Руслан Нарушевич. Учимся разговаривать со стенкой, ч. 2

Отказ от излишних объяснений и оправданий

Второй из способов ничего не добиться от ребёнка – это побольше оправдываться и пояснять, почему нужно выполнить вашу просьбу. Чем опасен этот ложный способ мотивации?

  1. Это уничтожает авторитет родителя. Если взрослый приводит очень много доводов тому почему нужно выполнить его просьбу, то ребёнку (также как это часто происходит и с мужьями, когда жена, прося что-то сделать для неё, обосновывает это так тщательно и так эмоционально насыщенно) в конце концов начинает казаться, что им манипулируют и он теряет всякий энтузиазм, всякое желание выполнять эту просьбу. Это важный навык не только для матерей, но и для жён.
  2. Краткость – сестра таланта. Поэтому здесь краткость приносит наибольший эффект. Как я уже говорил, фразы «Я хочу, чтобы ты…» или «Пожалуйста, сделай то-то и то-то» самые эффективные. Пояснения иногда бывают необходимы, но лучше, если они последуют после того как ребёнок выполнил просьбу. Это похоже на армейский принцип: приказ сначала выполняется, потом обсуждается.
  3. Ещё один из недостатков метода просьбы со слишком подробными пояснениями и жалобами – это то, что родители чаще используют пояснения, когда ребёнок сделал что-то не так или не слушается, что только увеличивает чувство вины и неполноценности у ребёнка и снижает его силу сотрудничать.
    Мы говорили, об этом механизме в психике ребёнка, что собственной оценки своих поступков нет примерно до 14 лет. Поэтому он оценивает себя, исходя из того отношения, из тех слов, из тех комментариев, которые он слышит от родителей в отношении себя. Если мы поясняем что-то очень подробно, как дети имеют такую склонность называть это «как для тупого», то ребёнок на самом деле начинает чувствовать себя тупым. Многие дети реагируют на это таким образом фразами типа «Ай, ну мама!», «Я и так знаю», «Мама, я же не дурак» и что-нибудь в этом духе.
    Надеяться на то, что ребёнок будет склонен к сотрудничеству после того, как ему присвоили статус определённой неполноценности, пусть даже того не заметив, это то же самое, что надеяться, например, что в бою за вами пойдут солдаты, которых вы до этого избили, раздели и лишили пайка питания на протяжении трёх дней.

Отказ от чтения морали

На самом деле нормам поведения детей можно и даже нужно учить, но, к сожалению, этот метод совершенно не пригоден для того, чтобы мотивировать ребёнка. По сути он даже уничтожает мотивацию на момент, когда вы пытаетесь добиться сотрудничества от ребёнка, читая ему морали, нравоучения. Это происходит потому, что в этот момент психика ребёнка, энергия направляется не на то, чтобы понять, что от него хотят, а на то, чтобы сформировать новую систему ценностей, то есть выслушать родителей и понять, что такое хорошо, а что такое плохо. Он перестаёт в этот момент понимать, что на самом деле от него ждут действия, согласно этим ценностям, согласно этим нормам нравственности и морали.

Поэтому до девяти лет дети просто не понимают этого, а после девяти лет перестают слушаться и любые ссылки на авторитеты, на какие-то образцы нравственности, на какие-то источники вызывают у них просто раздражение и протест. Даже у тех родителей, которые ссылаются на очень весомый источник, на истинное, проверенное, реализованное знание, будет всё равно отрицательный эффект.

Не манипулировать эмоциями ребёнка

Наконец, последний метод ничего не добиться – это манипулировать эмоциями ребёнка.

Существует такое мнение у психологов, что правильное построение фразы к сотрудничеству, к взаимодействию с ребёнком, это если мы говорим: когда ты делаешь так, я себя чувствую так-то, поскольку хочу того-то и того-то. Это правильная форма в отношении коммуницирования между людьми. Но её единственным недостатком в данном случае является то, что открывать свои желания (говоря языком подростков грузить другого человека своими эмоциями) мы можем только в том случае, если этот человек равен нам по статусу, по своей эмоциональной силе, по возрасту или может быть выше нас. В отношении тех, кто находится под нашей опекой такой способ мотивации, может быть, не только не эффективен, но даже опасен. Для этого есть сверстники, то есть те люди, которые готовы нас выслушать, готовы с нами взаимодействовать. Поэтому негативные эмоции нельзя доверять детям. Дети не отвечают за эмоции родителей.

До 18-ти лет психика ребёнка устроена таким образом, что им с трудом осознаются собственные эмоции. Даже у нас, взрослых людей, 30-40 лет и старше, сама попытка понять свои эмоции вызывает одну негативную эмоцию – замкнутость, раздражение и гнев. Особенно это проблема для мужчин, для мальчиков – понять, какие именно эмоции я переживаю. Это позже может приводить к очень серьёзным проблемам в семейной жизни и уже приводит – я выступаю с семинарами, обсуждая эту тему с людьми, взрослыми. Очень часто я слышу от мужчин о том, что они неохотно слушают своих жён, неохотно становятся доверительными слушателями, друзьями. От чего естественно женщины очень сильно страдают, только потому, что в детстве подвергались такому чрезмерному эмоциональному давлению, манипуляциям со стороны матерей. Когда говорилось что-то вроде: «Когда ты так делаешь, мне очень плохо, поскольку я…»

Поэтому тяжёлым постэффектом такой манипуляции эмоциями детей является то, что ребёнок может себя очень дискомфортно, эмоционально плохо чувствовать, не будучи даже способным избавиться от этого чувства, потому что психика ребёнка уже настроена на оценку, на поощрение, на признание родителей и природа его тяготеет сделать родителей счастливыми. В то же время психика не развита настолько, чтобы отделяться, абстрагироваться, выделить себя, как «Я». Несмотря на то, что ребёнок 5-9 лет произносит «Я», полного или достаточного разотождествления с родителями у него до сих пор нет. Это определённая мудрость природы, мудрость Господа в том, что ребёнок находится таким образом под защитой родителей. Но если родители, находясь рядом с детьми, пребывают длительное время в тяжёлом настроении и переживают негативные эмоции, то в этом случае ребёнок чувствует себя виноватым, даже если эти эмоции не вызваны им самим.

Но если при этом родители ещё вслух, обращаясь к нему, заявляют ему, якобы чтобы мотивировать его к деятельности, что-то типа «Мама тебя растит одна и ей очень трудно, а ты учишься на двойки. Ты должен хорошо закончить школу. Ты у меня один помощник»… Эта фраза может звучать в двух совершенно разных настроениях. В настроении воодушевления – я верю в тебя, я полагаюсь на тебя. В данном случае, если мать верит в сына, это не требует комментариев к своим эмоциям, и это правильное настроение. В особенности, если мама воспитывает ребёнка одна: мотивировать, включить в нём энергию настроения покровительства. И не надо никаких комментариев о том, насколько тяжело, как сильно зависит мама в своих проблемах, в своих эмоциях от ребёнка. Это приводит к тому, что он либо чувствует в себя крайне дискомфортно, что никак не способствует его энтузиазму в сотрудничестве, либо просто, что, пожалуй, даже более распространено, ничего не хочет знать о родителях.

Поэтому эмоциональные манипуляции, применяемые якобы как метод воспитания детей, приводят к тому, что контакт между родителями и ребёнком становится всё слабее и слабее. Это может привести к серьёзному эмоциональному разрыву в отношениях.

Содержание: «Наши дети»

Официальный сайт Руслана Нарушевича ‒ narushevich.com.

Порекомендовать в соц. сетях:

0

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий