания в возрасте трех лет — намного моложе моих старших и более предприимчивых братьев.Когда мама увидела, как я летал с хай-дайва летом перед детским садом, она была в ужасе, но не удивилась. Она хотела запретить мне посещать бассейн на неделю, но у моего отца была другая идея: включить ее в команду по плаванию.

После аварии мои инстинкты изменились. Даже самые маленькие дети знают, что нельзя дышать под водой, но почему-то мой разум протестовал против всего, что я когда-либо знал. Я думал, что это навсегда.

Я думал, страх вечен.

2

Линия безопасности проходит своим обычным мучительным образом: останавливаясь и взлетая, чужой багаж кувыркается у моих ног.После тридцати минут нерешительных извинений одна из проверяющих TSA машет мне рукой.

Он держит мою лицензию в Массачусетсе и ухмыляется. «Ты уверен, что это ты?»

«Ага». Я заставляю улыбнуться. Эта фотография — не самый лучший момент для меня: светлые волосы взлохмачены и растрепаны, глаза налиты кровью, веснушчатая кожа бледнее, чем задница ребенка. Был февраль, за неделю до середины семестра. Никогда не получайте водительские права, выданные в феврале.

«Теперь ты брюнетка».

«Ага». Проходят драгоценные секунды.

«Хорошо», — говорит он, протягивая его. «Ты сдал.»

Я беру права и направляюсь в ближайший переулок. Прямо передо мной втискивается семья из шести человек, жонглируя уггами, рюкзаками Диснея и целой кучей зонтиков. Малыш опустошает карманы, и пятьдесят пенни рассыпаются по полу. Я подбираю их, пока его родители гоняются за другими детьми.

Пять бесконечных минут спустя я прохожу через рентгеновский аппарат, ожидая приговора без обуви, руки по бокам.«Ясно», — говорит женщина с энтузиазмом, которого можно ожидать от того, кто сказал это сегодня тысячу раз.

Толпа не совсем расстаётся из-за меня, когда я бегу к воротам, но у меня это хорошо получается. Некоторые люди бегают неуклюже: сумки развеваются, чемоданы качаются за ними по ковровому покрытию. Люди бизнес-класса ходят с отработанной и эффективной грацией. Я где-то посередине: немного напряжен, но не сумасшедший. Но забудьте об ужине. Я спешу мимо решеток и стою с креном в животе.

Дело в том, что я мог бы избежать всего этого; Я мог бы успеть вовремя, расслабиться, насладиться приличным ужином или, по крайней мере, упакованными суши перед полетом. Фил Марки предложил мне подвезти меня в аэропорт сегодня утром после тренировки, что стало шоком, потому что старшие парни не часто разговаривают с студентками-второкурсницами, особенно со второкурсницами, которые не совсем доминируют в бассейне. Однако я не особо задумывался об этом. Поездка с вторым капитаном? Я сказал да.

Мое волнение улеглось, когда Фил подъехал ко мне в общежитие с Колином Ши на переднем сиденье.Колин Ши: серьезный, тихий и очень талантливый. Ужасно талантливый. Я избегал его с первого дня первого курса и мысли о том, чтобы попытаться объяснить Филу, почему. . .

Итак, я выручил. Мое оправдание даже не имело смысла — что-то из-за тоски и музыки кантри. Филу было все равно, но Колин заметил. Он всегда замечает.

Как по команде, Колин выходит из очереди в Starbucks, когда я сверну за угол. Он платит за кофе — точнее, за венти. Кто покупает кофе прямо перед красными глазами? Не только это, но и большой кофе.Он даже не заморачивался со сливками и сахаром. Он благодарит измученного бариста, наполняет банку чаевых, пока она не смотрит, и бежит к воротам.

Очевидно, он последним на борт. Ну, предпоследний. Почему он так долго ждал посадки? Надеюсь, он не ждал моего появления. Фил знал, что мы все забронированы на один и тот же рейс в Бостон, и у Колина есть странное чувство ответственности за него. Он, наверное, думает, что я опоздала из-за него. Это правда, но он никогда этого не узнает.

Я дам ему минутку и сяду прямо перед тем, как они закроют двери. Надеюсь, он сидит где-нибудь сзади. В результате некоторых хитроумных изысков я получил место в ряду аварийного выхода, и я держу пари, что Колин выбрал самый дешевый вариант.

Агент ворот отвечает ему так же, как и бариста: ошеломленный его размером и гладкой лысой головой, смягченный его улыбкой. Она сканирует его посадочный талон, возвращает его ему и даже искренне говорит: « Удачного полета».

Когда над головой звучит последнее объявление о посадке, я делаю свой ход.Терминал теперь кажется более приглушенным, почти тихим. Завтра, за день до Дня благодарения, хаос снова расцветет. Дворник опорожняет огромные мусорные баки. Две азиатские женщины моют столешницы в «Панда-экспрессе». Бородатый мужчина в твидовом пиджаке сидит в одном из этих массажных кресел, приложив сотовый телефон к уху, потирая виски, пока часы движутся к полуночи.

Привратник предлагает мне пустую ухмылку службы поддержки клиентов, которая не предназначена для возврата. «Удачного полета», — говорит она.Она устала; Я устал. Я предотвратил катастрофу с Колином Ши, и теперь я просто хочу добраться до .

Когда я заворачиваю за угол, мне открывается дверь кабины. Стюардесса помогает при переходе с трапа на самолет и встречает меня бодрым возгласом «Добро пожаловать!» Она, похоже, не обеспокоена тем, что я опасно поздно села на борт, но пассажиры первого класса обеспокоены. Они выжимают свои горячие полотенца и смотрят на меня так, будто я мочился в бесплатное шампанское.

Я проскакиваю мимо этих заветных рядов и вхожу в тесные темные кварталы, известные как тренер.Сцена знакома: усталые родители и плачущие младенцы, старики с тростью, школьники, отправляющие последние сообщения. Личное пространство не означает застежку в автобусе. Люди опираются друг на друга, друг на друга, друг на друга. У Фила одно из сидений в перегородке. Удачливый ублюдок. Он подмигивает, потому что это именно то, что он делает, и я улыбаюсь в ответ.

«Вы сделали это», — говорит он.

«Едва».

«Черт возьми, не так ли?» Он неопределенно указывает на хаос, назревающий за его спиной.

«Особый вид», — говорю я, изо всех сил пытаясь продать шутку.

Он кивает и возвращается к SportsCenter , транслирующему на своем iPad. Не самое лучшее взаимодействие, но и не самое худшее. По крайней мере, он меня признал. Я боялся, что он больше никогда не заговорит со мной после фиаско с автобазом.

После краткого обзора незнакомых лиц я опускаю взгляд и делаю шаг вперед. Впереди в проход вливается крупный мужчина. Он ловит меня локтем, потом коленом. Никаких извинений. Все в порядке. Именно так это происходит в один из самых загруженных дней в году для путешествий.Большинство людей борются с верхними ящиками, но некоторые смотрят на меня, когда я иду по центральному проходу. Один подросток с храбрым лицом на самом деле поворачивает голову, чтобы жадно взглянуть на мою задницу.

Десять. . . одиннадцать . . . двенадцать . . . 12F. Сиденье у окна. Это не первый класс, но и не 32B. Я останавливаюсь и смотрю вверх. Первым делом нужно выявлять находящихся поблизости детей: младенцы — это плохо, малыши — кошмар. Двое последних сидят в рядах прямо за мной.Маленький мальчик в 13E носит бейсбольную майку, а 14F плавает в индийской курте размером с пинту. Все четверо родителей одаривают меня одной и той же неуверенной улыбкой, как будто положительное отношение может быть ключом к беспрепятственному полету без нытья. Другой мальчик лет шести или семи сидит в 15 ряду, но он весь настроен на электронику своего отца. Это хороший знак. Я просто надеюсь, что младшие мальчики сегодня не вздремнули, чтобы проспать весь полет.

Единственный человек в моем ряду — сорокалетний парень в плохо сидящем костюме.Он по мобильному телефону приказывает бедному стажеру оформить документы перед праздником. Похоже, этот человек не улыбался с восьмидесятых. Но я рада, что мы вместе. Он не выглядит болтливым.

Я прохожу мимо его ног и усаживаюсь на свое заветное место у окна. Тень уже поднялась, открывая ночную экстравагантность SFO и горизонта Окленда вдали. Желтые огни украшают холмы на востоке, исчезая в туманной перегородке между небом и мысами.На западе Сан-Франциско скрывается за крутой стеной тумана.

«Извините».

Стюардесса наклоняется ко мне в ряд, поджимая губы с отработанным профессионализмом. Но мой взгляд не задерживается на ней надолго; он переходит к плечистому парню ростом шесть футов четыре дюйма, сидящему рядом с ней.

Колин.

Я тяжело сглатываю. «Ага?»

«Этот джентльмен присоединится к вам в ряду у аварийного выхода».

Следующее место позади, «Дешевый костюм» стонет. Колин шепчет спасибо бортпроводнику и неловко садится на ужасное среднее сиденье.У него длинные и громоздкие ноги, и он, вероятно, использовал их, чтобы обменять место в более просторной секции. Меня охватывает волна раздражения. Он определенно спланировал это — увидел, как я шел по проходу и сел на свое место, а затем придумал оправдание, что его ноги слишком длинные для 32B или где бы он ни был.

Когда Колин устроился, я стал рыться в своей сумке. Ноутбук, электронная книга, ручки, порванная шапочка для плавания. Некоторые монеты и другие предметы, которые я не могу распознать наощупь. Продолжаю поиски.

Ноутбук. Идеально. Я вставляю наушники и включаю их, но батарея разряжена. Как это случилось? Вместо этого я беру свой телефон. На жестком диске хранится только одна песня, и это сэмплер от телефонной компании, но это необходимо.

Пока все хорошо. Колин выпрямляет свои длинные ноги и подтягивает локти к своему телу. Для высокого человека он занимает на удивление мало места. Большинство людей его роста ставят локти на подлокотники, как только садятся, стирая ощущение личного пространства.Многие из них засыпают и храпят или, что еще хуже, оказываются у меня на плече. По крайней мере, Колин хоть немного осознает свое окружение. Или он слишком старается.

Он проводит своей массивной рукой по своей лысой голове и тянется за загнутым экземпляром Great Expectations . Хотя я изо всех сил стараюсь поискать в другом месте, я не могу не заметить написанное от руки призыв вернуть книгу, если она будет найдена, с именем Колина и адресом Дорчестера, нацарапанными на внутренней стороне обложки. Я сопротивляюсь внезапному необъяснимому желанию спросить его об этом: Вы из Дорчестер? Когда мы встретились больше года назад, он сказал мне, что он из Бостона.Это не совсем ложь, но Бостон заставляет думать о загородных клубах и старых деньгах; Дорчестер означает, что вы, вероятно, научились плавать в общественном бассейне за забором из металлической сетки.

Полагаю, детали не имеют значения. Лучше действовать незаинтересованно, закрыть глаза и пройти часы. Потому что они будут, и когда мы приземлимся, мы пойдем разными путями.

Свет тускнеет, шины кренится, самолет катится назад. Ворчун в костюме лает в свой мобильный телефон, а джентльмен передо мной уже храпит.Похоже, его горло борется с голосовыми связками, настоящая битва насмерть. Я взрываю образец музыки. Медленно, мирно звуки полета переходят в приглушенный гул.

Я закрываю глаза. Через шесть часов я буду там.

Я буду дома.

Серый берег разворачивается передо мной, отбрасываемый мрачными серыми небесами. Сцена тянется до бесконечности, песок и небо, два неповоротливых призрака в одиноких объятиях. Море не обращает внимания на берег. Он омывает мои пальцы ног, лодыжки, колени.А потом отступает.

Вдалеке надвигается волна — черная, бесформенная, неизбежная. Хотя мой разум обрабатывает угрозу, мое тело отказывается реагировать. Мышцы не сокращаются. Легкие отказываются раздуваться. Парализованный, я смотрю на водную стену, которая вздымается передо мной, собираясь с силами, прежде чем поглотить меня целиком —

Волна — это не вода, а звук: человеческие звуки. Плачет, кричит. Отдаленное эхо голосов людей пронизано паникой.

Задыхаясь, я открываю глаза и обнаруживаю, что я не один на каком-то бескрайнем сером берегу.Я на своем месте. С потолка свисают пластиковые трубы. Подносы для сервировки гремят на месте. Хижина пульсирует светом, хотя небо за моим окном мрачное, беззвездное черное.

Человек рядом с Колином что-то уронил, он стоит на четвереньках и ползет вперед. Самолет падает в этом направлении, бросая всех нас вперед, как неуравновешенные качели. Я несколько раз моргаю, фокусируя изображения, молясь, чтобы они просто исчезли, но звук делает это реальным. Боже, звук. . .

Я закрываю уши, только чтобы почувствовать сопротивление наушников.На конце шнура нет веса, и в каком-то далеком уголке своего сознания я размышляю о последствиях потери сотового телефона. Затем самолет уходит в пикирование, и мое внимание переключается на окно.

Тень все еще открыта, открывая первозданный вид на великое, насмешливое ничто. Мы могли бы быть на дне моря или на расстоянии миллиона миль в космосе — это невозможно сказать. Я прижимаюсь лбом к стеклу, пытаясь что-нибудь увидеть. Что-нибудь. Фонари, люди, дома, машины.Или, может быть, взлетно-посадочная полоса манит нас приземлиться.

Но там ничего нет. Я никогда не видел такой абсолютной тьмы. Мы могли быть где угодно; мы не могли быть нигде.

Кислородные маски подпрыгивают на сиденьях, как пружины. Чей-то багаж с леопардовым принтом приземляется на пороге между первым классом и автобусом. Огни мерцают. Рев тревоги. Свист воздуха грозит разорвать мои барабанные перепонки, даже если в них вставлены наушники. Я вытаскиваю их, чтобы встретить натиск происходящего.

Тогда, наконец, мне пришло в голову, что мы идем вниз.Есть и другие люди, разделяющие этот кошмар, двести из них, видящие те же ужасы, испытывающие то же отчаяние и слышащие то же отрывистое биение воздуха и двигателей. Наши пути должны были снова разойтись в Бостоне, но этого не произошло. Были здесь. Мы заканчиваем. Все вместе.

Я не знаю этих людей. Я не люблю их, не забочусь о них и даже не знаю их имен. Было бы легче, если бы я сделал? Или мы будем плакать еще сильнее, цепляясь за тех, кого любим?

Самолет дергается, и моя шея упирается в сиденье.Резкая боль пронзает мою грудь, а затем исчезает. Я чувствую руку на своей руке: тёплую, гладкую, устойчивую. И в этот момент все затихает. Спокойствие.

«Ты в порядке?» Колин.

Его голос звучит ровнее, чем я помню, и мне нужно мгновение, чтобы понять почему: неопределенность ушла. И застенчивость. Фасад, который он использует для навигации в наших неестественных взаимодействиях, был убран, заменен другим, более сильным и более искренним человеком.

В этот момент у меня возникает один вопрос: Почему?

Почему Колин Ши сейчас здесь со мной, когда ему следовало сидеть где-нибудь в другом месте? Почему он не пытается спастись, как это делают многие другие? Почему он не звонит своей маме или папе или кому-то еще, что ему действительно небезразлично?

Почему мне вдруг кажется, что я знаю его всю свою жизнь?

Мое зрение прояснилось.Теперь я очень ясно вижу его глаза: пульсирующий, бурный синий цвет, как перед рассветом. Темно, но в чем-то успокаивает

«Я в порядке», — говорю я.

Он поднимает подлокотник и берет меня за руку, и паника, щекочущая мне горло, отступает. «Я не хочу умирать». Я говорю это больше себе, чем ему, но он должен меня слышать, потому что сжимает мою руку еще сильнее.

«Не получится». Он затягивает наши ремни безопасности и протягивает мне подушку, которую, должно быть, вытащил с теперь пустого сиденья рядом с ним.

«Это не мое…»

«Я знаю, — говорит Колин. «Просто постарайся поддержать шею».

Крики поднимаются и опускаются вместе с падением самолета; где-то дверь хлопает о что-то еще, и тележка с напитками падает по проходу. Несмотря на все это, Колин не просто сохраняет хладнокровие; он создает это. Окружающая нас истерия его не трогает.

Он думает, что у нас действительно есть шанс.

«У вас есть телефон?» Я начинаю рыться в кармане спинки сиденья, выбрасывая журналы и инструкции к спасательным жилетам.Мои руки дрожат, и все выглядит размытым. «Мы должны попытаться позвонить кому-нибудь…»

«Мы не умрем». Он кладет подушку мне под шею и засовывает сильную, устойчивую руку в углубление между моими лопатками. Это небольшой жест, но он важен для мира, который кажется сокращающимся. Он такой теплый . И такой устойчивый, как будто он был создан для этого. Создан, чтобы быть здесь, в этот момент, по причинам, которых я никогда не пойму.

Вместе мы приседаем настолько, насколько позволяют наше тело и пространство.Время останавливается, затем останавливается. Кислородные маски носятся по моей спине, как сбитые с толку птицы. Крики переходят в рыдания. Самолет поднимается, опускается, вбок. Мне отчаянно хочется посмотреть в окно, чтобы сориентироваться. Увидеть последнюю вещь — звезду, дом или, может быть, просто небо — перед тем, как я умру. Прежде, чем все перестанет быть.

Вместо этого я смотрю на свои туфли. Обветшалые старые кроссовки «Найк», обесцвеченные хлором после долгих часов, проведенных на террасе у бассейна. Один из шнурков развязан, но я не могу завязать их, обхватив руками ноги.Так что я просто сижу и смотрю на выцветшую галочку Nike, наблюдая, как мои слезы окрашивают синий индустриальный ковер. Как ужасно видеть перед смертью. Пятна от соды, пыль, дохлый паук. Но я слишком боюсь смотреть на что-нибудь еще. Я боюсь даже пошевелиться, пока Колин не произнесет мое имя и этот ужас снова не утихнет.

Мы всего в шести дюймах друг от друга, наши лица так близко, что я чувствую шепот мяты в его дыхании. Он, должно быть, почистил зубы после того кофе, о чем я знаю, сейчас странно думать, но в любом случае это всплывает у меня в голове, немного утешения в хаосе.

Я рада, что он здесь — знакомый, хотя бы в самом широком смысле этого слова. Он, должно быть, думает о своей настоящей семье: своих родителях, братьях и сестрах, если они есть. Люди, которые его вырастили, поставили будильник на пять часов утра среды, ожидая его возвращения домой.

Вопрос приходит мне на уста, непрошеный. «Разве ты не скучаешь по семье?»

Он долго смотрит на меня. Выражение боли окрашивает его лицо, затем исчезает. «Мы собираемся сделать это, Эйвери.

Что-то в том, как он произносит мое имя, заставляет меня забыть о мчащемся багаже ​​и мигающих огнях, даже когда самолет кренится вперед, а затем опускается с сильной дрожью. Раздается новый хор криков. Что-то ударяется о потолок, затем безвольно падает на пол. Я мельком вижу чью-то голову и закрываю глаза достаточно сильно, чтобы было больно.

Объявление перекатывается по динамикам, как будто оно уже что-то значит: «Это ваш капитан. Распорка для воздействия.»

На этот раз вид из окна показывает темные сосны, проносящиеся мимо нас, как ускоренный кинопрокат.Вдали блестит озеро, отражая бледный свет луны. Думаю, это не так уж и плохо. Увидеть что-то такое великолепное, такое естественное прямо перед смертью. Я всегда любил воду: озера, океаны, бассейны. Я всегда чувствовал себя там как дома.

Тогда я позволил всему уйти, вместо этого обнаружив взгляд Колина. Теперь это только мы, наши пути сходятся в никуда. Когда я пытаюсь осознать, что значит быть с этим знакомым незнакомцем, меня охватывает странная безмятежность. Как будто все тысячи ужасных мгновений до этого превратились во что-то значимое, что-то вроде судьбы.«У тебя самые голубые глаза», — говорю я.

По его щеке катится одинокая слеза, которая приходит без предупреждения или ожидания. Я хочу прикоснуться к нему. Я хочу снова все исправить.

Потом рев. Это похоже на то, как пальцы Бога скребут по брюху самолета, это резкий визг, от которого у меня гудит кровь.

«Не бойся, — выдыхает он.

А потом мы попали.

3

Свидание кричит мне с доски больницы: СРЕДА, 10 ДЕКАБРЯ.

Как это было десятое декабря?

Пока я обдумываю это, влетает моя медсестра и говорит, что пора завтракать. Она ставит поднос на стол, и комнату наполняет вонь обработанных яиц. В отличие от вчерашнего или предшествующего дня, на этот раз обеденного меню нет.

Нет обеденного меню, потому что сегодня я иду домой.

В углу лежит куча запасных одеял. На противоположной стене висит шнур от отключенного от розетки телевизора с плоским экраном.Я часами смотрю на пустой экран, представляя бешеные лица репортеров и их сенсационные заголовки. Те же устаревшие фотографии тех пустынных гор, которые перерабатываются снова и снова, как преувеличенная реклама. Пробовал смотреть разные каналы. Пытался читать книги или журналы. И даже сейчас, когда громадная штука отключена, я слышу новости, вижу их лица и желаю всего этого.

Несколько дней назад ко мне пришла дама с огненно-рыжими волосами. Они расчесали мне волосы и накрасили лицо косметикой, как могли, прикрыв ветряные ожоги.Кто-то протянул мне ярко-красный свитер поверх больничной рубашки; кто-то еще помог мне застегнуть его.

До этого момента все казалось почти нормальным: я сидел в этой комнате с включенным телевизором и голубым небом за окном, а мои родители сидели на изножье кровати. Ночи были долгими и без сновидений, сон снотворных. Дни превратились в цикл подносов для завтрака, подносов для обеда и сна. Я жил в тумане — теплом, пустом, чудесном тумане.

Потом рыжая дама начала задавать мне вопросы.

Каково было, когда самолет падал?

Как вы добрались до берега?

Боялись?

И, конечно же: Что там произошло, там?

В конце концов, я выбросила пульт в открытое окно, которое ее хипстерский оператор поймал на пленку. Две медсестры вывели их из палаты. Однако туман рассеялся. После этого я мечтал о резких красных и маслянистых синих тонах.Я видел бледные, замерзшие лица, их рты беззвучно двигались, как мертвая рыба. Я видел ремни без пряжек, пламя без источника и озеро без дна. Я увидел трех маленьких мальчиков, мертвых у меня на руках. И я видел, как Колин спасает кого-то еще.

Врачи говорят, что этого следовало ожидать. Они говорят, что забывание — лучшая защита мозга от психологического опустошения травмирующих событий, и мне будет лучше, если я не буду помнить. Может быть, СМИ так не думают, но у них нет мечты.Они не просыпаются глубокой ночью, схватившись за простыни и задаваясь вопросом, не станет ли сегодня той ночью, когда мы замерзнем насмерть. Сны заставляют меня пожалеть, что я погиб в аварии вместе со многими другими. Тогда не было бы ни средств массовой информации, ни рыжей дамы, ни вопросов. Был бы только мрачный, логичный рассказ. Блиц фото и грустных историй. Вместо этого я отмечен звездочкой. Знак вопроса. И для всех, кто празднует мою удачу, есть другие, которые, должно быть, спрашивают: Почему она?

Мой папа входит в комнату, а я пошевелила пальцами ног.Это стало привычкой, ежедневная проверка, чтобы убедиться, что они все еще работают.

«Спать хорошо?» Он протягивает мне дымящуюся чашку кофе. Черный, слабоват. Обычно я принимаю его со сливками и сахаром, но сейчас все, что мне нужно, — это тепла. Горячая жидкость течет по мне, снова заставляя чувствовать себя человеком.

«Не совсем».

«Будет лучше». Говорят как настоящий врач. Конечно, мой отец здесь не мой врач, но мое пребывание в больнице стирает границы между пациентом и дочерью. Он ничего не говорит персоналу, но ворчит о том, что я планирую выписку, всем, кто будет его слушать.Кроме меня. Со мной это постоянный шквал реабилитационных команд: Тебе надо больше есть. Я хочу, чтобы ты встал с этой кровати. В постели люди чувствуют себя еще хуже, чем они есть на самом деле. Сделайте сегодня пять кругов вокруг агрегата. Завтра в шесть. И так далее. Неудивительно, почему я так устал.

«Где мама?» Я спрашиваю.

«Снаружи».

«Снаружи?»

Он смотрит мне в глаза и говорит: «Эйвери, я думаю, пора…»

«Нет». Кофе хлестает по чашке и покалывает мои бедра.Папа крадет его у меня, опытным глазом замечая маленькие красные отметины на моей коже. Когда он решает, что в этом нет ничего страшного, он скрещивает руки и смотрит на меня.

«Это ваш последний шанс увидеть этих мальчиков перед нашим отъездом».

«Увижу их в Бостоне».

«Эйвери…»

«Я не хочу их видеть». Я поворачиваюсь к окну, ненавидя дрожь в голосе. «Врачи сказали, что они все равно мало что помнят».

Если бы я был одним из пациентов его скорой помощи, он бы встал и ушел.Мой отец не спорит с людьми. Если тебе плевать, ему плевать. Но я его дочь, и поэтому он стоит там молча, ожидая меня.

«Прекрасно», — говорит он.

«Хорошо?»

«Вы не хотите иметь дело с тем, что произошло, это ваш выбор. Но вы должны дать им или ».

Он идет к медпункту и через минуту возвращается с занятыми руками. Он один, слава богу, но в глазах у него этот докторский, серьезный взгляд.

«Что ты делаешь?»

«Предлагаю вам варианты». Он выкладывает набор предметов: свой мобильный телефон, ручку, несколько чистых листов бумаги, три конверта, ключи от машины и свой iPad. Он записывает адрес, а под ним номер телефона.

«Есть вся необходимая информация, чтобы связаться с этими мальчиками».

«Папа…»

«Мне все равно, как ты это делаешь. Я действительно не знаю. Но, черт возьми, Эйвери, ты не собираешься уходить отсюда, как будто ничего не случилось. Ты сильнее этого.

По правде говоря, я , а не сильный. Более сильный человек ответил бы на вопросы СМИ в деталях, слоях и суровой правде; более сильный человек нашел бы способ справиться. Вместо этого я рассказал миру историю, основанную на отрицании и самосохранении. Выживание. Какая великолепная ложь.

Он подталкивает поднос в моем направлении. «Я вернусь через час.»

Как раз вовремя мои родители возвращаются с моими выписанными бумагами.Папа смотрит, как я вылезаю из постели, это жалкое усилие, которое унизительно меня до глубины души. Мама знает, что лучше ничего не говорить. Инвалидная коляска исчезла несколько дней назад, и больше ее никто не видел. Я подозреваю, что он, возможно, выбросил его в окно, пока я спал.

«Вы ведь можете гулять?» он спрашивает.

Нет Ты можешь ходить? Ожидание ясное. Он протягивает мне кардиган и смотрит, как я тереблю рукава. Он меня не торопит, но и не помогает.

Когда одевание заканчивается, я засовываю три конверта в задний карман.Папа указывает на дверь. Моя мама изо всех сил старается задавать темп, а это медленно. Уж больно, терапевтически медленно. В коридоре нас проходит восьмидесятилетний ребенок на кислороде.

Вместе мы идем к лифтам. Я собираюсь нажать на кнопку, когда отец направляется к лестнице. Он просто не уйдет.

Лестница, как оказалось, хорошая терапия. Мои ноги становятся сильнее с каждым шагом, как будто мои мышцы наконец-то выясняют, как снова работать. От холода все застыло: кости, мышцы, суставы.Мое тело начало отключаться.

«Хорошо, — говорит папа. «Выглядит сильнее».

Я отказываюсь принять завуалированный комплимент, когда мы приближаемся к раздвижным дверям. До парковки дойти пешком, но мы не торопимся. Папа допускает перерывы, но их не очень много. Он открывает дверь на заднее сиденье и помогает мне войти.

«Вы знаете адрес», — говорю я.

До Детского центра 12 минут езды через город. Как и большинство больниц, построенных для педиатрических пациентов, эта больница может похвастаться ярким и уютным фасадом, с большими окнами, которые переливаются отражающимся солнцем.Родители, дети, младенцы и врачи наводняют территорию — такой хаос, который порождает надежду.

Папа подъезжает к главному входу; он, должно быть, решил, что я достаточно гуляла на один день.

«Мы припаркуемся и встретим вас внутри», — говорит он, не оставляя места для споров.

Они уезжают к стоянке. Мои первые шаги почти бессмысленны, это битва с нервами и надвигающаяся гибель. Я вздрагиваю от хлопка входных дверей, который звучит по-другому теперь, когда я провел столько часов за такими же, как они.

Зал ожидания рядом с отделением скорой помощи пульсирует неистовым страхом перед больными и ранеными. Младенцы плачут. Родители, затаив дыхание, ждут, пока медсестры выкрикивают имена.

Буквы в моем заднем кармане шелестят при каждом шаге, постоянное напоминание о том, что я собираюсь сделать. Этого никогда не должно было случиться. Я, , пообещал, что такого никогда не случится. И все же есть и будет.

Что теперь обо мне подумает Колин?

Я добираюсь до главного стола до того, как стены начинают вращаться.Женщина со стрижкой восьмидесятых в фиолетовых очках лучезарно смотрит на меня.

«Здравствуйте, добро пожаловать в детский клуб. Чем я могу тебе помочь?»

Я хочу, чтобы назвал их имена: Тим. Лиам. Ааю. Я могу представить, как делаю это; Я почти могу видеть их лица, их крошечные ручки, их маленькие тела, проглоченные больничными халатами в утином стиле, которые они надевают на детей.

«Мэм?»

«I. . . »

Когда я стою там, возясь с содержимым заднего кармана, звучит сигнал тревоги.Это не что иное, как постоянный стук кардиомониторов. Это пронзительный отчаянный вопль, сигнализирующий о надвигающейся гибели.

«Code Blue, комната 438. Code Blue, комната 438.»

Это ваш капитан. Распорка для воздействия.

И тогда это не просто низкое гудение стандартного объявления, а жестокие удушающие объятия. Мне везде так холодно, озноб начинается с ног и поднимается вверх, оседая у основания позвоночника. Ощущение почти лихорадочного, словно лед в жилах.

Я поворачиваюсь к двери, но не успеваю. Мои ноги подкашиваются, и яркий свет больницы превращается в тень. Я решаю позволить этому случиться, потому что это то, кем я являюсь сейчас. Поврежден. Травмирован. Потерянный.

Иногда мне интересно, действительно ли я что-нибудь пережил.

4

Холод.

Он поражает меня, как дыхание демона, сердитый и острый. Я не был уверен, на что будет похожа настоящая умирающая часть, но мне казалось, что все это неправильно. Все слишком темно. Слишком шумно. И холод не является скучным переходом с одного места на другое; кусается.

Я перевожу дыхание, мои ребра ломаются от напряжения. Кислород находит мои легкие.

Я не умер. Я не умер.

Откуда-то льется ледяная вода и уже до колен. У меня онемели пальцы на ногах, и пальцы добираются туда. Я пытаюсь сдвинуть их, но мой мизинец сломан, а остальные почти замерзли.

Колин. Его пальцы все еще переплетены с моими, его костяшки белее подноса. Я открываю их, но это требует серьезных усилий.Он держит меня в липкой хватке.

«Колин». Я сильно его трясу. «Колин!»

Из-за своих размеров он стал более легкой мишенью для летающих обломков, но, похоже, он избежал смертельной травмы: без явной травмы головы, без проникающих ран. Его рубашка, однако, залита приличным количеством крови. Я эгоистично надеюсь, что это кто-то другой, потому что я хочу, чтобы это сделал Колин. Ему нужен , чтобы сделать это.

«Колин, проснись…»

«Эйвери?» Его глаза открываются. Он в сознании; он жив; он даже помнит мое имя.Я снова сжимаю его руку.

«Вы были правы», — говорю я, несмотря на все это с улыбкой.

Ему удается ухмыльнуться. «Сказал Вам так.»

Свист достигает апогея, и это меня подстегивает. Я расстегиваю ремень безопасности Колина и помогаю ему подняться. Сдвиг гравитации, кажется, разбудил его. Он хватается за сиденье перед собой, пытаясь удержать равновесие, когда вода кружится вокруг наших колен, а потолок наклоняется к нашим головам. Наш ряд аварийных выходов ужасно сжат, от сиденья до сиденья и от потолка до пола.Неподалеку вспыхнул небольшой пожар, пожирающий несчастные души в рядах перед нами. Кабина выглядит так, будто ее пропустили через мясорубку.

Мы едва входим в проход, как хаос проникает тихий всхлип. Мне требуется секунда, чтобы догнать меня, разобраться во всем, что произошло, прежде чем вспомнить маленьких мальчиков из прошлого: сонного индийского мальчика, малыша в бейсбольной экипировке, шестилетнего ребенка, играющего на iPad своего отца. Двое младших плачут, цепляясь за безжизненные тела своих матерей.Старший мальчик смотрит из-за сидений, iPad его отца все еще сжимается в руке. Он встречает мой взгляд с поразительной интенсивностью, его глаза умоляют меня сделать что-нибудь .

«Сможете ли вы достать мальчиков?» Голос Колина пронизывает рев текущей воды.

Мальчики. Как я могу просто «достать мальчиков»? Они меня не знают, не говоря уже о том, чтобы доверять мне. Придется физически оторвать их от родителей.

«Да», — слышу я. «Да, я их достану.

Колин выходит из ряда, морщась, когда переносит вес на левую ногу. «Я проверю спину. Посмотри, жив ли там кто-нибудь.

Я киваю, слишком ошеломленный, чтобы спорить. Когда Колин направляется в тыл, я уворачиваюсь от лучей, проводов и прочего мусора, пытаясь добраться до мальчиков. Младшие тянут за рубашки своих матерей, а я расстегиваю их ремни и поднимаю их. Старший мальчик сопротивляется меньше, но отказывается бросить свой разбитый iPad. Я собираю их в ряду аварийного выхода, как можно дальше от текущей воды.Это проигранная битва. Задняя часть самолета почти под водой, огни в проходах уходят в небытие. Мы собираемся утонуть — не как Титаник с поднятым носом, а как гигантский автомобиль, который быстро и плашмя тащит вниз, отягощенный ходовой частью.

«Останься здесь на минутку», — говорю я самому старшему.

Его глаза расширяются, iPad забыт, когда он падает в воду. «Пожалуйста нет!» Он хватает меня за руку, его ладонь маленькая, но сильная.

У меня нет опыта общения с маленькими детьми.Я младший из четырех детей, второстепенный в семье мальчиков. Присмотр за детьми никогда не был моим делом. Дошкольные учреждения меня пугают; в начальной школе мне снятся кошмары. Просто глядя на этого мальчика, я чувствую себя брошенным на произвол судьбы.

«Извините, но. . . » Я пытаюсь встретиться взглядом с парнем. «Я должен ему помочь».

Вздохнув, он отпускает руку. «Хорошо», — шепчет он.

Он наблюдает за мной, когда я иду в тыл, минуя дюжину уничтоженных рядов. Подавляющее большинство пассажиров мертвы. Некоторые без сознания.Несколько обреченных людей попали в ловушку, и они кричат ​​на меня, когда я пытаюсь перерезать им ремни безопасности или сдвинуть кусок мусора. Их грубое отчаяние ревет в моих ушах. Я не могу извиниться; Я просто перехожу к следующему человеку, надеясь, что ему или ей повезло как-то лучше. Потому что на самом деле случайное расположение стекла, металла и сломанных деталей кажется не чем иным, как удачей — удачей, неудачей, вообще никакой удачей. Я знаю, что мне повезло. Не потому, что мне удалось уклониться от огромной стальной балки, а потому, что я сидел рядом с Колином.

К тому времени, как я возвращаюсь к ряду аварийного выхода, младшие мальчики плачут. Самый маленький перелезает через сиденье, пытаясь дотянуться до матери. Я вытаскиваю его из опасного места и прижимаю к груди.

«Колин, нам пора…»

«Еще несколько», — говорит он и ныряет в каждый ряд, дергая ремни безопасности и окликая незнакомцев без сознания. Он отодвигает стекло, мусор, игрушки и журналы. Багаж и кошельки раскачиваются в воде, как конфетные яблоки.

«Колин!» Я кричу, пока у меня не перехватывает горло. Вода кружится вокруг моих колен, стремительно поднимаясь. С каждой минутой он выигрывает у нас.

Кажется, что в последний момент Колин появляется в районе 20-го ряда. У него под левой рукой беременная женщина, но она не выглядит в сознании. Пока он неуклюже поднимается по проходу, чтобы добраться до нас, я пробиваюсь вперед, надеясь, что там есть выход.

Внезапно плеск позади меня прекращается. Я оборачиваюсь и вижу, как Колин изучает сиденья в том, что раньше было переборкой, но передняя стена обрушилась поверх них.Первый ряд тренера полностью исчез.

Бьет меня одновременно: Фил.

Вместе мы убираем столько мусора, сколько можем. Остов самолета обнажен, провода искры над головой. Переборка весит больше, чем кусок цемента, но каким-то образом Колин заставляет ее сдвинуться с места.

Фил явно мертв. Левая сторона его черепа выглядит запавшей, волосы залиты кровью. По крайней мере, его глаза закрыты. Может, он спал, когда это случилось; возможно, он умер мгновенно.Это небольшой комфорт, но лучше, чем альтернатива.

— Иисус, — бормочет Колин. Впервые он выглядит потрясенным. Он позволяет стене переборки плавно встать на место, отворачиваясь в последнюю секунду, когда лицо Фила исчезает.

«Прошу прощения», — говорю я.

Он кивает, ошеломленный. Я хочу сказать еще кое-что, что-то более существенное, чем стандартные извинения, но тут ничего не поделаешь. Колин знает это не хуже меня. Итак, мы идем вперед, вперед.К спасению, если оно есть.

Салон первого класса выглядит как зона боевых действий. Кое-где потолок спрессован почти до уровня пола. Окна потрескались, стекла плавали по поверхности. Роскошные кресла первого класса почти погружены в воду вместе с пристегнутыми к ним пассажирами. Светлые волосы плывут вверх и вокруг нас, как щупальца медузы. Я закрываю мальчикам глаза и проталкиваю их мимо тел.

Над головой мигает серия огней, затем гаснет. Низкий гул эхом раздается у нас под ногами.»Как ты думаешь, там есть выход?» Колин указывает на кабину.

Не знаю. Но если я чему-то научился за последние двадцать минут с Колином Ши, так это тому, что вы должны говорить так, как будто знаете или . «Сюда.» Я указываю налево. Невозможно увидеть что-либо в любом направлении, но там окна выглядят разбитыми, а течение тихое. Нам понадобятся оба, чтобы выплыть отсюда.

Я передаю одного из мальчиков Колину и держусь за двух других.Гораздо сложнее исследовать ситуацию с занятыми руками, но Колину уже есть о беременной женщине, о которой нужно беспокоиться, и он может справиться только с этим.

Вода продолжает подниматься. Грудь, ключица, шея. Я держу мальчиков над ватерлинией, чтобы они могли дышать. Один из них снова плачет по своей маме, и я стараюсь не думать о своей матери, спящей в своей постели. Не обращая внимания.

«Эйвери, поторопись. . . » Колин кричит позади меня.

Что-то в обшивке прогибается, когда позади нас бурлит вода.Я сильно пинаю то, что осталось, расширяя небольшое отверстие, достаточно широкое, чтобы мы могли проплыть через него. Колин кивает, как я понимаю, Ты ведешь. Я слежу за .

Мальчики, однако, более неохотно, их крошечные тельца напрягаются в моих руках. Я пытаюсь убедить их, что это игра, чем занимаются все белые медведи. После некоторой осторожной тренировки они делают глубокий вдох. Пожалуйста, хватит.

Как только мы оказываемся под водой, я пинаю сильнее, чем когда-либо, мощный удар дельфина, за которым следует неистовое трепетание моих ног и лодыжек.Мальчики корчатся у меня на руках. Я отталкиваю обшивку и взлетаю вверх, хотя нет света, который мог бы направить меня, нет настоящего ощущения подъема или опускания. Просто инстинкт.

Мои легкие разрываются, боль в груди. Вода — лед, холодный огонь, который вонзается и не отпускает.

Дыши.

Один последний удар, и поверхность уступает место раскинувшемуся небу. Кислород наполняет мои легкие. Мальчики всплывают на поверхность через долю секунды — один из них задыхается, другой молчит и неподвижен. Я думаю об этом лишь на мгновение, прежде чем сосредоточить свое внимание на Колине, на тихих черных водах, где он должен быть.

«Давай, Колин», — шепчу я, желая, чтобы он меня услышал. Луна прошла за облаками, окутав все вокруг абсолютной тьмой. Воздух холодный и сырой, берег окутан тенями. На далеком горизонте нет огней, никаких признаков цивилизации. Мы могли бы быть где угодно.

Мы не могли быть нигде.

Когда эта мысль пронизывает меня, Колин наконец всплывает. Требуется момент, чтобы решить, что он настоящий, принять то, что мы выбрались из этого самолета.Он машет мне, подтверждая то же самое, и мы плывем к суше бок о бок, держась за детей других людей. Только когда облака снова расходятся и луна просачивается сквозь дымку, я вижу впереди деревья, зеющие над озером, как призраки.

Моя нога на грани полного истощения задела что-то. Камни, галька.

Берег.

Колин сначала достигает суши, а затем убегает обратно в воду, чтобы помочь мне. Он вытаскивает мальчиков из моих рук, и один из них начинает плакать.Но другой мальчик, тот, что в яркой, разорванной курте, даже не шевелится в руках Колина.

«Дыши», — говорит Колин, укладывая его. «Ты должен дышать». Он становится на колени и нежно вздыхает, стараясь не повредить его крошечные легкие. Я качаю его грудь одной рукой, как учил меня отец, — вверх и вниз, вверх и вниз — в то время как Колин дышит за него. Через две минуты мы переключаемся. Старший мальчик перестал плакать, но смотрит на нас с неприкрытым ужасом.

Потом дрожь.Влажный слабый кашель. Я поднимаю его, поглаживая по лицу, как сделала бы его мать. Румянец возвращается к его щекам.

«Ты в порядке», — шепчу я. «Ты в порядке.» Я долго его качаю, говоря себе, что мы спасли его и еще троих, и этого должно быть достаточно. Но правда в том, что этого недостаточно. Даже не близко. Когда крыло опускается под поверхность, издавая медленное бульканье, когда оно исчезает, я не могу не думать о двух сотнях душ, которые мы оставили позади.

Колин нежно трясет мое плечо.»У тебя все нормально?»

«Да», — ошеломленно говорю я. «Ты?»

Он кивает, хотя я не совсем уверен, что это правда.

Пока мальчики смотрят, Колин залезает в карман и вытаскивает фонарик. Удивительно мощный белый луч рассеивается по воде, наконец остановившись на лице самого старшего мальчика, высокого и худого с бледно-зелеными глазами. Он позволяет крошечную улыбку.

«Это а. . . »

Колин кивает. «Фонарик. Нашел в кармане на спинке сиденья.»

« Вау ».

Колин передает его мне, и я снова освещаю каждому из мальчиков, чтобы еще раз убедиться, что с ними все в порядке. Затем я вспыхиваю им на Колине, и воздух выходит из моих легких.

Его нога — кровавое, искалеченное месиво, штанина изорвана ниже колена. Я наклоняюсь над ней, вдыхая запах крови и озерной воды. Он пытается не обращать на это внимания, но это не мелкая царапина. Неудивительно, что он был так ошеломлен после удара. Он потерял много крови.

«Могу я взглянуть?» Я спрашиваю.

«Ничего страшного. Я могу ходить по нему ».

«Если тебе станет легче, я немного потренируюсь в таких вещах».

«Травмы в результате авиакатастрофы?» Его вздрагивание выдает намек на ухмылку.

«Типа». Я стараюсь звучать как можно менее угрожающе. «Просто беглый взгляд».

Он неохотно предлагает свою ногу, которая на свету выглядит как оборванный кусок мяса. Это беспорядок из крови, хрящей и мускулов, вероятно, результат случайно попавшего куска мусора.По крайней мере, кости выглядят целыми — ничего не сломано, по крайней мере, насколько я могу судить. И он не повредил артерию: ни кровавых брызг, ни высокоскоростных фонтанов. Я видела артериальные раны в день «Отведи дочь на работу», который для меня был травмой для дочери на работе. Теперь я начинаю понимать, почему мой отец заставил меня наблюдать за всеми этими ужасными активациями травм.

«Я не понимаю, как вы можете ходить по этому…»

«Я могу», — говорит он. «Я только что сделал.»

Выражение его лица завершает дискуссию.Мы собираем толпу, поощряя мальчиков ходить, если они могут. Беременная женщина, которая на суше выглядит еще более беременной, все еще без сознания. Колин перебрасывает ее через плечо, как будто несет тяжелый мешок из мешковины. Он изо всех сил пытается не хромать, но это борьба. Из-за того, что из раны сочится кровь, он наконец соглашается позволить мне перевязать ее. Я использую шарф, выброшенный на берег, и молюсь, чтобы он держался.

Воздух, по крайней мере, странно неподвижен. Единственные признаки ветра — это шелест листвы и мелкие волны, плещущиеся о берег.В ноябре температура тоже умеренная, хотя она может измениться. Не знаю, где мы, но надеюсь, что это небольшой государственный парк в нескольких милях от пригорода. Я надеюсь, что это не Скалистые горы.

«Здесь хорошо?» Колин останавливается и смотрит вверх. Кисть спутанная и густая, поросшая мхом и паутинными лианами. Деревья за ним, кажется, тянутся к бескрайнему небу. Если идет дождь — или, что еще хуже, снег — мы могли бы, по крайней мере, избежать удара бури.

История | Weeki Wachee Springs

Ньютон Перри

В 1946 году Ньютон Перри, бывший У.С. Военно-морской флот, который обучал флотских лягушек плавать под водой во время Второй мировой войны, разыскал Уики Вачи как хорошее место для нового бизнеса. В то время США 19 была небольшой двухполосной дорогой. Все остальные дороги были грязными; не было ни заправок, ни продуктовых магазинов, ни кинотеатров. В этом районе обитало больше аллигаторов и черных медведей, чем людей.

К сожалению, весна была полна старых проржавевших холодильников и брошенных машин. Хлам был очищен, и Ньют экспериментировал с подводными дыхательными шлангами и изобрел метод дыхания под водой с помощью свободно протекающего воздушного шланга, доставляющего кислород от воздушного компрессора, а не из баллона, прикрепленного к спине.С воздушным шлангом люди могли выглядеть процветающими на глубине двадцати футов под водой без дыхательного аппарата.

Погруженный на шесть футов ниже поверхности воды, 18-местный театр был встроен в известняк, чтобы зрители могли любоваться природной красотой древнего источника.

Ньют высматривал хорошеньких девушек и учил их плавать с помощью воздушных шлангов и одновременно улыбаться. Он научил их пить Grapette, негазированный напиток, есть бананы под водой и заниматься водными балетами.Затем он повесил вывеску на улице США 19 с надписью: WEEKI WACHEE. А 13 октября 1947 года открылось первое представление в подводном театре Weeki Wachee Springs. Это был тот же день, когда Кукла, Фрэн и Олли впервые показали это новомодное изобретение под названием телевидение, и за день до того, как Чак Йегер преодолел звуковой барьер. В тот день русалки исполняли синхронные балетные движения под водой, дыша через воздушные шланги, скрытые в декорациях.

Однако в те времена автомобилей вдоль U.С. 19. Услышав приближающуюся машину, девушки в купальных костюмах выбежали на дорогу, чтобы заманить водителей на стоянку, точно так же, как сирены древних преданий заманивали моряков на свою сторону. Затем они прыгнули в источник, чтобы выступить.

В 1950-х годах Уики Вачи была одной из самых популярных туристических остановок в стране. Аттракцион получил всемирное признание. На весне снимались фильмы, как «Мистер Пибоди и Русалка». Достопримечательности в парке включали шоу русалок, сады орхидей, круизы по джунглям, индейский лагерь и новый пляж.Русалки брали уроки этикета и балета.

Амфибия Дзюн Камеи может позволить людям дышать под водой

Выпускник Королевского художественного колледжа Джун Камей построил одежду, которая функционирует как жабры, которая может позволить людям выжить, когда уровень моря поднимается и затопляет землю.

Названный Amphibio, аксессуар, напечатанный на 3D-принтере, состоит из двух частей: жабры и респираторной маски. Он разработан, чтобы позволить людям полностью дышать под водой.

Amphibio — это двухкомпонентный аксессуар, напечатанный на 3D-принтере, состоящий из жабр и респираторной маски.

Kamei построил рабочий прототип Amphibio. Хотя в настоящее время он не производит достаточно кислорода для поддержания дыхания человека, он способен успешно извлекать кислород из воды и выделять обратно углекислый газ, а это означает, что он может использоваться для дыхания.

Выпускник RCA представляет, что это станет неотъемлемой частью жизни в будущем, когда океан поднимется и захватит большую часть суши, а люди будут вынуждены проводить большую часть своей жизни в воде.

«К 2100 году ожидается повышение температуры на 3,2 градуса по Цельсию, что вызовет повышение уровня моря, которое затронет от 500 миллионов до трех миллиардов человек, и затопит мегаполисы, расположенные в прибрежных районах», — пояснил он.

Он разработан, чтобы позволить людям дышать под водой.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на негативной, антиутопической идее «затопленного мира», предложение Камеи призвано предложить утешительное и оптимистичное видение будущего, в котором люди могут свободно жить в океанах а также на суше.

Он описывает это как место, где люди могут насладиться «мирным туристическим дайвингом в соседней церкви или ночным погружением на оживленных улицах».

Выпускник RCA Джун Камей построил рабочий прототип Amphibio

Белое приспособление, расположенное на шее и груди, функционирует как жабра. Он полый внутри и содержит воздух, который можно вдыхать и выдыхать через маску, соединенную с жабрами трубкой.

Жаберный аксессуар напечатан на 3D-принтере из микропористого гидрофобного материала, который поддерживает субводное дыхание за счет извлечения кислорода из окружающей воды и рассеивания углекислого газа, который накапливается в системе.

Микроскопические поры в материале пропускают воздух, но не позволяют воде проникать в него.

В настоящее время устройство не производит достаточно кислорода для поддержания дыхания человека, но оно способно успешно извлекать кислород из воды и выделять углекислый газ еще в

. Эта технология была вдохновлена ​​водолазными насекомыми, которые выживают под водой благодаря тонкому слою. захваченного воздуха на поверхности их супергидрофобной кожи, которая действует так же, как газообменные жабры.

Kamei разработал специальную нить для 3D-печати для производства этого материала. Дизайнер предположил, что по мере того, как технологии 3D-печати становятся более доступными, люди могут покупать эту нить и использовать ее для печати одежды, которая уникально адаптирована к форме их тела.

Камей представляет, что устройство станет неотъемлемой частью жизни в будущем, когда уровень моря поднимется и потребует большую часть суши.

Проект был разработан в RCA-IIS Tokyo Design Lab — экспериментальной студии технологий дизайна, созданной в рамках партнерства. между RCA и Токийским университетом.

Хотя текущий прототип недостаточно развит, чтобы полностью поддерживать человеческое дыхание самостоятельно, он может функционировать, если дополнить его небольшим бензобаком.

«Если вы знакомы с оборудованием для фридайвинга и подводного плавания, Amphibio находится прямо между ними», — пояснил Камеи.

«В ближайшем будущем он сможет позволить владельцу оставаться под водой дольше, чем во фридайвинге, но с меньшим количеством оборудования — например, меньшим бензобаком — чем используется при подводном плавании», — продолжил он.

Он представляет себе время, когда люди смогут насладиться «мирным туристическим погружением в соседнюю церковь или ночным погружением на оживленных улицах»

Следующим шагом дизайнера является разработка устройства, чтобы его можно было испытать на людях. Потребуется жабра площадью не менее 32 квадратных метров, чтобы поддерживать потребление кислорода человеком в воде.

В этом году на выставке выпускников RCA студент-дизайнер Маркус Кунг представил беспилотный беспилотник, а студент-архитектор Деван Скубан спроектировал тематический музей Брексита, чтобы изучить влияние выхода Великобритании из Европейского Союза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.